daktil_icon

Дактиль

Меруерт Таир

162

Рассвет

Красные маки

Где-то лесу прозвучал глухой выстрел.

— А на снегу снова расцвели красные маки… — прошептала Сяомин, не отрывая взгляда от темнеющего леса.

Бабушка хлопотала по дому:

— Сяомин, хватит смотреть в окно, скоро господин вернется с охоты, а у нас ужин не готов. Поди принеси дров из сарая.

Сяомин поспешно вышла из дома. Снег белыми хлопьями ложился на землю, погружая мир в иллюзию совершенства. Покрытые снегом загнутые карнизы крыш казались массивнее, а фигурки на них — загадочнее.

Топот лошадей и шум голосов заставили их отвлечься от дел — господин Канг вернулся с охоты. Хмельные и веселые друзья господина первыми ввалились в дом, шумно объясняя что-то друг другу.

Ночь укрыла деревню. Но спали в ней не все. Одинокий всадник в лесу, пробираясь между деревьями, то и дело натыкался на кочки и ямы. Наконец он нашел то, что искал. Это был человек.

Всадник спешился и привязал лошадь к дереву. Взял из седельной сумки белый лоскут ткани и вложил в рот человеку.

— Золотая Стрела, он, к сожалению… не дышит, — обратился он к лошади.

Взгромоздив труп на лошадь, он взял ее под уздцы и повел к открытой поляне. Собрав хворост, развел огонь.

Он упал на колени и стал молиться.

И тут разгорелся огромный костер: языки пламени чуть ли не касались неба. В огне горел, возможно, чей-то отец или брат, чья-то надежда или горе — всадник подбрасывал хворост и пустыми глазами смотрел на огонь. Костер был последней данью.

Огонь погас: невероятно, но он оставил после себя лишь чистый пепел. Всадник встал с колен и собрал его в самодельную урну. Он закопал ее настолько глубоко, насколько позволила замерзшая земля.

Уезжая, привязал к дереву рядом платок... с вышитым красным маком.

***

— Господин, он снова ослушался вас, представляете, снова! — выпученные глаза помощника словно сами все видели.

— Зачем ты мне это рассказываешь, если до сих пор не можешь узнать, кто это? Снова платок с маками? — разозлился Канг.

— К сожалению, да, мой господин. Но мы нашли четки, — он передал Кангу старые стершиеся четки из сандала.

— Когда-то такие же были у моей покойной жены, — Канг пересчитывал бусины, всматриваясь в каждую, мысленно пытаясь заставить их заговорить. — Пусть не старается, так и передай ему. Он не сможет спасти всех, кто не платит налоги, — бросил Канг.

Помощник молча удалился, оставляя Канга наедине с его гневом.

— Сяомин! Вина! — крикнул Канг.

Она принесла бутылку на серебряном подносе.

— Налей! — указал он на чашу.

— Конечно, господин! — только ее белоснежные руки потянулись к вину, как хозяин схватил ее за запястье. Канг отдернул рукав ее платья до самого плеча и увидел множество царапин.

— Что это? — он не выпускал ее руку.

— Я собирала хворост, вот и поранилась, — пыталась высвободиться она.

Он схватил ее за волосы и понюхал. Сяомин безуспешно вырывалась, делая себе еще больнее.

Канг с силой оттолкнул ее, так, что девушка упала, ударившись головой о стену.

Он встал и нагнулся над ней:

— Почему твои волосы пахнут дымом?

Она никогда не видела таких злых глаз.

— Господин, я всегда нахожусь у печки… — Сяомин суетливо начала поправлять платье, придерживая разорванный рукав.

— Что ты на это скажешь, дрянь? — он кинул ей в лицо сандаловые четки, они больно ударили по щеке и упали перед ней. — Я помню, как моя жена подарила их тебе. Как ты могла нас предать?

Он взял ружье и силой вывел Сяомин за ворота.

Канг пнул девушку, та упала на землю, а потом крикнул: «Беги!» Она медленно встала и, пошатываясь, побежала в лес. Снег казался горячим. Ноги перестали ощущать холод. Канг не спеша шел следом. Она спотыкалась через каждый шаг. Упав, продолжала ползти. Внезапно Сяомин увидела летнюю беседку. Собрав силы, девушка вскочила на ноги и впрыгнула в нее. Она обернулась: еще секунду Сяомин различала силуэт Канга, а потом потеряла сознание.

Дворец Ши Хоу

Пионы и розы первыми здоровались с солнцем по утрам. Лучи согревали цветы, каменные дорожки и золотили мистические фигурки на черепице. Фонтаны мелодично срывались каплями вниз, чтобы снова взлететь вверх. Сад жил его обитателями: где-то пробегала распушившая хвост белка, где-то, мягко ступая, проходил в поисках тени белый тигр, а еще где-то черно-белый медведь угощался побегами бамбука.

Сяомин приоткрыла глаза. Аромат жасминового чая и какого-то острого супа ударил в нос. Одеяло с вышитыми на нем драконами, шелковые подушки, фрукты на столике рядом: она не могла понять, сон ли это или предки забрали ее к себе.

Журавли в маленьком пруду следили взглядом за мелкой рыбой, то и дело попадая клювом по широкому листу расцветшего лотоса. По двору сновали служанки.

— Сегодня вы увидите господина Ши Хоу, — сказала одна из них, убирая комнату, — он будет ужинать в главном дворце и приглашает вас.

Главный дворец был похож на многие другие дворцы той эпохи. Его отличало множество фигурок разнообразных животных, украшавших фасад и главный зал.

Войдя, Сяомин увидела накрытый стол.

Внезапно кто-то спрыгнул, будто с потолка прямо на трон.

— Здравствуй, — улыбнулся хозяин дворца.

Сяомин растерялась: она знала его из сказок и не думала, что встретит когда-нибудь.

Перед ней был «Познавший пустоту» Царь Обезьян: тот самый забияка Ши Хоу — маг, ищущий бессмертие, смелый воин и вечный странник. В облике обезьяны он носил человеческую одежду и говорил на языке ее предков.

— Господин Ши Хоу? — неуверенно спросила она.

— Да, — рассмеялся он.

Сяомин упала на колени и склонила перед ним голову:

— Благодарю за мое спасение, хотя я все еще не понимаю, вернее, не помню, как это произошло.

— Все-все, а ну-ка поднимайся, — Ши Хоу жестом пригласил ее за стол.

Кто-то в саду играл на флейте: ее звуки, споря с ветром, долетали до залы.

Сяомин нарушила тишину:

— Господин Ши Хоу, как же вам удалось меня спасти? Я видела своего хозяина совсем недалеко, когда впрыгнула в беседку…

— Никто из смертных не сможет найти дворец Ши Хоу, потому что он находится Нигде. А та беседка — защитный круг для тех, кому нужна помощь, и ее видят лишь чистые сердцем. Ты исчезла для мира, переступив ее порог, и мне удалось тебя спасти, — ответил он.

— Хорошо, значит, вы знаете, как мне попасть обратно?

— Мир людей несправедлив, я им не верю, поэтому создал это место, ты тоже останешься здесь, для твоего же блага, — он посмотрел ей прямо в глаза.

Сердце Сяомин встрепенулось, словно птица, которая уже была в клетке, но думала, что может вылететь оттуда.

Тайна Ши Хоу

Сумерки — самое загадочное время суток. Время, когда яркий насыщенный день передает посох задумчивой и мудрой ночи. Теплый воздух и прохладный ветерок, словно братья, играют, совсем не ссорясь.

В дальних комнатах громко шумели и смеялись девушки. Сяомин решила узнать, что там происходит.

Девушки стояли в кругу и, громко переговариваясь, отбирали друг у друга таинственный предмет. Подойдя ближе, Сяомин поняла — это небольшое зеркало.

— Добрый вечер, — поздоровалась она с помощницами.

Они перепугались и начали прятать зеркало, передавая друг другу.

— Не бойтесь, это всего лишь я. А почему вы прячете его?

Девушки переглянулись: их взгляд означал, что Сяомин явно чего-то не знала.

— Запрет, — вымолвила самая младшая из них, — нельзя держать зеркала во дворце. Господин говорит, что они полны злых духов, которые могут вырваться оттуда.

Все закивали.

— Значит, вы их не боитесь, раз смотритесь в зеркало? — рассмеялась Сяомин.

— Мы… мы… — замялись девушки, — мы только разок хотели посмотреть, столько лет прошло, как мы не видели себя…

— Ну, ничего страшного ведь не произошло? — Сяомин подошла и забрала зеркало. — Пусть оно будет у меня, тогда и вас не накажут, а захотите посмотреться — зайдете ко мне.

Девушки поблагодарили ее, и Сяомин ушла к себе.

На следующий день она увидела Ши Хоу в саду. Он играл с тигром и гладил его по белой шерсти.

— А есть что-то, чего вы боитесь? — вдруг спросила Сяомин.

Ши Хоу опустил глаза и мягко улыбнулся, вдруг он подхватил ее за талию и кинул в пруд рядом.

— Я боюсь только женщин, которым испортил прическу, — рассмеялся он и пошел посмотреть, как там лис, которого он недавно спас из капкана.

Сяомин была обескуражена: значит, просто так он тайны своей не выдаст, но нужно было выбираться из этого иллюзорного мира.

Она сидела у пруда, снимая прилипшую тину и лепестки лотоса.

— Бедные головастики, они же подумали, что Небеса наказали их, послав тебя, — все еще в голос смеялся Ши Хоу, выкрикивая издевательства издалека. — Но ты не обижайся, тина даже улучшает цвет кожи, — не унимался он.

Вечером Ши Хоу снова позвал Сяомин вместе отужинать.

Они молча ели, когда Сяомин подняла голову и спросила:

— А все же, чего вы боитесь больше всего?

Он опустил голову и только хотел ответить шуткой на ее вопрос, как увидел себя. В зеркале.

Сяомин держала зеркало на вытянутой руке.

Ши Хоу остолбенел.

Он увидел в нем свои истинные страхи и боль: маленького мальчика-обезьяну, плачущего у реки и со злостью кидающего гальку. Смеющихся девушек, показывающих на него пальцем. Монаха, бьющего его палкой за плохое поведение.

— Умница, — услышала она голос старухи и увидела пожилую женщину в белом одеянии. — Я одна из слуг Янь Вана, Повелителя царства мертвых. Спасибо, что помогла нам с этим забиякой Ши Хоу. Он умелый маг и когда-то спрятал все свои страхи в зеркало, их выпустила встреча с самим собой. Страхи его ослабили, и сегодня Ши Хоу уйдет со мной в царство мертвых.

Ши Хоу сидел на троне, уронив голову на грудь.

— Он расплатился за то, что все время искажал линию Судьбы, исцеляя тех, кто должен был умереть, — сказала старуха, поднимая тело Ши Хоу как пушинку.

Сяомин в бессилии зарыдала, уткнувшись лицом в ладони. Подняв голову, она поняла, что сидит на холодном полу беседки в лесу, а вокруг только снег.

Путь в столицу

Сяомин выкрала Золотую Стрелу из конюшни Канга, чтобы поехать к Великому Императору: кто еще может остановить волостного?

Начало смеркаться. Она выехала из очередной деревеньки и пустила лошадь шагом. Едва Сяомин приблизилась к горной дороге, как увидела пять-шесть человек, сидящих у костра недалеко от тропинки.

— Кто ты, странник? — проявили они интерес.

Сяомин старалась не отвечать, чтобы не выдать, что она девушка.

Кивнув им, хотела было быстрее проехать мимо, как фигуры выросли у нее на пути и окружили со всех сторон.

— Почему же ты не отвечаешь на вопросы уважаемых господ? Может, ты нем?

— Нет, но я голоден, и голос мой слаб, — нашлась она.

— Вот в чем дело. Ну ты спускайся к нам, мы тебя накормим, — пригласил один из них, и все хором рассмеялись.

— Благодарю вас, но я очень спешу.

— Не похоже, что ты спешишь, ты пустил лошадь медленным шагом и спал в седле, думаешь, мы не заметили?

— Пропустите, прошу вас!

— Снимай ее с седла, — приказал главный.

— Я вас разочарую, но у меня нет денег… — Сяомин думала, что им нужны деньги.

— Деньги? Девочка моя, какие деньги, ты для нас дороже любого золота, правда, ребята?

Один из них подошел совсем близко и шершавой ладонью провел по щеке девушки.

— Ах какая… — воскликнул он, глядя в глаза Сяомин.

Она почти забыла, как дышать.

— Что значит не нужны деньги? А зачем я этот мешок тащил всю дорогу? — услышала она знакомый голос. Ши Хоу стоял рядом, живой, с тяжелым мешком. Он начал им размахивать как перышком и валил всех разбойников без разбора. Они, теряя сознание от удара, падали наземь.

— Спасибо, вы в который раз спасаете меня, — проронила она.

— А ты, видимо, за каждое спасение будешь меня убивать. Интересно, как в этот раз попытаешься это сделать? — засмеялся он.

— Как же вам удалось оттуда сбежать? — она все еще не верила, что Ши Хоу жив.

— О, ты даже не представляешь, какой скандал я там устроил из-за их обмана с моей смертью. Им пришлось вычеркнуть меня из Книги мертвых. Ну что, разрешишь мне сесть на твою лошадь, или мне рядом бежать?

Путь до столицы стал намного легче. Ши Хоу мог доставать еду прямо из воздуха, иногда превращая воду в суп, травы в хлеб, а дорожную гальку — в золотые и серебряные монеты.

Дорога до столицы была долгой, поэтому Сяомин с Ши Хоу оставались в деревнях на ночлег. Проезжая, они заходили в бедные дома и одаривали их всем необходимым, усмиряли местных разбойников.

Иногда в горах Сяомин упражнялась на саблях с Ши Хоу, который не упускал ни одной возможности поиздеваться над ее стойкой или слабыми руками.

— Я ни на что не гожусь, — сказала она однажды, — если бы не вы, я бы уже лежала где-нибудь мертвая.

— Ты годишься, Сяомин, ведь твое имя означает Рассвет. Ты стала Рассветом и для меня, когда вытащила меня из иллюзорного мира, в котором я даже не мог посмотреть в глаза своему страху. Я не говорил об этом, но я тебе благодарен. Я вернулся из Царства мертвых ради тебя, потому что вижу твою Мечту. Позволь себе стать Рассветом для своего народа. Будет непросто: Рассвет обнажает раны, страхи, все то, что укрывает сном Ночь, поэтому Рассвет встречает столько препятствий. Но ты не беспокойся, что слаба, это не главное, твой сильный Дух ведет тебя и не даст упасть, — потом улыбнулся и продолжил: — Но если слабенькие ножки снова тебя подведут — так уж и быть, подхвачу тебя.

Слава об их поступках дошла до ушей Императора. Он приказал доставить их ко двору.

— Ваше Императорское Величество, — Сяомин обратилась к нему без капли страха, — мы очень благодарны за ваше приглашение во дворец.

— Благодарю вас за ваши добродетельные поступки по отношению к моим поданным, — ответил Император.

Сяомин рассказала ему о том, что претерпевает народ из-за Канга, после чего Император приказал привезти волостного в город.

— Вы достойны императорской награды. Что Небеса еще не подарили вам? — спросил он у Сяомин.

Сяомин опустилась на колени и, не поднимая головы, произнесла:

— Я похоронила достаточно людей, поэтому я бы хотела спасать и исцелять их, обучите меня лекарскому искусству.

***

Сяомин осталась жить при дворце, а сын леса Ши Хоу вскоре отправился в очередное странствие.

— Он снова не попрощался, — прошептала Сяомин, разглядывая зеркало с надписью: «Не бойся быть Рассветом».

Меруерт Таир

Меруерт Таир — прозаик, литературный переводчик, родилась в Алматы в 1988 году. Работает маркетологом и PR экспертом в одной из международных корпораций. Окончила MBA Университета Хосео (Сеул) по специальности «Инновационный менеджмент». Выпускница семинаров Открытой литературной школы Алматы: семинары прозы и детской литературы (2017-2018, 2018-2019) и семинар драматургии (2019-2020). Участница семинаров Марины Бородицкой, Валерия Воскобойникова по детской литературе (2017, 2018), Ильи Одегова по переводу поэзии (2018, 2019), Юрия Серебрянского и Антона Платонова по переводу прозы (2018, 2019). Член Лаборатории переводов Алматы при Консульстве США. Публиковалась в сборнике прозы «Дорога без конца» (2019), в литературном журнале «Автограф» (Украина, 2020). Один из переводчиков сборника прозы американских писателей «Девять историй» (2020).

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon