Юрий Серебрянский

380

Деревья растут кольцами

Ольга Марк. — Алматы: Общественное Объединение «Открытая литературная школа Алматы», 2023.

В Алматы вышла последняя на данный момент книга Ольги Марк — Ольги Борисовны Марковой «Кольца времени». Написать «последняя на данный момент» психологически гораздо проще, чем написать «итоговая». Ученики Ольги Борисовны Марковой выпустили три книги после ухода автора: «Зима и лето», «Золотая колыбель» и «Яблочное». «Кольца времени» — четвёртая, это сборник, включающий прозу, эссе, статьи и пьесу. Хочется надеяться, что есть ещё что-нибудь в архивах, иначе остаётся ощущение несправедливости после прочтения этой замечательной книги. Понимаешь, как много Ольга Маркова посвятила созданию и работе литературных курсов, как много дала ученикам и мало оставила времени на себя. Несмотря на такие разные по темам и жанрам тексты, редактору — казахстанской поэтессе Селине Тайсенгировой — удалось всё расставить по нотам. Есть и сквозная тема, идущая через прозу и эссе, вернее, их даже несколько — рассуждения о гендере, тайнах психики человека, вечные «душа» и «тело». Последняя тема для автора, чья жизнь была ограничена в физических движениях, не только уводит в метафизическую плоскость, но и даёт удивительное ощущение свободы, пространства и полифонии голосов. Как будто прочитав её, облетел весь мир: 

«Впервые Александрия приснилась ему годы назад. Из смуты сна выплыли вдруг шпили и башни, полукруглые окна, мощённые булыжником мостовые. Город без травы и деревьев, город-сказка, иллюзия, мираж… Во сне он бродил по улицам, заглушающим звуки шагов и голоса, словно в самом воздухе таилась немота, по городу, в котором не было людей и животных, в котором не пели птицы, в котором он был один, но не испытывал одиночества».

 Из рассказа «Александрия»

«— Я еду в Панфилов, — сказала она, игноpиpуя мою длинную pечь, — там дешёвая китайская баpахолка. Пpивезу что-нибудь, а здесь пpодам. И мгновенное видение откpылось пеpедо мной в воздухе душного летнего гоpода: она — на баpахолке, она — за прилавком, она, со столь pедкими сейчас покатыми плечиками, чуть виноватым взглядом больших сеpых глаз, негpомким, но таящим в себе скpытые весенные звуки голосом и лёгкими, как танцевальные па, движениями, она, выделяющаяся сpеди всех, как статуэтка XIX века в обстановке двадцатого, она — тоpгующая в спёpтом воздухе вещевого pынка».

Из рассказа «Фигляр»

«В горах словно по всему земному шару путешествуешь: сделал шаг — и из лета попал в осень, время поспевания ягод, ещё шаг — весна, неожиданное цветение кустов, чуть дальше — и куда делась зелень: толстой, никогда не тающей подушкой лежит снег, долгие километры приходится идти на лыжах, проваливаясь иногда в коварные снеговые ямы (а на спине рюкзак со спрятанными до времени кедами). Прошёл — и оказался в земле обетованной, сказочной маковой долине, давно уже ставшей легендой местных альпинистов».

Из рассказа «Город»

При этом книга, конечно, очень алматинская, Ольга Маркова сама задавала высочайшую планку казахстанского автора в текстах.  В роли исследователя, размышляя о судьбе казахстанской литературы, она указала точку, в которой, как мне кажется, мы находимся и до сих пор:

«Казахстанская культура на пороге расцвета или упадка — всё зависит от малого: сможем ли мы удержать и поддержать то богатство, которое благодаря работе тысяч одержимых творчеством людей нам досталось».

Из эссе «Культура один»

Литература требует больше времени, больше, чем короткая жизнь талантливого автора, но остаются ученики. К сожалению, мне самому всего несколько раз довелось встречаться с Ольгой Борисовной в творческих компаниях «Мусагета», в той самой квартире на Абая — Софьи. Могу считать себя лишь заочным учеником. Как и многим начинающим авторам, мне посчастливилось принимать участие в литературных мероприятиях, организованный при её участии — благодаря этому наш мир расширился даже за пределы русскоязычного литературного пространства: для Ольги Марковой границ не существовало.

Если даже это итоговая книга, не хватает, как мне кажется, ещё одной — книги воспоминаний учеников об учителе. Странно даже, что такая до сих пор ещё не написана и не составлена, хотя есть отдельные интервью и воспоминания, конечно. Надеюсь, что появится.

Хочется поблагодарить тех, кто причастен к выходу «Колец времени» и позволю себе привести ещё одну цитату из эссе «Портрет неземной сущности»:

«Когда человек решает, что у него необыкновенная судьба, он, как правило, ошибается. Потому что согласно китайской мудрости судить о судьбе можно лишь по прошествии жизненного срока, при гарантированной конечности всех событий».

С уверенностью можно сказать, что перед нами необыкновенная судьба и замечательная книга.

Юрий Серебрянский

Юрий Серебрянский — родился в Алма-Ате в 1975 году. Окончил Казахский национальный университет имени Аль-Фараби по специальности химик-эколог. Изучает культурологию в Варминско-Мазурском университете города Ольштын, Польша. Публиковался в литературных журналах «Простор», «Книголюб», «Дружба народов», «Знамя», «Новый мир», «Воздух», «День и ночь», «Новая юность», «Пролог», «Юность», Iowa Magazine, Barzakh, «Новая реальность», «Лиterraтура», Promegalit и др. Участвовал в форумах молодых писателей в Липках, лауреат «Русской премии» в номинации «малая проза» в 2010 году и в 2014 году. Участник международной писательской резиденции IWP 2017 в США, проза переведена на казахский, английский, польский, китайский, французский, испанский, арабский, немецкий языки. Редактор журнала польской диаспоры в Казахстане Ałmatyński Kurier Polonijny. Работал главным редактором Esquire Kazakhstan. Участник Казахского Пен-клуба. Редактор отдела прозы журнала Лиterraтура.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon