Ксения Правкина

106

я работаю на заводе

после его убийства 

я забыла как писать стихи 

я пошла работать на свечной завод

 

я забыла как писать стихи в наружу

я пишу стихи внутрь

я работаю литейщицей

это моя поэзия

 

парафин 2.125 кг стеарин 375 гр

ПВ 17 и 5 на 2 с половиной литра 

краситель чёрный 5 грамм 

сегодня моя заводская норма 35 чёрных свечей по 22 сантиметра 

и 70 чёрных по 14  

чёрная краска самая тяжёлая и набирать её нужно маленькими щепотками

как соль

иначе потом замучаешься пересыпать пересчитывать

весы всё время висят

 

у кого-то загорелась плитка опять

пахнет воском жжёным алюминием горелыми фитилями 

женским потом усталостью 

душный кисловатый воздух

наше дыхание совместное

сгорает

всё сгорает

 

 

 

жизнь это стихи 

проза это слишком долго

силы жить заканчиваются быстрее 

чем Благоволительницы Литтела

жизнь такая маленькая 

намного меньше чем у Янагихары

жизнь это стихи

по большей части хуевые

но случается и Айлин Майлз 

её собаки и яблоки

случается Чарльз Симик

его грошовая алхимия

 

 

 

я не читаю никаких стихов сейчас

кроме жизней с которыми работаю бок о бок

они просто здесь они касаются меня ежедневно

и я просто есть

я просто я рядом с ними

 

 

 

Лена работает на заводе 4 года

Лене 72 у неё нет зубов нет денег на еду и квартиру

почти всё заработанное она отправляет «своим девочкам» в колонию

у неё есть розовые меховые наушники накладные 

Лена любит металл чтобы потяжелее

у неё проблемы со слухом 

поэтому мы всем цехом льём парафин под её любимые треки

это напоминает мне сцену из «Танцующей в темноте»

там где Бьорк поёт под гул заводских станков

Лена работает по 12-16 часов 5 дней в неделю

довольно часто намного чаще чем хотелось бы 

намного чаще чем позволяет здоровье 

Лена остаётся до ночи до следующей ночи

и до следующейследующейследующей 

Валар Дохаэрис

у этой ночи нет края только король

абсолютно невменяемый несменяемый

Валар Моргулис

 

у ночи нет края но есть крошечные лакуны в черноте

Лена надевает красную куртку синюю шапку с помпоном 

поворачивается к нам:

как хорошо что есть этот путь, путь домой

кланяется

кланяемся в ответ

 

в курилке Лена спрашивает про мои татуировки: 

хочу себе ещё саламандру на шею

саламандра это огненная женщина

она всё-всё может выдержать

однажды Лена внезапно хватает меня за руку

тянет на себя: это чё свастика что ль

я не всегда понимаю её речь беззубую  

приходится сильно прислушиваться 

и читать по губам

но сейчас почему-то понимаю сразу

нет, ты что, Лена, это птичка, Алконост

реально? ну если птичка ладно. птичка хорошо

 

 

 

здесь нет уборщицы

перед тем как сдать смену нужно очистить от парафина 

все столы полы и свечные колбы

главарь завода Ю. говорит что мы должны уважать друг друга 

и содержать цеха в чистоте

я смотрю как Лена после двух суток

ползает на корточках со шпателем по полу

мне хочется плакать

я выхожу курить иду через дорогу за большой сугроб

на заводе нельзя плакать

никому нельзя

драться и орать тоже нельзя

но «это завод. без этого никуда» говорит Ю

 

 

 

парафиновые не дружат с восковыми

девочки выходят курить и Оксана говорит

ну мы типа как Россия а они как 

Украина типо

у нас с ними типа война

в восковом работают слабослышащие

их сторонятся

никто не любит когда они заходят в главный цех

никто не хочет их слышать

 

 

 

однажды Ю. 10 минут орёт матом на слабослышащую

а потом устаёт и как-то замолкает резко

подходит к нам:

я устал 

на них же бесполезно орать

они все равно нихуя не понимают

 

 

 

я больше не могу 

я перехожу за крошечный столик в арома-цеху

ужасно пахнет горелым и химическим

зато тихо

нас здесь пятеро

за ближайшим столом работает И

почти всё время в наушниках

когда что-то горит или дымится

а такое происходит раза три за день

мне приходится очень громко кричать

хотя я совсем не умею кричать

 

когда И было 5 бабушка с дедушкой

чуть не зарубили её топором по пьяни

когда ей было 16 она пошла на тусовку к другу

все пили виски

И почти никогда не пьёт тем более крепкое

в тот вечер она выпила

проснулась голая нашла пальто и сапоги

бельё и носки не нашла

дома мама её отпиздила

потому что «очень переживала»

кровоподтёки к кровоподтёкам

через неделю И подкараулила с битой каждого

кто был на тусовке

через год она ушла из дома на трассу

потом переехала в Москву отучилась на маркетолога

 

по соседству с нашим цехом восковой 

я и И ходим курить с несколькими слабослышащими девочками

на заводе все друг друга зовут девочками

и почти одни девочки работают

мальчиков где-то 5-7 я не запомнила точно

мы выходим во двор и девочки

учат меня по чуть-чуть жестовому

мы курим и смеёмся

солнце появляется чаще

все ждут весну

мы все ждём

 

 

 

на заводе весна хорошо а лето плохо

лето это жара и безнадёга

потому что есть норма 

на каждого рабочего

минимум 130 свечей в день

летом всё плавится и течёт

горячий воск парафин в горячих цехах толком не застывает

никто не может выполнить норму

руководство не волнует что в таких условиях

это просто невозможно 

не сдал норму 

не получил полноценную зарплату

стандартный оклад для тех кто давно на заводе 

50 тысяч рублей

 

 

— 

 

зарплата выплачивается дважды в месяц 

десятого и двадцать пятого

перед 8 марта Ю сказал чтобы я заехала за «денюжкой»:

там будет пару тыщ но тоже ведь деньги

 

я приехала 

Настя отдала мне 4,500 наличкой 

и 80 рублей мелочью насыпала в ладонь

перед уходом мне подарили красную розу чуть пожёванную

праздник же

я взяла её и сразу порезалась 

до крови

 

 

 

пока молотком рубила парафиновые плиты огромные

подумала что поэзия это не слова

а пространства между 

те моменты когда необходимо

вдохнуть выдохнуть

подумала что это и есть поэзия

воздух дыхание

об этом столько говорили что меня всегда тошнило

я почувствовала это на себе только на заводе

рубить парафин хорошо и спокойно

главное не промахнуться

 

однажды слабослышащий мальчик начал рубить 

парафин прямо возле моего рабочего места

я не могла подать ему никакого сигнала 

он стоял спиной а подойти я не успевала

топор уже отскочил

и я 

я тоже отскочила

чисто случайно успела

 

но это завод

на заводе всякое случается

 

 

 

за месяц работы по 12-16 часов

2 через 2 мне заплатили 38 тысяч рублей

 

 

 

выхожу курить

управляющая Настя за айкосом Денису «Яна совсем охуела»

Яна сказала что не будет больше оставаться до 12 ночи 

«вот же сука»

Настя работает на заводе три года

она была упаковщицей затирщицей литейщицей

недавно её повысили и сразу повесили 

всю матответственность на неё

ещё Настя отвечает за проёбы по нормам

когда производительность падает её штрафуют

а производительность падает регулярно особенно в тёплое время года 

особенно когда сотрудникам не дают оплачиваемый больничный 

особенно когда не оплачивают переработки

 

в мой первый стажировочный день я впервые увидела Настю 

маленькая девочка с грязной головой 

пришла с температурой 38 и 7 в 10 утра

домой ушла в полдвенадцатого ночи

 

Денис обнимает Настю зятягивается: нахуй Яну нахуй завод

Денис главный литейщик и если кто-то не выполняет норму 

довыполнять приходится ему 

но выходным по ночам

чтобы заработать больше Денису нужно сделать 

за смену минимум 260 свечей при норме в 130

одна свеча стоит 26 рублей

но это большие свечи

сколько платят за маленькие я не знаю

 

Денис и Настя очень хотят ребёнка и ещё одного кота

но для этого им приходится «жить на заводе»

 

 

 

это поэзия? почему это поэзия? 

ну я не знаю. типа а почему нет? 

что вообще такое поэзия

вот есть руки есть ноги

а есть лапы 

и лапы это что-то такое между

что-то такое два в одном

не знаю как ещё объяснить

я совсем не умная

я мало знаю 

я видела мало мира

только крошечный кусочек его

 

стихи эссе автофикшн док

мне так похуй с 22 года 

как это всё называть

 

хорошо что есть умные люди

которые умеют давать имена

 

 

— 

 

меня перевели в ночную

я еду на завод и сумерки едут со мной

это моя поэзия

от платформы К до платформы К

потом трасса автостоянка мужики в спецовках тоже в ночную

я иду мимо них в своих розовых кроссовках

и они смотрят подозрительно или скорее недоуменно

я держу руки в карманах

в левой руке ключи 

в правой перцовый баллончик

хотя сейчас я одна из них 

мне приходится быть осторожной

потому что я другая к тому же женщина

и розовые кроссовки видимо подтверждают это

в следующую смену я уже буду в грязно-бежевых заляпанных парафином

так спокойнее

так доверительнее

 

шашлык хачапури табак вода 24

я покупаю маленькую негазированную шоколадный батончик и мальборо

глажу очень маленькую очень чёрную кошку

заходит мужчина и говорит что в магазинах не должно быть животных

а потом: кошаков надо с ноги вот так вот главное резко

смеётся: да шучу-шучу

я и кошка мы ничего не отвечаем

я продолжаю гладить её очень маленькую

очень чёрную спину

продавец хмурится не говорит 

досвидания приходите ещё

потом тихо мне: животные они же всё чувствуют всё понимают я работаю продавцом сколько себя помню животные добрее людей у меня дома две кошки

а у нас с мужем три говорю и собака 

 

 

 

на заводе есть негласное правило

нельзя ни у кого спрашивать

почему ты здесь кем работала раньше

прямых вопросов лучше вообще избегать

как и вопросов о семье

«почему ты здесь»

на заводском считывается как «за что тебя»

ты узнаешь всё чуть позже

если заслужишь доверие

 

это сложно но не так сложно как кажется

нужно быть вежливой и внимательной

очень много курить и слушать 

много работать и много ржать

ещё очень важно сохранить в себе 

своего внутреннего шестиклассника 

который искренне радуется шуткам 

про пизду хуй и говно

так будто наши тела это не что-то неподъёмное 

так будто наши тела это что-то другое

не знаю

 

мне повезло 

я сохранила своего внутреннего ребёнка

Ксения Правкина

Ксения Правкина — поэтесса. Родилась в Лосино-Петровском (Московская область). Окончила Литературный институт имени А.М. Горького (мастерская А.В. Василевского). Публиковалась в журналах POETICA, «Ф-письмо», «Незнание», альманахе «Артикуляция», на портале «полутона» и др. Живёт в Москве.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon