Лидия Кошутская

171

Свайп

Рита не знакомилась онлайн. Так получилось. Профиль ей создала Диана, которая устала, что Рита говорит только об универе, подработке в кофейне по вечерам и книжках и никогда — о парнях.

— Извини, но меня абсолютно не привлекает Борхес, — жаловалась она, ничуть не вдохновлённая пламенной речью Риты об одном из рассказов. — Он хоть симпатичный?

Рита неуверенно пожала плечами.

— Да какая разница? Ты только попробуй его почитать — это же просто магия…

— Магия, радость моя, не согреет тебя холодным осенним вечером в постели, — фыркнула Диана. — Разве что научишься заклинанием призывать пламя… Или сожжёшь книгу.

— Ещё чего! — Рита захлопнула сборник, из которого пыталась что-нибудь процитировать, и сунула его в сумку-почтальонку под прилавком.

В понедельник вечером клиентов было мало, поэтому Диана обычно приходила после пар, вместо того, чтобы готовиться к семинарам, и девушки болтали — каждая о своём. Тем вечером Диане не терпелось рассказать о новом приятеле, но, когда она зашла в кофейню «Апельсин», Рита была погружена в книгу и тут же атаковала её словом.

— Ну правда, Рит, у тебя полгода мужика не было, только Борхесы и, эти самые, Хулио какие-то.

— Кортасар.

— Ага, он самый. Знаешь что? — Вдруг глаза Дианы сверкнули, а губы растянулись в коварной улыбочке. — А ведь надо тебе найти такого же. Знаешь, чтобы тоже любил Корсаров…

— Кортасара…

—… и каких-нибудь ещё умников. А может, чтоб сам писал стихи. Романтично же?

— Да ну тебя. — Щёки Риты вдруг порозовели. — И потом, где сейчас таких найдёшь? Всем интересно только одно…

— И что же? — Диана фыркнула. — Если так будешь мужиков всех под одну гребёнку косить, твой Кортаса́р…

— Корта́сар!

—… на тебя и не взглянет! Скажет, мол, вот какая, не понимает мою тонкую душевную организацию…

Диана явно кривлялась, но Рите вдруг стало стыдно. Действительно, ведь многие из её любимых писателей и поэтов — мужчины. А она так раскисла после прошлых отношений, что всех парней заранее записала в категорию врагов народа.

— Но где же такого найти? — неуверенно спросила Рита, покусывая нижнюю губу. — Я как-то не очень хорошо знакомлюсь. И вообще, говорю мало…

— Это ты о жизни говоришь мало, — Диана закатила глаза. — А о книжках своих — больше, чем наши лекторы. И это на филфаке!

Диана одним глотком прикончила чашку кофе — Рита каждый раз ужасалась, что та пила кофе вечером, но подруге не мешало это сладко спать ночами и игнорировать будильник первые полчаса. Потом Диана вдруг перегнулась через витрину, где стояла Рита, и ловко выхватила её телефон из-за кассы.

— Эй!

— Ща я тебе «Тиндер» скачаю, будем искать тебе книжного червячка, чтоб в очках, но с накачанным прессом, и в обнимку с томиком чего-нибудь потяжелее, желательно…

Рита попыталась было отобрать мобильник, но тут звякнул колокольчик над дверью, а к тому моменту, как она приняла заказ у нового клиента, Диана умудрилась уже почти закончить с профилем.

— Вот так, — довольно ухмыльнулась она. — Фоточку, конечно, потом лучше поменять, я б тебя на фотосессию записала, но это можно и после. Я поставила твою любимую.

Рите нравилось, как однажды Диана сфотографировала её за чтением книги на перемене. Она тогда перечитывала «Гарри Поттера», и в книжке как раз был момент, когда он впервые осознал свои чувства к Джинни — и Рита улыбалась им, чуть завидуя, и её щёки, всегда мгновенно отражающие все её чувства, чуть покраснели, будто она нанесла на них капельку румян. Диане же было нечем себя занять, так что она направила камеру смартфона на Риту и, едва та подняла глаза, сделала снимок. Получилось правда очень мило.

Диана всё же позволила Рите взглянуть на то, что вышло. Профиль выглядел неплохо. Под фото — всего несколько строк: «Рита, 20 лет. Филологическая дева. Ищу творческого человека, с которым можно обсудить магический реализм за чашечкой кофе субботним утром».

— Так ты всё же что-то помнишь о Кортасаре? — Рита подняла брови.

— Я погуглила. Ну как, сойдёт?

— Ты хорошо меня знаешь, — признала Рита. — Ладно, наверное, можно опубликовать…

— Я уже.

За остаток вечера Рита пару раз перепутала заказы. Она постоянно бегала к Диане проверить, как там дела в «Тиндере». Рита быстро разобралась, что означает свайп влево и вправо, и запрещала Диане кого-то свайпать без неё — разумеется, исключением были явные извращенцы, которых Диана отсеивала мгновенно, даже не показывая их профили Рите. 

Одобрения — то есть свайпа вправо — удостаивались очень и очень немногие.

Первым был парень с рыжими волосами и небольшой щетиной. В старомодных очках. Его звали Леонид, и в профиле было написано, что он преподаёт русский язык и литературу в школе. Рита внимательно его рассматривала — и этого было достаточно для того, чтобы Диана его «лайкнула». Рита, правда, не очень надеялась, что ей ответят. Но было бы приятно. И, в случае чего, можно было скинуть вину за неудавшееся общение на Диану… Но Леонид так и не написал.

Вторым был Эрик. Кажется, он пытался отрастить мягкие тёмно-каштановые волосы, которые уже чуть скрывали суровые брови. Он скованно, едва заметно улыбался на фото. Хоть Рита и не была уверена, но Диана ткнула в описание профиля:

— Пишет, что любит читать. Берём! — И снова свайпнула вправо.

Пока искали дальше, получили «лайк» от Эрика. Рита чуть не уронила телефон, когда Диана ей его вручила:

— Давай, поздоровайся!

Рита с парой ошибок набрала «Привет!» и по настоянию Дианы поставила улыбающийся смайлик. Подруга решила, что этого пока хватит: пусть сам проявит дальнейшую инициативу.

А третьим оказался Ян. Рите пришлось вручить телефон Диане: её собственные пальцы дрожали так, что она побоялась случайно что-то сделать не так и потерять его насовсем. Черты лица Яна были такими острыми, что она одновременно и боялась о них пораниться, и хотела их касаться, гладить, чтобы смягчить. Чёрные-чёрные волосы взъерошены, бунтуя против любого порядка. В карих глазах — смешинка, он мог бы улыбаться только ими, но уголки чуть тонковатых губ тоже слегка ползли вверх, и Рита поневоле улыбнулась в ответ. Судя по профилю, Ян любил По, Камю, Геймана и Пратчетта. Диана мгновенно свайпнула Яна, и не прошло и десяти секунд, как он откликнулся и написал: «Субботнее утро в кофейне? Звучит как идеальное начало выходных. Как только захочется, я с удовольствием составлю компанию». 

Диана прямо-таки взвизгнула от восторга.

 

Дни до субботы тянулись невыносимо долго. Рита впервые получила замечание на семинаре, потому что не могла оторваться от телефона. Они переписывались всю ночь понедельника, так что во вторник она, сонная, дремала на первой паре. Рита не верила в родственные души, но Ян будто бы читал её мысли и всегда знал, о чём написать.

«Поверить не могу, что ты никогда не читала Пабло Неруду! У меня есть томик его стихов, и я тебя не отпущу, пока не получу подробный анализ каждого сонета».

«Да, я пишу и сам. Но не скину. Я считаю, что поэт должен читать свои произведения вслух, когда есть возможность. Так что, если решусь, зачитаю лично. Только, может быть, не на первом свидании, я немного стесняюсь». И смайлик с красными щёчками.

«Мне кажется, что кофе — это тоже стихи. Не говори мне, что никогда не ощущала привкус поэзии на губах, когда их касался раф с шоколадом».

Рита писала ему постоянно. С ним всегда было о чём говорить — даже не только о литературе. Он был интересен во всём. Образован, будто сам являлся героем книг. С чувством юмора — и ни намёка на пошлость. Ян терпеливо ждал субботы, не настаивал, позволил ей выбрать место и время. Не просил скинуть фото, чего Рита немного побаивалась. И всегда отвечал быстро.

К вечеру их переписка надоела даже Диане.

— Но это же чересчур! Я же с тобой общаюсь! Я! Не телефон! — Диана выхватила Ритин смартфон уже хозяйским жестом и взглянула на экран. — Фу, ну что за розовые сопли! Это вообще мужик? Или девка?

— Отдай! — рявкнула Рита, сама удивившись громкости своего голоса. В столовой, где они сидели, все обернулись на них. — Вообще, не читай мои сообщения, — добавила она уже менее уверенно. — И извинись.

Диана подняла брови.

— За что?

— За вторжение в личную жизнь!

— Да я тебе эту личную жизнь сама обеспечила! Но это не повод меня не слушать!

Рита бросила взгляд на смартфон — Ян отправил уже три сообщения — и ринулась за ним. Внезапно Диана вскрикнула, будто кошка, которой наступили на хвост. Рита с ужасом увидела длинную, тонкую царапину на её руке: «Это что, я сделала?» Диана зашипела, обхватив свою руку, пихнула Риту плечом и, кажется, негромко ругнувшись, вышла из столовой. Воцарилась тишина. Только Ритин телефон опять завибрировал от нового сообщения. 

В среду Рита сидела на занятиях одна. Ей очень не нравилось, что они с Дианой не разговаривают, но мириться первой она не собиралась, хоть и чувствовала себя немного виноватой.

«Почему?» — спрашивал Ян, ставя грустный смайлик. Конечно же, она сразу ему рассказала, что поссорилась с лучшей подругой. Решила только не упоминать, из-за чего.

«Она всегда пытается меня контролировать. С первого курса. Нет уж, хватит. Я сама разберусь».

Следующее сообщение шло от Яна очень долго, будто бы он осторожно подбирал слова: «Ты правда думаешь, что оно того стоит? Что из-за какой-то мелочи — ты сама так сказала — ты готова потерять близкого человека? Не лучше ли поговорить с ней по душам, объяснить, как ты себя чувствуешь, и почему тебя задевает её поведение? Я уверен, что она тебя выслушает и будет внимательнее следить за собой, чтобы не контролировать тебя ненароком, думаю, она даже не осознавала, что так поступает. А если не исправится, что ж, ты будешь знать, что, наверное, вам действительно не стоит дружить».

Рита долго вчитывалась в его слова. Она не знала, как звучит его голос: по её просьбе они не созванивались, так как Рита боялась, что её голос ему не понравится, но сейчас ей казалось, что он сидит рядом с ней, обнимает, поглаживая плечо, и тихо, вкрадчиво объясняет ей всё, раскладывает по полочкам, так, что она всё понимает и со всем соглашается.

«Ты прав. Я поговорю с ней. Спасибо», — коротко написала Рита и быстро, пока не успела передумать, отправила эмоджи с поцелуем. В первый раз. Потом отбросила телефон в сторону, дрожа и боясь получить ответ, и в то же время с нетерпением его ожидая. Телефон звякнул, и она тут же его подхватила. В ответном сообщении эмоджик отправлял воздушный поцелуй в ответ.

 

В четверг Диана сама села с ней за одну парту. Но прежде чем Рита успела сказать отрепетированную, мудрую и спокойную речь, Диана быстро буркнула:

— Что-то подозрительное в этом твоём Яне.

Спокойствие мгновенно улетучилось. Рита почувствовала, что в груди зарождается нехорошее, злое пламя. Ей пришлось стиснуть зубы, чтобы не ляпнуть что-нибудь обидное.

— Я на тебя не злюсь, — продолжила Диана («А я вот на тебя — да», — Рита молча сверкнула на неё глазами, но подруга не обращала внимания). — Но мне не понравилось, что он так быстро нас поссорил. А ведь ты ещё даже с ним не встречалась! В общем, я попыталась навести справки, гуглила его по-всякому…

— И что?

Рита сердилась, но интерес был сильнее обиды.

— А вот ничего! Абсолютно! — Диана достала мобильник, открыла браузер и стала быстро листать историю. — Никаких соцсетей, невозможно найти вообще какую-то деталь о нём, даже поиск по фото ничего не дал.

— Ну, конечно, это немного странно, — Рита дёрнула плечами, — но не невозможно. Не нравятся ему соцсети — его дело.

— Ага, а вот «Тиндер» так сразу понравился, чтоб тебя подцепить, — Диана фыркнула. — А знаешь, я создала пару фейковых аккаунтов, пыталась его с них лайкнуть… Ноль реакции. Кажется, он там отвечает только тебе.

Рита невольно улыбнулась.

— Ну так это же хорошо! Значит, я ему понравилась и он не назначает свидания каждой второй…

— А ты знаешь, как я создавала профили для моих фейков? — Диана перешла на зловещий шёпот. — Я подумала, что ему должен нравиться твой типаж, и попросила приятеля с айти создать изображения в нейросети. И они получились такие реальные — не отличить от настоящих девушек. И тогда я подумала: а что, если он сделала то же самое?

— Что «то же самое»?

Диана ещё понизила голос, Рите пришлось наклониться поближе. 

— Создал фотку в нейросети. Это не настоящий он. Его не существует. Сидит какой-нибудь задрот за сорок, с пивным уже пузом, лысеющий, гуглит для тебя странненьких поэтов, может, и сам написал стихи нейросетью. А ты клюнула.

Рита отшатнулась. Образ кого-то мерзкого, который сидит под маской Яна, настолько отчётливо предстал перед её глазами, что к горлу подступил завтрак.

— Нет. Ты не серьёзно.

— Ну я, конечно, не знаю. Но он тебе ещё хотя бы одну фоточку прислал?

— Нет…

— А попроси. Или по видеосвязи созвонитесь. Не думаю, что старый извращенец настолько умён, чтобы пользоваться дипфейком на звонках.

— Тьфу, — Рита поёжилась. — Да не хочу я этого видеть! Лучше просто приду в кофейню пораньше, затаюсь в уголке и буду искать моего Яна… А если никто, кроме беззубых старикашек, не появится, свалю через кухню — я там знаю работников.

— И чем же это лучше? — Диана закатила глаза. — А ну как попробует за тобой увязаться?

— Среди бела дня в людной кофейне? Я же сказала — там работает парень, который раньше был моим сотрудником. Заручусь его поддержкой. Их там много, уж остановят одного урода.

Диана покачала головой:

— А не проще сразу позвонить?

— Проще, — согласилась Рита, грустно кивая и неуверенно теребя в руках свой телефон — туда как раз пришло новое сообщение. — Но так у меня будет ещё целых два дня с Яном, моим, настоящим, пока он не обратится в пыль.

 

Однако до субботы Рита несколько раз подвергала сомнению своё решение. Иногда ей становилось противно брать в руки смартфон. Если раньше ей казалось, что оттуда на неё смотрит виртуальный прекрасный принц, то теперь время от времени образ искажало лицо старого тролля. Наверное, Ян заметил перемены, потому что стал писать ещё участливее и заботливее, хотя, казалось бы, он и так идеален. Пару раз Рита набирала сообщение: «А позвони по видео», но всегда стирала, не отправив. 

В ночь на субботу приснился кошмар. Она была в роскошном пустом бальном зале. Всё вокруг украшено тканями в оттенках серого, вроде и приятного, но местами излишне тусклого, будто пыльная паутина. Рита сидела во главе длинного стола, и её стул был огромным, а она видела себя со стороны и казалась куклой: выряженной в пышное чёрное платье, с ненатуральным, искусственным макияжем. Она осмотрелась: за противоположным концом стола сидел Ян. Едва их взгляды встретились, он вдруг вскочил на стол, разбив тарелки и чашки, и пошёл по столу прямо к ней. Звенили осколки посуды, он шёл всё быстрее, и чем больше он приближался, тем больше менялся его образ. С каждым шагом он значительно прибавлял в весе, так что лопнула его бледно-серая рубашка, обнажая огромный, круглый живот. Черты лица искажались: глаза превратились в бусинки, уши будто бы опухли от укусов пчёл, упал второй, третий, четвёртый подбородок, и сильно раздуло нос. Он перестал походить на человека, становясь какой-то карикатурой, но скорость его при этом не снижалась. Наоборот, он мчался к ней всё быстрее, а когда Рита попыталась встать, то обнаружила, что тело не подчиняется ей. Она вдруг увидела, что из её рук и ног вверх идут верёвки, и, задрав голову, обнаружила над собой Диану, ростом метров в пять, которая ехидно улыбалась и держала все верёвки в кулаке. Рита снова посмотрела на Яна, но тот преобразился: теперь он весь оброс шерстью, а лицо вытянулось в морду толстого, злого волка, и вот он уже открыл свою пасть, и раздавался смех Дианы, а потом Рита оказалась в своей постели.

На часах — четыре утра. Свидание было назначено на одиннадцать. Рита долго вертелась в постели, листала ленту соцсетей на смартфоне и через час поняла, что уснуть больше не получится. Ничего, отоспится днём. Вместо этого выпила стакан воды, сходила в душ. Рита сразу решила, что не пойдёт ни в какой салон красоты по двум причинам. Во-первых, мало какие места открыты в субботу рано утром, а опаздывать она определённо не хотела. Во-вторых, она никогда прежде не красилась в салоне. И понятия не имеет, узнает ли она своё лицо под слоем краски. А ей не хотелось случайно обмануть Яна… Даже если он обманывает её вполне осознанно. А в-третьих, если он не полюбит ей такой, какая она есть, то зачем стараться?

Время сошло с ума. Оно то бесконечно тянулось (шесть утра, шесть ноль пять, шесть ноль шесть… снова хотелось спать, но теперь Рита боялась, что так и проспит будильник), то вдруг мчалось вприпрыжку («Как это — уже восемь? Куда делся час?») Она попыталась отвлечься на книгу, но строчки рябили перед глазами, и никак не удавалось уловить смысл. Заварила себе чёрный чай. Есть не хотелось не только потому, что завтракать они планировали вместе, но и потому, что сводило живот. Почему-то почти так же, как перед сессией в универе. Рита боялась не сдать экзамен на подходящую девушку для Яна. И боялась, что Ян не сдаст тест на реальность. Она вывалила из шкафа груду одежды, оценивая, выбирая и осознавая, что всё какое-то уж слишком одинаковое: джинсы, чуть светлее или темнее, пара длинных клетчатых юбок, футболки, свитера — всё серо-синее, серо-зелёное, серо-коричневое... Или чёрное. Решила, что чёрное — стройнит, так что в итоге выбрала джинсы потемнее (юбку почему-то постеснялась, хотя длина её была вполне пуританской), чёрную кофточку с чёрными же узорами — их можно заметить только под определённым углом и освещением, и они напоминали листья. Надела кулон в виде половинки граната. Повращалась перед зеркалом, с тоской посмотрела на кучу одежды, но решила, что останется в том же. А потом вдруг бац! — и уже десять тридцать. Рита сбрызнула шею, волосы и запястья простенькими духами с цветочным ароматом, надела чёрные удобные туфли без каблука, нервно выдохнула и вышла из дома. 

Ян не писал с утра, она тоже. Поминутно Рита оглядывалась по сторонам, всю дорогу до кофейни, куда она отправилась пешком. Людей было мало. И ни одного извращенца. И ни одного принца. Оказалось, что Рита шла очень быстро, потому что вместо обычных пятнадцати минут путь занял десять, и ей пришлось ещё покружить возле кофейни, надеясь, что никто этого не видит. Потом она вспомнила, что, вообще-то, и собиралась прийти пораньше, и почти вбежала в кофейню. За столиком в углу было пусто, и его удачно прикрывал большой напольный горшок с цветами, так что Рита направилась прямиком туда. Помимо неё, здесь был занят ещё один стол, где сидела девушка в больших чёрных наушниках и что-то усердно печатала. Перед ней стояла только одна огромная чашка с кофе.

Рита опустилась на стул, отодвинулась, чтобы её не было видно от двери. Тут же подошёл знакомый официант:

— Ритусь, привет! Тебе как обычно?

— Привет, Тим, — она чуть привстала, чтобы коснуться щекой его щеки. — Нет, давай-ка меню. Два.

— Два? — Тим широко улыбнулся, но, видимо, она выглядела настолько встревоженно и даже напуганно, что он решил пока ничего не комментировать. — Конечно. Сейчас принесу.

Тим мгновенно вернулся с двумя аккуратными тетрадками, подмигнул ей и попросил сказать, если что-нибудь — что угодно — будет нужно. Рита благодарно кивнула и углубилась в меню. Живот ещё сводило, но нужно же заказать хоть что-то, иначе будет глупо пойти на свидание на завтрак и не завтракать. Она долго вчитывалась в разные виды омлетов, потом опустила меню — и встретилась взглядом с Яном.

Он стоял прямо перед столиком — и как она не услышала его шагов? — и спокойно улыбался. Ян был точь-в-точь как на фото в «Тиндере». В тёмно-серой рубашке и тёмных джинсах. Изящный. Настоящий. Риту захлестнула волна облегчения. А потом снова заболел живот. Она постаралась улыбнуться, но подумала, что, кажется, губы у неё дрожат, и наверняка она выглядит глупо. 

— Привет, — сказала Рита, но оказалось, что в горле пересохло, и вместо первого слога вырвался малоразличимый хрип. Она почувствовала, как к щекам приливает кровь.

— Привет, — сказал Ян, и у него оказался умопомрачительно глубокий голос. Таким бы читать лекции, или начитывать медитации, или шептать что-нибудь в постели.

Рита осекла поток мыслей. Пришло в голову, что он видит её насквозь. Она не знала, стоит ли встать и поцеловать его в щёку или пожать руку, и пока она размышляла, Ян просто сел напротив, продолжая улыбаться.

— Я рад тебя видеть.

— Я тебя тоже, — честно ответила Рита, пытаясь совладать с исчезающим голосом. И с ужасом поняла, что не знает, что ещё сказать.

— Здесь приятная музыка. — Ян или старательно не замечал её панику, или упрямо делал вид, что всё в порядке. — Это что, Oasis?

— Нет, Blur.

— Я таких не знаю.

— Да знаешь, конечно! Помнишь, была такая реклама, где звучала весёленькая песня…

Ян внимательно слушал, и вдруг оказалось, что ей нечего бояться. Это был тот же самый Ян, который писал ей всю неделю, с которым можно было всем делиться, который спрашивал и действительно ждал ответа, а ещё его глаза улыбались, и Рите вдруг стало одновременно очень легко и всё же немного нервно, но как-то по-хорошему нервно. Тим, вернувшись за заказом, ещё раз весело подмигнул ей и одобрительно кивнул, и она подмигнула в ответ. Ей подумалось, что Ян мог это заметить и приревновать, но в то же время ей и захотелось, чтобы он немного приревновал. Совсем чуть-чуть. Может, он сейчас даже скажет об этом, а она рассмеётся и намекнёт, что, вообще-то, Тиму скорей может понравиться он, чем она, и это ей надо ревновать…

— Чуть не забыл! — Ян открыл маленький рюкзак и извлёк оттуда книгу. Тёмно-зелёный старый томик назывался «Медленно умирает тот, кто…» — Неруда! Я же обещал. Думаешь, если мы начнём тут декламацию, нас не выгонит твой друг?

— Не выгонит, если ты не заберёшься на стол, как в «Обществе мёртвых поэтов»...

— Ха! А мне так хотелось!

Они громко смеялись, и посетители, которые уже почти битком забили кофейню, стали на них посматривать, но Рита этого не замечала. И потом, очень немногие смотрели на них с раздражением. А вот пожилая пара через столик у окна переглянулась с пониманием и взяла друг друга за руки.

Рита предложила погадать по книге. Ей выпало стихотворение «Любовь и долгий путь рождают книгу», и она отчего-то смутилась, читая его вслух. 

— Я же говорил, прекрасные стихи, — улыбнулся Ян.

— Давай и тебе погадаем. Говори страницу и строчку.

Он медленно покачал головой.

— Не люблю гадания. Извини, стоило сразу сказать. Просто мне очень хотелось, чтобы ты почитала мне вслух.

— Это… лестно, конечно, — Рита тоже слегка улыбнулась. — Но почему?

Ян повёл плечами.

— В гаданиях есть какая-то категоричность. Вот у тебя, например, очень милое произведение, и ты довольна. А представь, если бы тебе выпало, например, не знаю… — он нахмурился, будто выбирая тему, — скажем, что-нибудь о смерти, как бы ты к этому отнеслась?

Рита медленно отпила свой раф, прежде чем ответить.

— Не знаю. Это же просто игра.

— И всё же? Ты совсем бы не отнеслась к этому серьёзно?

В голове Риты промелькнула мысль о серийных убийцах, но тут же исчезла. Она задумалась.

— Знаешь, — медленно сказала она, — в гаданиях смерть же не обязательно что-то плохое? Ну вот, например, я слышала, что в картах Таро, — она не стала уточнять, что в школе немного увлекалась подобным, — аркан смерти означает скорее трансформацию, понимаешь? Переход на новый уровень. Или большие перемены, причём не обязательно плохие. Будто перед тобой закрылась одна дверь и открылась другая. Наверное, я бы восприняла это так.

Ян долго молчал, внимательно глядя на неё, и Рита никак не могла понять его эмоций. Она отвела взгляд, но решила дождаться, что он скажет.

— Как интересно.

Рита рискнула снова посмотреть на Яна и, кажется, увидела в его глазах уважение.

— Надеюсь, ты правда так думаешь. Ты очень умная девушка. И ты мне очень нравишься.

Рита знала, что покраснела, но всё же выдержала его взгляд.

— Ты мне тоже, Ян.

Он — снова спокойно улыбнувшись — осторожно, но уверенно потянулся к её руке, лежавшей на столе, и взял её. У Яна были очень длинные, тонкие пальцы. Рита захотела, чтобы он её поцеловал.

— Я рад это слышать. Но...

Что-то внутри Риты вдруг дёрнулось, будто удочка, подцепившая крупную рыбу.

— ...если ты хотела бы, чтобы у нас были отношения, мне важно начать их с честности. Я должен тебе признаться.

За пару секунд около трёх дюжин мыслей промелькнуло в голове Риты. Он женат? Разведён? У него есть дети? Ладно, последние два варианта, конечно, не так страшны. Может, он уезжает? Рита не уверена, была ли готова к отношениям на расстоянии, но это можно обдумать позже. А если у него проблемы? Он безработный? Нет, вряд ли — слишком стильный. Он наркоман? Игрок? Зависит от алкоголя? Этого Рите бы не хотелось… Лучше бы не это, не оно. Он болен? Конечно, Ян бледный, но выглядит вполне здоровым. И вообще об этом думать не хочется. Ему нужны свободные отношения? Рите такого не предлагали, и она вряд ли это одобрит, но… тоже нужно подумать. Он старше, чем писал в профиле? Или соврал о чём-то другом?

— Давай-ка ты мне сразу всё расскажешь, — едва слышно проговорила Рита. — А то я сама себе придумаю что-нибудь похуже.

Ян коротко рассмеялся.

— Извини. Понимаю. Хотя такое ты вряд ли себе придумаешь. Не знаю, как лучше сказать, так что расскажу прямо. Рита, я — смерть.

Дохнуло холодком. Рита отдёрнула руку и, широко раскрыв глаза, смотрела на Яна. «Значит, всё же он сумасшедший, — подумала она достаточно спокойно. — Блеск. Пора сваливать». Она как бы невзначай глянула в зал и была неприятно удивлена, увидев, что все столики опустели. Даже девушка в наушниках испарилась. Тима тоже нигде не было видно — наверное, сел на кухне, решил им не мешать… Блин. И из-за дурацкого растения так просто сбежать не получится — Рита оказалась в ловушке.

— Ты мне угрожаешь? — дрожащим голосом прошипела она, не зная, что делать, если он скажет «да».

— Нет! Подожди! — Ян впервые показался напуганным и грустным. — Не уходи. Дай мне договорить. Послушай, я не буду тебя удерживать, честно. И я не псих. И я не собираюсь тебе вредить. Правда! Ты не поняла. Просто… дай мне сказать, и если… если ты не… Ты можешь уйти. Хорошо?

Он отодвинул стул левее. Теперь у Риты было пространство, чтобы сбежать в любой момент. Она пару секунд решала, сделать ли это прямо сейчас. Видя её неуверенность, он продолжил:

— Я действительно смерть. Не маньяк. А… скорее как абстрактная идея. Понимаешь? Я не являюсь человеком, — он пожал плечами, а Рита невольно подумала: «Ну да, это стоило указать в анкете». — Но ты мне не веришь?

— Нет. — Рита немного успокоилась, поняв, что он не собирается на неё нападать. Мирный сумасшедший. И, к сожалению, приятный.

Ян вздохнул, осмотрелся и сказал:

— Как думаешь, почему здесь сейчас никого нет, кроме нас?

— Ты, что ли, всех уже убил? — И хотя Рита понимала, что произносит полную глупость — он ведь даже не вставал с места с тех пор, как пришёл, — но на мгновение снова стало страшно, так страшно, что перехватило дыхание.

— Нет, конечно. Каждый уйдёт в свой срок. Я не собираюсь — да и физически не могу — так злоупотреблять властью ради одного свидания. (Рита проглотила вопрос: а ради чего он мог бы это сделать?). А вот поиграть со временем — могу. Сейчас оно идёт только для нас.

— Да? — Рита поняла, что это её шанс позвать на помощь. — Тогда ты не будешь против, если я позову Тима?

Ян пожал плечами.

— Тим! Тимур! Ти-и-и-м! — Рита крикнула громко. Потом ещё громче и отчётливее. И, наконец, почти истерично.

Не только Тим не отозвался, но никто вообще не высунулся с кухни, чтобы узнать, в чём проблема.

— Почему бы нам его не навестить?

Ян поднялся и даже галантно протянул руку Рите. Она сделала вид, что не заметила её. Ян дождался, что она пройдёт впереди его на кухню. «Вот теперь пора бежать», — подумала Рита, но продолжала идти. Ну а вдруг Ян прав? Или не прав, но реально как-то причинил вред Тиму, и тому нужна помощь? Или… В любом случае, с кухни тоже можно сбежать. Рита распахнула дверь.

Тим стоял в проходе, недалеко от стопок посуды. Его лицо выражало абсолютное спокойствие. В руках — поднос с чистыми тарелками. И он абсолютно не шевелился, будто бы манекен. Рита неуверенно шагнула к нему, протянула руку и убрала прядь волос со лба. Тим — тёплый, реальный, вполне живой. Но он даже не моргнул.

Новая мысль совсем заставила Риту расслабиться. Она даже рассмеялась:

— Так это пранк! Шутка! Вы тут сговорились, да? — Рита громко выдохнула. — Тим, хорош прикалываться! Чем это он тебя подкупил, а? Но это совсем дурацкая шутка, правда дурацкая, — она обернулась к Яну. — Ладно. Ты забавный. Но это правда чересчур, я же тебя маньяком посчитала.

Вместо ответа Ян прошёл вперёд, зовя её за собой. Они углубились в кухню. Ещё одна официантка — насколько Рита знала, её звали Алина — застыла с подносом в руках. Она споткнулась: было видно, что правая нога чуть позади и зависла в воздухе неестественно. Её поднос наклонился, и стакан с водой, стоявший на нём, почти падал. Он был под наклоном градусов на шестьдесят к полу, и вода уже немного начала выливаться — несколько капель висели в воздухе, будто их подрисовали, неровной формы, блестящие. Одна, две, три. И не падали.

— Бред какой-то… 

Почему-то эта деталь достала Риту, и та почувствовала, как оседает на пол. Миг — и её подхватили тёплые руки Яна. Она тут же подскочила и взвизгнула:

— Не прикасайся ко мне!

Ян выдохнул. Отпустил её и отошёл подальше, примирительно подняв руки.

— Пойдём присядем. Наверняка у тебя много вопросов. Я готов отвечать. Только не надо на меня кричать. Это неприятно.

Рита покорно вернулась в зал к столику. Ян пошёл следом, осторожно взяв поднос со стаканом из рук Алины и поставив на столик рядом.

Долго они сидели и просто смотрели друг на друга. Рита ощущала, что в голове сейчас очень пусто. Она не знала, что думать и о чём спрашивать. Ей даже страшно не было — просто не было сил что-либо сделать, или уйти, или прогнать его. Наконец, она сказала:

— Это же не навсегда? Ты сможешь их потом… расколдовать?

— Я запущу время снова, — кивнул Ян. — Это не колдовство, но да. Просто я подумал, что нам с тобой понадобится больше времени.

— Зачем?

— Но я же сказал, — Ян пожал плечами, — ты мне очень нравишься. Я хочу быть с тобой. Для этого, думаю, надо узнать друг друга поближе.

— Ты — смерть, — хрипло сказала Рита.

— Да.

— И я тебе нравлюсь.

— Очень. И я ведь тебе тоже, да?

Рита не ответила, продолжая смотреть на Яна пустыми глазами. Наконец прошептала:

— Почему я?

Ян, казалось, удивился.

— А почему люди выбирают других людей?

— Ты же не человек.

Он замер на несколько секунд.

— Да. Но я надеялся, что для тебя это не самое важное.

— Ты смерть.

— Это мы уже выяснили.

Рита помолчала, и Ян не торопил.

— Я не знаю, как это работает.

— Ну, –— Ян даже немного улыбнулся, — я буду дарить тебе цветы и конфеты, мы можем сходить в кино или театр — я почему-то думаю, театр тебе нравится больше, буду встречать тебя после лекций или после работы, гулять с тобой в парке и…

— Да нет, — перебила Рита. — Я в курсе, как работают отношения. Но… для тебя это разве так же?

— А почему это должно быть иначе?

Рита не знала, что на это ответить.

— Можно я возьму тебя за руку? — осторожно спросил Ян. — И, если хочешь, потом запущу время. И всё будет как обычно. Тим принесёт счёт, я оплачу, как джентльмен…

— Пополам, — на автомате произнесла Рита. — Оплатим пополам.

— Как скажешь, — Ян кивнул.— И всё будет так, будто я ничего не рассказывал. Я — просто парень из «Тиндера», и ты мне нравишься. И я надеюсь, что я тебе тоже. А потом ты ответишь мне, хочешь ли ты быть моей девушкой. Я не тороплю. Подумай. 

Рита не сопротивлялась, когда Ян взял её за руку. Он ощущался очень тёплым – такими могут быть только люди, правда ведь? Тим вынес счёт как ни в чём не бывало. Кажется, он заметил переживания Риты и вопросительно сузил глаза, глядя на неё, но та только качнула головой — мол, потом. Ян позволил Рите оплатить за себя, Тим ушёл. И тут у неё вырвалось — мысль пришла в голову внезапно и она просто не смогла её сдержать:

— Мне придётся умереть?

Ян поднял брови:

— Думаешь, свидание со смертью — это конец?

— Это ты мне скажи.

Он только улыбнулся:

— Пойдёшь со мной на второе свидание?

Лидия Кошутская

Лидия Кошутская — родилась в 1993 году в Алматы. Окончила филологический факультет КазНУ им. аль-Фараби. Выпускница Открытой литературной школы Алматы. Участница Клуба писателей города Алматы. Основные жанры работ: магический реализм, научная фантастика, мистика, фэнтези, сказка. Первой публикацией стала сказочная повесть «Апельсин и листик мяты» в сборнике произведений выпускников ОЛША «Большая перемена» (Алматы: «СаГа», 2014). Рассказы публиковались в журналах «Тамыр» (№3 2015, №1 2018) и «Зарубежные задворки» (№4 (46) 2018), сборнике «В горах родилась ёлочка…» («Алматы: «СаГа», 2015), на портале Adebiportal.kz (2017), в литературном альманахе Literra NOVA (Алматы: Литературный дом «Алма-Ата», 2016, 2018), в сборнике «Дорога без конца» (Алматы, 2019), в двух журналах «Рапсод» (Алматы: ИЦ ОФППИ Интерлигал, 2019), сборнике лучших конкурсных произведений II Международного конкурса литературной фантастики «Кубок Брэдбери» (Волгоград: Перископ-Волга, 2019) и сборнике к 100-летию Рэя Брэдбери и Айзека Азимова «Фантастический век» (Волгоград: Перископ-Волга, 2020). В 2020 году онлайн опубликован сборник рассказов «Десятая жизнь» (Алматы: Iлгерiлiк, 2020).

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon