Татьяна Васильева, Инесса Цой-Шлапак

96

КиК

По мотивам книги «Три четверти» Анны Красильщик

 

 

Действующие лица:

Килька — 12-летняя девочка, которая перешла в новую школу

Кит, Сыроежка, Воробей, Овца и Головастик — одноклассники Кильки, которые думают, что они «крутые»

Фигура и Пукан — одноклассники Кильки, про которых «крутые» думают, что те «потомники» 

Моча — отец Кита и учитель музыки, который думает, что о чём-то думает

Питон — учитель географии и биологии, который хорошо, что он есть

Мама Кильки, которая старается быть прогрессивной и отвечать на все вопросы

Бабушка Кильки номер два, которая всегда нудит

Дедушка Кильки номер один, который всегда поддерживает

Брат Кита, который думает, что взрослый, а на самом деле просто циничный парень старшего подросткового возраста

Голос продавщицы из киоска, которая думает, что самая хитрая

Дядька, который думает, что имеет право наказывать чужих детей

 

СЦЕНА 1

 

[ПЕРВАЯ ЧЕТВЕРТЬ]

     
На сцене небольшой школьный класс — доска и парты, за которыми сидят:
Килька — немного растерянная девочка; Воробей — девочка с короткой стрижкой, постоянно почёсывается из-за перхоти; Сыроежка — маленькая и хрупкая девочка, всё время что-то ест и прячет еду под партой; Кит — красивый мальчик с длинными светлыми волосами; Овца — кудрявый мальчик, похожий на овцу; Головастик — худенький мальчик с большой головой; Фигура — крупный мальчик с усиками; рядом с ним — маленький и худенький мальчик Пукан. 

 

Килька (обращаясь к залу). Мне двенадцать, и я перехожу в новую школу. Я перешла туда, потому что недавно моя Бабушка номер один умерла, но я не хочу об этом говорить. Родители поменяли нашу старую квартиру и квартиру бабушки и дедушки на одну большую. Теперь Дедушка номер один живёт с нами. Я не очень рада новой школе, но даже не представляла, что меня там ждёт.     

                                                      

Килька засматривается на Кита. Кит оборачивается.

 

Кит. Чего зыришь?

 

Килька отворачивается. Делает вид, что смотрит на Сыроежку. Сыроежка пожирает булку. В класс входит учитель.

 

Питон. Приветствую, ребята! С кем ещё не знакомы — я ваш учитель географии и биологии и классный руководитель. Меня зовут Платон Викторович.

Кит (шёпотом и ухмыляясь). Питон Рельефович.

Питон (обращаясь к Киту). Ты что-то хотел сказать?

Кит (громко и подмигивая ученикам). Нет-нет. Ничего.

Питон. Тогда продолжим. Сегодня мы разберём страны Южной Америки. (Смотрит на Кита.) Иди к доске, покажешь нам, что где находится.

 

Кит закатывает глаза и выходит к доске.

Раздаётся стук в дверь. 

За сценой: «Платон Викторович, вас к себе директор приглашает».

 

Питон. Так, ребята, я скоро вернусь, а вы пока повторяйте Южную Америку. (Смотрит на Кита.) Готовься, с тебя начнём.

 

Питон уходит.

 

Кит. Ага, скоро. На ковёр его вызвали к директору, так что до конца урока не вернётся.

Килька. А ты откуда знаешь? 

Сыроежка. Да он же сын учителя — он всё знает. 

Кит. Да, кстати, новенькие, вот что вам здесь точно нужно знать! Короче. У нас нет никаких имён и фамилий — только кликухи. Я Кит. Ты кто? (тыкает пальцем в девочку с короткой стрижкой).

Воробей. Воробьёва Таня. 

Кит. Это ты дома Воробьёва Таня, а в школе… (Кит внимательно рассматривает девочку) А в школе будешь Воробей. Это Сыроежка (Кит тыкает пальцем на девочку с булкой). Это Овца. Это Головастик. Этот усатый, Фигура. И рядом с ним — Пукан. 

Фигура. Заткнись!

Кит. Сам заткнись! (Поворачивается к Кильке.) А ты…

 

Все смотрят на Кильку.

 

Килька. Я Килька.

Кит. Ну Килька, так Килька. Но это ещё не всё. Учителя у нас тоже с кликухами. Классрук — Питон Рельефович. Директор — Плотва. А у бати моего, учителя музыки, кликуха Моча, усекли?

 

Звенит звонок, все поднимаются с мест и начинают расходиться. Килька складывает вещи в портфель и собирается уйти. Её свистом окликает Кит.

 

Кит. Эй, Килька, а ты какую музыку слушаешь? 

Килька (смущаясь). Я-я… «Битлов» люблю очень.

Кит. «Битлов»? Это ж прошлый век! Ace of Base слышала? 

 

Килька отрицательно качает головой.

 

Кит. Ладно, завтра принесу послушать. Давай, пока.

 

Кит уходит, Килька смотрит ему вслед.

 

Килька (обращаясь к залу и шагая по сцене, будто переступая через невидимые препятствия). Вы знали, что если наступать только на белые плитки на тротуаре и насчитать их чётное количество, то загаданное сбудется. Пять, шесть, семь, восемь… Понравилась ли я Киту? Девять, десять, одиннадцать… И еще это хорошо подходит для того, чтобы немного успокоиться. Двенадцать!

 

СЦЕНА 2

 

Кухня в квартире Кильки. Чисто, прибрано, на плите — кастрюли с обедом. Дедушка номер один сидит за столом и пьёт чай.

 

Килька (громко и радостно кричит за сценой). Дед, деда!!! Я тебе сейчас такое расскажу!

 

Килька забегает в кухню и обнимает деда.

 

Килька. Привет, деда.

Дедушка номер один. Ну здравствуйте, юная барышня. Как первый день в новой школе?

Килька. Нормально, только я теперь не барышня, а Килька.

Дедушка номер один. То есть как — Килька? 

Килька. Ну у нас в классе, оказывается, у всех должны быть клички, и у учителей тоже. И когда до меня очередь дошла, я вспомнила, что вчера на ужин мама приготовила гречку, а к ней открыла банку кильки в томате. Ну я и назвалась Килькой. Чтобы мне ещё что-то более дурацкое не придумали.

Дедушка номер один. Да уж, сложно придумать что-то более…

Килька. Ну не скажи, деда! У нас одноклассник есть с кличкой Пукан, а у одного учителя — Моча. Отец нашего одноклассника Кита, между прочим.

Дедушка номер один. Кита, говоришь? А что ты при этом так покраснела? А, Килька?

Килька. Ой, дед, что ты сразу начинаешь?

 

В кухню входит Бабушка номер два.

 

Бабушка номер два  (обращаясь к Кильке). А, вернулась? Хорошо. Как дела в школе? (Не дожидаясь ответа) Сейчас будем обедать! (Обращаясь к Дедушке номер один, строго) Вы что, поели уже?

Дедушка номер один. Да, спасибо, пойду к себе. (Подмигивает Кильке и уходит со сцены.)

Килька (удивлённо). Бабушка, а ты что здесь делаешь?! 

Бабушка номер два (невозмутимо). Фаршированные перцы готовлю. Ты руки помыла?

Килька. Руки я помыла. Ты мне можешь объяснить, почему ты готовишь фаршированные перцы… у нас? 

Бабушка номер два. Родители твои послезавтра уезжают в командировку за границу. Надолго. За час решилось всё. Другого шанса может и не быть. Вот попросили меня пока к вам переехать и за тобой с дедом присмотреть.

 

Килька (обращаясь к залу и шагая по сцене, будто переступая через невидимые препятствия). Сложно придумать что-то ужаснее, чем жить в одной квартире с бабушкой, которая обращается с тобой как с ребёнком, всё время контролирует и закармливает фаршированными перцами, которые я ненавижу. У нас вообще всё сложно. Дело в том, что Бабушка номер два — это не жена Дедушки номер один. У Дедушки номер один была своя жена, и она недавно умерла, но я не хочу об этом говорить. Дедушка — это папа моей мамы. А Бабушка номер два — это мама моего папы. У неё тоже был свой дедушка, но он умер давно, и я его совсем не помню. Бабушка номер два и Дедушка номер один, с которыми я буду теперь жить в одной квартире, — из противоборствующих партий. Так мне папа сказал. Он рассказывал, что бабушка за партию тех, кто хочет чтобы всё было по-старому. А дедушка — чтобы по-новому. Я не очень это всё понимаю, но, кажется, там ещё как-то замешан балет «Лебединое озеро», который в прошлом августе весь день по телеку показывали, ещё какой-то путч и демократия. Тут мне вообще ничего не понятно. И ещё эти памятники бывшим вождям, которые теперь валяются в парке как попало. Мама сказала, что это хорошо, потому что раньше никто не говорил людям правду, а теперь будут. А если говорить людям правду — это хорошо, то почему мама сама не сказала мне, что они уезжают? 

 

СЦЕНА 3

 

Школьный класс, ученики рассаживаются за парты. В класс входит учитель музыки.

 

Моча. Здравствуйте, дети! Можно не вставать. Начнём наш урок. 

 

Моча садится на стул, достаёт из чехла гитару и проводит по струнам.

 

Моча. Кто знает стихи Есенина «Всё! Теперь решено. Без возврата...»? 

 

Килька, Фигура и Овца поднимают руки, но не слишком уверенно.

 

Моча (Киту). Сынок, а ты почему руку не поднимаешь?

Кит (безразлично). А я петь не хочу.

Моча (Киту). Ну и зря. (Остальным детям) Прекрасно, тогда начнём.

 

Моча накрывает рукой гриф и громко поёт песню группы «Монгол Шуудан» — «Москва». Килька, Овца и Фигура ему неуверенно подпевают.

Звенит звонок. Ученики начинают выходить из класса. Кит подходит к Кильке и одобрительно хлопает её по плечу.


Кит. Молодец, Килька. Не думал, что ты такие группы слушаешь. Респект. Кстати, я тебе кассету принёс. Которую обещал. 

 

Кит протягивает кассету и уходит из класса. Килька заворожённо смотрит ему вслед. К Кильке подходит Воробей. 

 

Воробей. Ты в какую сторону после школы едешь? 

Килька. К Университетской.

Воробей. О, как раз, пошли вместе до остановки. А то не могу уже с Сыроежкой ходить. Достала. Лезет и лезет со своими разговорами.

Килька. Какими разговорами?

Воробей. Ну про ЭТО. 

Килька. Про что?

Воробей. Да про всё. Про брата своего и его жену. Или, например, как у неё сиськи растут. И мать ей каждую неделю новый лифчик покупает.

Килька. Ерунда какая-то. Не могут они так быстро расти. 

 

СЦЕНА 4 

 

Килька и Воробей идут по городу.

 

Килька. Раз-два-три-четыре… Воробей, а ты загадываешь на чётное-нечётное?

Воробей. Чего?

Килька. Ну желания, если попадётся, например, чётное количество ступенек или плиток одного цвета, то сбудется…

Воробей. Килька, ты как маленькая.

Килька. Да ничего я не маленькая. А что Сыроежка про брата с женой рассказывает?

Воробей. Ну что она каждую ночь слышит как они делают ЭТО.

Килька. Что делают?

Воробей. Что, что. Ты реально, как маленькая. Пойдём позырим, что в киоске интересного. 

 

Подходят к киоску, в котором выставлены сигареты, шоколадки, газеты, в том числе «Спид-Инфо», и разные презервативы.

 

Воробей. Зырь, там у них «Спид-Инфо» прикинь.

Килька. Ага, смотри и конфеты какие-то прикольные. Плоские, квадратные. Ты пробовала?

 

Воробей как-то странно хихикает.

 

Килька. Давай попросим?

Воробей. Тише.

Килька. Почему?

Воробей. Да заткнись ты.

Килька. «Кон-домс» (Обращаясь к продавцу в киоске) Извините, а можно мне вот эти конфеты? 

Голос продавщицы. Это не конфеты. Это тебе не нужно, девочка.

Килька. Нужно.

Голос продавщицы (хихикая). Не нужно.

 

Воробей хватает Кильку за рукав и тащит в сторону.

 

Килька. Да отстань ты. Можешь просто объяснить, что это такое?

Воробей. Что, что — презервативы.

Килька. Что такое презервативы?

Воробей. Килька, ты тупая, да? Может, ты хотя бы слышала, откуда дети берутся?

Килька (огрызаясь). Аист приносит! Прекрасно я всё слышала.

Воробей. Короче, это штуки такие резиновые, надеваются на мужское одно место. Когда они делают ЭТО!

Килька. Зачем?

Воробей. Чтобы детей не было.

Килька. Зачем?

Воробей. Чего ты пристала? Откуда я знаю. Всё, давай пока, вон мой троллейбус едет.

 

Килька остаётся на сцене одна.

 

СЦЕНА 5

 

Квартира Кильки. Гостиная. Мама торопливо собирает вещи в чемодан. Килька заходит в комнату.

 

Мама Кильки. Привет. 

Килька. Мам, зачем нужны презервативы?

Мама Кильки. А? (Мама с кофтой в руках застыла над чемоданом.)

Килька. Зачем мужчины надевают на одно место резиновые штуковины?

Мама Кильки. М-м-м-м-м…

 

Мама бормочет что-то и продолжает нервно укладывать кофту в чемодан.

 

Килька. Что-что? Я не поняла.

Мама Кильки. Потому что иногда взрослые стараются сделать так, чтобы у них не было детей.

Килька. Зачем?

Мама Кильки. Бывают разные ситуации.

Килька. Зачем тогда они этим занимаются? Ты же говорила, что это чтобы родились дети?

Мама Кильки (подбирая слова). Потому что это… приятно.

Килька. Приятно? Я не хочу об этом говорить. Меня сейчас вырвет.

Мама Кильки. Очень зря, потому что скоро вернётся с работы папа, и мы сядем обедать. Бабушка как раз приготовила.

Килька. Кстати о бабушке. А ты не могла мне сама сказать, что вы уезжаете в командировку?

Мама Кильки. Ну всё так быстро решилось, ты как раз в школе была и…

Килька. Ладно, проехали. Надеюсь, у меня никогда не будет детей. И мне не придётся перед ними оправдываться. И да, тогда мне вообще не придётся заниматься СЕКСОМ!

 

Мама раздосадованно уходит. Килька продолжает свой монолог, обращаясь к залу и шагая по сцене, будто переступая через невидимые препятствия.

 

Килька. Вы помните, в каком возрасте узнали про секс? Я вот узнала в пятом классе и не от мамы. Она опоздала на две недели, когда пришла ко мне с таинственным видом и жёлтой тонкой книжечкой. Мама торжественно сказала: «Давай поговорим». Я согласилась, хотя обычно так нормальные люди разговоры не начинают. Мама спросила: «Ты что-нибудь слышала о том, откуда берутся дети?» И тут я ей всё выложила как на духу, что слышала полный бред, будто мужчина засовывает своё одно место в одно место женщины. Об этом мне подружка рассказала, когда мы прыгали в резиночку во дворе. И тут мама вдруг сделалась жалкой и растерянной. Как всегда в непростых ситуациях, у меня вспотели руки и немного закружилась голова. Я сказала маме, что поклялась подружке, что, по крайней мере, мои родители этого не делают. Её родители, может, и да, но мои точно нет. И тут мама не только поникла, но и покраснела. Она замямлила что-то вроде: «Здесь нет ничего такого. Это совершенно естественно». И протянула мне книгу с открытой страницей, где розовое женское тело прилипло к голубому мужскому. Мужское тело воткнулось одним местом в женское, и из его конца выползали какие-то червяки. У меня потемнело в глазах, и я стала говорить, что неужели все это делают? И бабушки с дедушками?! И учителя?! Я не буду на это даже смотреть, не то что читать. Мама поникла ещё больше, положила книжку на полку и вышла из комнаты. Книжку я всё-таки почитала. Подружка оказалась права, а я нет. Целую неделю потом я думала, что лучше: умереть или уйти в монастырь, как Миледи. Тогда я решила, что уж лучше никогда не иметь детей, чем делать это. А теперь выясняется, что это ещё и ПРИЯТНО! Здравствуйте, приехали.

 

Килька ставит кассету в магнитофон и оттуда раздается песня Ace of Base «All That she wants».

 

СЦЕНА 6

 

Школьный класс. Звенит звонок. Ученики поднимаются с мест и собирают вещи. Сыроежка увлечённо что-то дорисовывает, переговаривается с Воробьём, смеётся. Делает из своего рисунка самолётик и запускает в Кильку. Килька раскрывает самолётик и видит, что там нарисован огурец, который выглядит как мужские половые органы. Килька кривится. Сыроежка и Воробей ещё сильнее смеются.

 

Воробей. Ты что же, Килька, не узнала, что это то самое место, на которое надевают кон-домс?!

Килька. Узнала! Гадость какая.

 

К Кильке в это время подходит Кит и выхватывает у неё из рук рисунок, присвистывает.

 

Кит. Килька, какие у огурца анатомические подробности.

Килька (вспыхивая). Это не я, это Сыроежка нарисовала!

Кит. Не знал, не знал, Сыроежка, о твоих художественных способностях…

Сыроежка. Это я пипиську брата своего нарисовала — он как-то вышел из ванной голым, думал, я ещё в школе. А я уже дома. Вот смеху-то было. Он как сквозанёт обратно в ванную.

 

Кит смеётся, подходит к Овце и Головастику, и они о чём-то переговариваются и посматривают на девчонок. В другом конце класса собирают портфели Фигура и Пукан. К девчонкам подходит Овца.

 

Овца. Эт самое, кароч. Кит сказал после уроков не расходиться: будем тусоваться. 

Кит (Фигуре и Пукану). Свалили отсюда. Быстро!

Фигура (Киту презрительно). Да пошёл ты. (Проходя мимо Кильки) Нашла с кем дружить.

 

Фигура и Пукан выходят из класса. К девочкам подгребают Кит, Овца и Головастик.

 

Кит. Ладно, детки, садитесь в круг. Играем в бутылочку. Все знают правила? 

Одноклассники (хором). Да!!!

Сыроежка (достаёт из школьной сумки бутылку из-под кефира). У меня и бутылка есть.

 

Кит вертит бутылку. Она показывает на Воробья и Сыроежку.

 

Сыроежка (вопит). Фу-у-у! Я с ней не буду: у неё перхоть! 

Воробей (обиженно). А у тебя изо рта воняет, потому что ты жрёшь всё время.

Овца. Кончай трепаться, даёшь сосаться! 

 

Воробей и Сыроежка спешно чмокают друг друга в губы, плюясь и морщась отстраняются. Кит крутит бутылку снова, и она показывает на Овцу и Сыроежку.

 

Овца (важно). Если парень с девушкой целуются, это уже интим. Чур, не при всех.

 

Овца и Сыроежка лезут под парту.

 

Сыроежка (громко вопит). Фу-у!

Овца. А чё такое? 

Сыроежка. Язык убери, дебил!

 

Все громко ржут. Овца и Сыроежка вылезают из-под парты. Кит крутит бутылку ещё несколько раз — она показывает в стороны между ребятами, затем на Кита и Кильку. Кит и Килька лезут под парту. 

 

Кит (тянется к Кильке). Ну что, давай?

Килька (нерешительно). Я… Я не знаю… 

Кит (очень тихо). Может, тогда скажем всем, что мы целовались, а сами не будем?

Килька (шёпотом). Но это получится нечестно.

Кит. Ну ладно. 

 

Кит и Килька закрывают глаза. Кит неловко прикасается сомкнутыми губами к губам Кильки. Рядом под столом кто-то громко рыгает — это Овца. С другой стороны кто-то хрюкает от смеха — это оказалась Сыроежка. Килька выскакивает из-под парты и даёт Сыроежке пинка под зад. Кит гонится за Овцой.

 

Кит (догоняет Овцу и тоже пинает). Потомник! Прибью!

 

Килька (обращаясь к залу и шагая по сцене, будто переступая через невидимые препятствия). Кит придумал называть одно место «потомством», и теперь мы говорим только так. А самое плохое ругательство у нас в классе — «потомник». Так называют Пукана. «Кызя» — ругательство послабее. Это значит козёл, но как бы ласковее. Но всё равно, если хоть раз тебя назовут Кызей, ты станешь таким же слабым, как Пукан. И все будут против тебя.

Вечером перед отъездом мама пришла пожелать мне спокойной ночи. Настроения разговаривать у меня не было, и я сделала вид, что сплю. Я надеялась, что мне позвонит Кит или хотя бы Воробей, но никто не звонил. Весь вечер я представляла, как будто подушка на самом деле не подушка, а Кит. Он лежит рядом со мной где-то в темноте, а я боюсь пошевелиться и задерживаю дыхание.

— Килька, ты спишь?

— Нет.

— О чём ты думаешь?

— О тебе.

— И что ты думаешь?

— Что хочу поцеловать тебя ещё раз.

Тут он как будто протягивает руку и обнимает меня, а я прижимаюсь к его плечу, а потом он наклоняется и прижимается губами к моим губам, я закрываю глаза…

 

СЦЕНА 7

 

Кухня в квартире Кильки. Девочка сидит за столом перед тарелкой с едой. Рядом лежит раскрытая книга. Килька читает и вяло ковыряет еду в тарелке. Бабушка номер два стоит у плиты спиной к Кильке.

 

Бабушка номер два. Ты вымыла руки? 

Килька. Вымыла. 

Бабушка номер два. А уроки сделала?

Килька. Сделала. 

Бабушка номер два (развернувшись и раздражённым тоном). Я не разрешаю читать, пока ты не поешь. Ты всё время висишь на телефоне, в комнате духота, бардак, вещи все валяются.

Килька (громко, с досадой). Я поела.

Бабушка номер два. Пока не доешь, из-за стола не выйдешь.

 

В кухню заходит Дедушка номер один.

 

Дедушка номер один. Ну она действительно доела. Ну почти.

 

Килька стремительно выбегает из кухни.

 

Бабушка номер два (гневно). Вот вы её защищаете всё время, а она от рук отбилась. Не слушается совсем. Как дикарка стала. Вы видели, что она натворила?

Дедушка номер один. Да что она такого сделала-то?

Бабушка номер два (громко Кильке). Иди сюда! Расскажи своему любимому дедушке, что ты такого сделала.

 

Килька возвращается в кухню.

 

Килька (обращаясь к залу и шагая по сцене, будто переступая через невидимые препятствия). В общем, это ад, а не жизнь. Бабушка всё время меня поучает. Всё время что-то требует. Каждое утро влетает ко мне в комнату, как смерч. Распахивает форточку, сбрасывает со стульев и стола вещи на кровать. Заставляет убирать. Я стала запираться на задвижку, так она её отвинтила! От всего этого мне хочется кричать, и плакать, и поскорее смыться в школу. Одна радость в жизни — это Кит. Мы болтаем с ним по телефону каждый вечер. Чем дальше, тем больше я понимаю, что влюбляюсь в него. По-настоящему, не на шутку. Как в стихах:

Любовь — Amor по-латыни

От любви бывает мор

Море слёз, тоски пустыня

Мрак, морока и позор.

Эти слова я вычитала в одной книжке. Я повторяю их по дороге в школу и обратно, и даже хотела выцарапать иголкой на изголовье кровати, но столько царапать — это долго, поэтому я просто выцарапала наши с Китом инициалы — КиК!

 

Бабушка номер два (возмущённо дедушке). Она испортила шикарную югославскую тахту! (Кильке) Что стоишь, иди. В школу опоздаешь.

Килька (выбегая из кухни, зло и тихо). Да подавись ты своей тахтой!

Бабушка номер два (кричит Кильке). И шапку надень. (Пауза.) И замотай шарф как следует. (Пауза.) Ходишь вся расхристанная, и горло голое торчит. (С досадой, обращаясь к Дедушке номер один) Вот что с ней делать прикажете?

Дедушка номер один (бабушке, мягко). Ну вы бы как-то поласковей. Подростковый возраст всё-таки.

 

СЦЕНА 8

 

Килька (обращаясь к залу и шагая по сцене, будто переступая через невидимые препятствия). Школа. Одна радость — это школа. Там всё время что-то происходит. Скоро будет дискотека. Вчера, например, Овца подрался с Фигурой. Но Питон их разнял и сказал, что, если и дальше будет такое поведение, никакого «Праздника осени» не будет. А ещё Кит, кажется, не замечает, как сильно он мне нравится. Я всегда стараюсь садиться так, чтобы он видел меня слева. На левой щеке у меня две родинки, и с этой стороны я красивее, чем с другой. И ещё у меня есть телефонные разговоры. Иногда Кит звонит, и рассказывает про музыку, которая ему нравится, и включает рядом с телефоном свой мафон. Мне эта музыка тоже немножко нравится, не так сильно, как «Битлз», конечно. Но я не хочу ему об этом говорить. Короче, это та группа, Ace of Base. Мне Воробей кассету переписала. Кажется, они из Швеции, и поёт там женщина. Вначале какой-то свист, а потом она очень задорно поёт и немного стонет, и песни все бодрые и как будто спортивные.

 

Звучит песня Ace of Base «Beautiful life».

 

СЦЕНА 9

 

Килька и Воробей на крыше.

 

Килька (обращаясь к залу). Рядом с новой школой есть очень крутое место — гастроном. Мы с Воробьём случайно обнаружили, что прямо с улицы можно попасть на крышу. Она чем-то похожа на детскую площадку: например, железным ограждением, на котором удобно сидеть. Забраться туда можно по лестнице. Я посчитала ступеньки: тридцать шесть. В четверг после продлёнки мы снова туда пошли. 

Воробей. «Праздник осени» это круто. Можно приносить свою музыку и танцевать.

Килька. Да, дискотека в конце четверти — это здорово. А ты в чём пойдёшь? 

Воробей. Вот если бы у меня были блестящие чёрные лосины…

Килька. А я больше хочу фиолетовые. 

Воробей. Надо на Новый год попросить.

Килька. Да уж, мне по-любому раньше, чем родители вернутся, ничего не купят.

Воробей. Слушай, Килька, а тебе кто в классе нравится — не как друг, а как мальчик?

Килька. Поклянись, что никому не скажешь!

Воробей. Клянусь!

Килька. Поклянись сердцем матери.

Воробей. Клянусь сердцем матери!

Килька. Навсегда?

Воробей. Навсегда.

Килька. Кит.

Воробей. Сыроежке тоже Кит нравится.

Килька. А она ему нравится, как думаешь?

Воробей (громко смеясь). Не знаю, по-моему, ему Пукан нравится. Он всё время к нему лезет.

Килька. Дура. Будешь бутерброд? (Достает из рюкзака бутерброд с сосиской.)

Воробей. Давай. 

Килька. А тебе кто?

Воробей. Ты тоже поклянись тогда, что никому не скажешь.

Килька. Клянусь!

Воробей. Нет. Так не пойдёт.

Килька. Что? Ладно-ладно: клянусь сердцем матери.

Воробей. Головастик.

Килька. Головастик?!

Воробей. Он тихий и грустный. И, кажется, ему одиноко. И потом, по-моему, я ему тоже нравлюсь.

Килька. Он же плакса.

Воробей. Ну и что. Зато он красивый.

Килька (смеясь). Красивый?

Воробей. Да иди ты!

 

Девочки сидят на опасных железных перилах, едят бутерброды и болтают ногами.

 

Килька (загадочно). А подушка у тебя есть?

Воробей (делая вид, что не понимает, но смущаясь). Подушка?

Килька. Не прикидывайся. Всё ты понимаешь.

Воробей (шёпотом). Есть.

Килька. И у меня. (Пауза.) Знаешь, я бы хотела поклясться Киту в вечной любви. Как лорд Мортимер и королева Изабелла из «Проклятых Королей».

Воробей. Это как? 

Килька. Ты что, книгу не читала?

Воробей. Нет. 

Килька. Они надрезали кожу на груди и прильнули друг к другу так, что их кровь смешалась. 

Воробей. Гадость какая. Они что, голые были?

Килька. Да, голые. Но только сверху… По-моему.

Воробей. Фу-у-у-у!

Килька (обращаясь к залу). Когда я шла домой, мне удалась наконец-то засечь остановки и переступить все линии. И я загадала, чтобы родители привезли из-за границы что-то действительно крутое: видик или двухкассетный магнитофон. Или фиолетовые лосины.

 

СЦЕНА 10

 

Комната Кильки. Она стоит возле зеркала и прикладывает к себе разную одежду, примеряя её. 

 

Килька (обращаясь к зрителям). После обеда я завалилась в свою комнату и долго рассматривала себя в зеркале. Всё-таки я скорее красивая, чем некрасивая. Особенно в профиль и если видно родинки. Жалко, зубы кривые и не такие белые, как в рекламе жвачки. Мама говорит, у тех, кто снимается в рекламе, зубы вставные или нарисованные, но я не верю. Наверное, если жевать много жвачки после еды, зубы и правда станут белее, но мне не разрешают. Если бы мне предложили всё поменять, я бы выбрала побольше глаза, как у мамы. Идеально было бы сделать голубые глаза, как у папы. Или глаза зелёные, как у мамы, а волосы светлые и кудрявые, как у папы. В одной книге написано, что признак благородной внешности — светлые глаза и тёмные волосы, или наоборот. А у меня и волосы, и глаза непонятного цвета без названия. Вдобавок весь нос и щёки в веснушках. Папа издевается надо мной и шутит, что у меня на носу покакали мухи, хотя ничего смешного тут нет. И ещё прыщи. Некоторые я решила выдавить, и теперь между веснушек на лбу и подбородке зияют кровавые раны. И как с таким лицом идти на праздник осени?

 

СЦЕНА 11

 

Коридор квартиры Кильки. Девочка в дверях. Собирается выходить.

 

Дедушка номер один. Ого, а по какому поводу ты так сегодня в школу разоделась? 

Килька. Дедушка, ну у нас же после уроков дискач. 

Дедушка номер один. Да, точно. Танцы. Я и забыл. А на танцы разве не лучше в платье?

Килька. Дедушка, ну какое платье. (Задумчиво обращаясь к зрителям.) Хотя у меня есть расклешённая мини-юбка, но под неё хорошо бы розовый балахон с салатовыми рукавами. Тогда я не смогу надеть варёную джинсовую жилетку с бахромой: оно вместе не смотрится. Можно попробовать шёлковую чёрную жилетку и фиолетовую водолазку. Но мне захотелось мамину блузку в огурцах. Такую, с большими плечиками. И варёные джинсы с блестящими камушками. А с этим хорошо идёт клетчатая байковая рубашка. (Обращаясь к деду.) Дедушка! Я сейчас опоздаю! 

Дедушка номер один. Ну, беги, беги!

 

Из кухни в коридор выходит Бабушка номер два.

 

Бабушка номер два (ворчливо). Куда без завтрака?

Килька. Я не голодная. Я опаздываю. 

Бабушка номер два. Стой! 

Килька. Ну что ещё? 

Бабушка номер два. Подожди минуту.

 

Бабушка номер два уходит в свою комнату. Возвращается и протягивает что-то Кильке.

 

Бабушка номер два. На вот, возьми.

Килька (недовольно). Что это? дивлённо и радостно) Ой, бабушка! Это же твоя любимая помада.

Бабушка номер два (мягким голосом). Нежно-розовая, с перламутром. (Строго) Только аккуратно. До конца не выкручивай, а то сломается.

 

Килька подходит к бабушке и обнимает её.

 

Килька. Спасибо, Ба. Ты супер! Всё, я полетела. 

Бабушка номер два (ласково). Ну, лети, лети. Стрекоза.

 

Килька уходит.

 

Дедушка номер один. Плыви, плыви. 

Бабушка номер два. Че-е-его?

Дедушка номер один. «Плыви», говорю. Она же Килька. (Смеётся.) 

Бабушка номер два (беззлобно). Ой, всё-то вы со своими шуточками. 

 

СЦЕНА 12

 

Квартира семьи Кита. Тесная, тёмная, неприбранная комната. Двухъярусная кровать. Кит собирается. Входит его старший брат.

 

Брат Кита. О, щегол, батя сказал — у вас сегодня праздник осени.

Кит. Да. Дай денег. 

Брат Кита. Зачем тебе?

Кит. Девушку мороженым после дискотеки угостить.

Брат Кита. Девушку? Это какую такую «девушку»?

Кит. Одноклассницу.

Брат Кита. А имя у этой одноклассницы есть?

Кит. Есть.

Брат Кита. Как зовут?

Кит. Килька зовут. 

Брат Кита. А сиськи у этой одноклассницы есть?

Кит. Чего?

Брат Кита. Сиськи, говорю, есть у одноклассницы этой твоей?

Кит (растерянно). Не знаю. Есть, наверное.

Брат Кита (обидно смеётся). Не проверял, что ли, ещё? 

Кит (зло). Ты денег дашь?

Брат Кита. А чё у бати не попросишь?

Кит. У бати уже просил. Нет у него, как всегда.

Брат Кита. Бабки-то у меня есть… (Протягивает деньги, а потом резко убирает руку с деньгами в сторону.) Хотя нет, забыл, мне ж ещё свою девушку сегодня выгуливать. (Прячет деньги.) Вот, смотри, братан, пока тебе сиськи не показала, никакая она тебе ещё не девушка. И тратить на неё бабки необязательно. Усёк? 

Кит (грустно). Усёк.

Брат Кита. Ну чё, удачи тогда, щегол.

 

Брат Кита выходит. Кит понурый остаётся в комнате.

 

СЦЕНА 13

 

Школьный класс. Все парты сдвинуты к стенам. Середина класса пустая. Это импровизированный танцпол. Играет ритмичная музыка. Танцуют Сыроежка, Головастик, Воробей, Овца. По периметру «танцпола» стоят Кит, Килька, Пукан и Фигура. Звучит медленная композиция, все расходятся с танцпола и начинается томительное ожидание: кто кого пригласит. Головастик подходит к Воробью, что-то говорит, та кивает. Он берет её за руку и выводит на середину танцпола. Кладёт ей руки на бока, она — ему на плечи. И они, как роботы — немного неуклюже, танцуют на танцполе одни. Все смотрят на них. Кит и Овца показывают в их сторону и ржут. Килька и Сыроежка смотрят на танцующих с интересом и даже немного с завистью. Музыка заканчивается. Начинается другая, ритмичная. Все, кроме Кильки, Фигуры и Пукана, выходят танцевать. Затем снова включается медленная композиция. Гаснет свет. Кит идёт в сторону Кильки, потом, будто передумав, сворачивает и подходит к Сыроежке, приглашает танцевать. Она жеманничает и соглашается. Они танцуют иначе, чем Воробей и Головастик: Кит прижимает Сыроежку к себе и плавно качается с ней в такт музыки. Все смотрят на них. Фигура подходит к Кильке и приглашает танцевать её. Ребята танцуют, но Килька всё время вертит головой и высматривает, как танцуют Кит и Сыроежка. 

 

СЦЕНА 14

 

Килька и Воробей идут по улице.

 

Воробей. Классный праздник получился, да? 

Килька (грустно). Да, наверное. Кажется, Головастик и правда в тебя втюрился. Раз танцевать пригласил.

Воробей. Я знаю.

Килька. А ты?

Воробей. Что я?

Килька. Будешь с ним гулять?

Воробей. Не знаю. А ты почему Кита не пригласила?

Килька. Я хотела. Но не знала, как это сказать. Типа пойдём потанцуем? Или — ты танцуешь? Или — давай потанцуем? Пока я думала, он уже пригласил Сыроежку. А на следующий танец меня пригласил Фигура. Пришлось согласиться. А потом я опять стояла думала, и он опять пригласил Сыроежку. А я так перенервничала, что у меня сильно вспотели руки. Всегда так. Даже перчатки иногда воняют. А ты на каникулах чего будешь делать? 

Воробей. Дома сидеть. Или у бабушки.

Килька. Ясно.

 

СЦЕНА 15

 

Кухня в квартире Кильки. Девочка и дедушка сидят за столом. Девочка что-то ковыряет в тарелке. Бабушка стоит у плиты.

 

Дедушка номер один. Как настроение? Что-то ты какая-то грустная. Каникулы же. Свобода. 

Килька. Нормально. 

Бабушка номер два. У неё сейчас на все один ответ — нормально. 

Килька (отодвигая тарелку). А можно я не буду доедать? 

Бабушка номер два. Нет, нельзя. Доешь, пожалуйста.

Дедушка номер один. Ну не хочет человек. Не блокада же, с голоду не умираем.

Бабушка номер два (дедушке тревожно). Да вы посмотрите на неё. Она же аж светится вся. Худющая стала. (Обращаясь к Кильке) Доела? Вот и молодец. 

 

Килька встаёт и отодвигает стул. 

 

Килька. Можно мне уже идти? 

Бабушка номер два. Можно. Стулом не вози и волшебное слово!

 

Килька (обращаясь к залу). Каникулы? Скукотища, а не каникулы. Хорошо хоть от телефона не гоняют. Можно поговорить нормально. Мы часто треплемся с Воробьём. Она тоже всё время дома сидит и мультики смотрит. У неё не только двухкассетный мафон есть, но и видик. Можно смотреть разные мультики и фильмы. И ещё видеокамера. На неё отец Воробья снимает всякие дни рождения и другую семейную скукоту. А как-то мне позвонил Кит и спросил, послушала ли я кассету, которую он мне дал перед каникулами. Ну как послушала. Я её включила, конечно, но ничего не поняла. Пели вроде по-русски. И на кассете чёрным фломиком было написано «Мальчишник», а потом начался припев:

Секс, секс, как это мило

Секс, секс без перерыва

Я чуть не поперхнулась и быстро выключила. Надеюсь, хотя бы бабушка не услышала.

 

СЦЕНА 16

 

[ВТОРАЯ ЧЕТВЕРТЬ]

 

Школьный класс. Кит и Килька. Кит оживлённо о чём-то рассказывает.

 

Кит. Ну что, ты послушала? 

Килька. Чего? 

Кит (раздражённо). Чего, чего — «Мальчишник»! 

Килька (неуверенно). Ну круто. Но я не все слова разобрала.

Кит. Да, слова там не детские. (Язвительно) Чего, не знаешь, что такое секс? 

Килька (смущённо). Знаю. Отстань!

Кит. Короче. Пока ты там слова разбирала, это уже никто не слушает. «Мальчишник» слушают только гопники. 

Килька. Ты же мне сам кассету дал. 

Кит. Ты чё, тупая? Это когда было? Перед каникулами ещё. Говорю же. Это уже не модно. Их только гопота всякая слушает. 

Килька. А что ты теперь слушаешь?

Кит. Что, что… Металл, конечно. Слышала? 

Килька. Нет ещё. 

Кит. Вот, на, держи. Я тебе кассету принёс. Потом скажешь, как послушаешь. Поняла?

Килька (обращаясь к залу). Я весь вечер слушала. Одну сторону кассеты два раза и другую два раза. Сначала очень долго играла музыка, в принципе красивая, а потом очень мрачный дядька запел очень длинную песню. Потом в какой-то момент все в его группе как будто сошли с ума и начали со всей силы дубасить по барабанам. Я даже сделала чуть потише, потому что боялась, как бы уши у меня не полопались, как шарики на детском дне рождения. Но Киту я сказала, что это очень круто. А он сказал, что я секу. И хлопнул меня по плечу.

 

СЦЕНА 17

 

Школьный класс. Урок закончился, и началась большая перемена. В классе Кит, Килька, Овца и Пукан, который замешкался и не успел выйти.

Кит видит, что Пукан в классе один без Фигуры и начинает дразнить его. 

 

Кит (кричит противным, писклявым голосом). Пук-пукан сейчас пёрнет!

 

Пукан делает вид, что не слышит, но нервничает и поспешно достаёт из рюкзака какую-то еду в маленьком целлофановом пакетике. Кит выхватывает у него еду из рук и начинает ей размахивать. 

 

Кит. Пук-пукан сел на диету! Антипуковскую диету! 

 

Килька видит это и громко смеётся. Кит кидает ей пакетик с едой.

 

Кит. Килька, лови! 

 

Килька визжит, отскакивает и пакетик падает на пол. Из него выпадает чёрный хлеб и много зелёного лука, который сильно пахнет и рассыпается под партой.

 

Килька. Фу, гадость! 

Овца (издевательским тоном и громко смеясь). Пукан, слышь, ты чё, корова — траву жевать? 

 

Пукан тихо подходит к еде, опускается на корточки и начинает бережно собирать хлеб и зелень.

 

Кит (громко и брезгливо). Блин, он с полу жрёт! Вот почему он пердит! У них вся семья с полу траву жрёт!

Овца (издевательски). А может, вы во дворе пасётесь? Семья пуканских Кызь!

 

Пукан собирает остатки еды в пакет и выбегает из класса.

 

СЦЕНА 18

 

Школьный коридор. Килька, Сыроежка и Воробей стоят возле окна и о чём-то болтают. Сыроежка грызёт яблоко. 

 

Сыроежка. А мне вчера трусы-неделька мама подарила. Там упаковка — семь штук, и на каждых разными цветами понглийски дни недели написаны. Поэтому и «неделька» называется. А ещё вчера всю ночь за стенкой мой брат и его жена занимались сексом. Я сама слышала, как она громко кричала.

Килька (удивлённо). А кричать-то зачем?

Сыроежка. Килька, ты чё, совсем дура? Чтобы ему было приятно.

Килька. Он что, маньяк? Разве приятно, когда кто-то рядом орёт как полоумный?

 

Сыроежка крутит пальцем у виска и присвистывает.

 

Воробей. А мои родители сексом не занимаются. Они вообще спят в разных кроватях. 

Килька (беззлобно). Может, они просто уже старые?

 

Сыроежка обидно хихикает.

 

Воробей (Кильке). Кызя!

Килька. Сама кызя!

 

К девочкам подходят Кит, Овца и Головастик. 

 

Кит. Так! Короче, теперь мы все металлисты. А кто не металлист, тот гопник и потомник. 

Головастик. Металлист — это как? 

Кит. Ты чё, кызя? Вон Килька знает, что такое металлист. Давай, скажи ему!

Килька (неуверенно). Ну это музыка такая… Тяжёлая. 

Кит. Вот. А ещё прикид. Металлисты носят банданы, цепи разные, нашивки с черепушками, надписями там всякими. 

Сыроежка. И чё, теперь одеваться всем одинаково? 

Килька. Не, ну ты, конечно, можешь в одних трусах-недельках ходить. 

Воробей (смеясь). Точно!

Сыроежка (Кильке). Коза!

Килька. Сама коза! 

Кит. Так, тихо. Короче, чтоб все купили себе банданы, или с Пуканом будете тусоваться, понятно? Всё, до завтра. 

 

Кит, Сыроежка, Головастик и Овца собираются уходить. Воробей делает вид, будто ищет что-то в рюкзаке.

 

Килька. Ну, идём? Чего ты копаешься? 

Воробей. Сейчас, пять сек. 

 

Воробей дождалась, пока остальные отошли.

 

Воробей (Кильке). Тебе чего, правда металл нравится?

Килька. Ну… Одна песня у «Металлики» вообще-то ничего.

Воробей. Да ладно, Килька, ты же битломанка, все знают. 

Килька. Одно другому не мешает.

Воробей (иронично). Ну-ну!

Килька. Чего «ну-ну»? Не веришь? Ну и ладно, ещё увидишь! 

 

СЦЕНА 19

 

Кухня в квартире Кильки. Бабушка номер два в очередной раз что-то готовит. Дедушка номер один читает газету. 

 

Килька (громко). Дед! Деда!! 

 

Килька заходит в кухню.

 

Килька. Всем привет. Мне нужны деньги. 

Дедушка номер один. Зачем тебе? 

Килька (Дедушке). На символику.

Бабушка номер два. На что? 

Килька. У нас в классе теперь все металлисты, и мне нужна бандана и нашивка с черепом.

Дедушка номер один. Ба… что?

Килька. Бандана. Платок такой.

Бабушка номер два. С чем? С черепом? Только через мой труп.

Килька. Ну бабушка!

Дедушка номер один. Нет, ну правда, ты обвешаешься всем этим и будешь так ходить?

Килька. Все в классе будут! 

Бабушка номер два. Я сказала — только через мой труп! 

Дедушка номер один. А обязательно быть как все?

 

Килька (обращаясь к залу). Вообще-то, обязательно. Но дедушке с бабушкой это объяснять необязательно.

 

СЦЕНА 20

 

Килька, Сыроежка и Воробей идут поглазеть на товары в коммерческом ларьке. Они стоят и рассматривают разные упаковки в стеклянной витрине.

 

Голос продавщицы. Эй молодёжь, хотите подзаработать?

Сыроежка. А что нужно делать? 

Голос продавщицы. Я вам сейчас ящики и коробки выставлю, отнесите на помойку. Мне уходить нельзя, а тут наступать уже некуда.

Сыроежка. А заплатите сколько?

Голос продавщицы. По десятке.

Сыроежка. Это нам подходит. 

Воробей. А может, у вас ещё какая работа есть? 

Голос продавщицы. Окна сможете протереть? 

Воробей (обращаясь к продавщице). Сможем, конечно. Сколько платите?

Голос продавщицы. Ещё по десять.

Воробей (девочкам). Так вообще нормально можно заработать.

Килька. А ты умеешь? 

Воробей. А чего там уметь! Трешь, и всё тут. 

Килька. Никогда не делала.

Воробей (продавщице). Только газеты дайте.

 

Продавщица через окошко подаёт старый номер «СПИД-Инфо».

 

Сыроежка (Кильке яростным шёпотом). Спрячь, спрячь скорее!

Килька. Да куда я её спрячу?

Сыроежка (продавщице). А можно нам ещё одну газету?

Голос продавщицы. Ишь, какие хитренькие. Нате вам вот «Известия».

 

Килька (обращаясь к залу и расхаживая по сцене, будто переступает через невидимые препятствия). Всю неделю мы мыли ларьки и выносили мусор. И почти каждый день удавалось что-то заработать. Бабушка и дедушка думали, что я на продлёнке, и времени у меня было предостаточно. В пятницу я решила поехать за символикой и новыми кассетами. Нашивки и банданы продавали на другом конце города, в переходе у метро. Мы поехали туда с Воробьём. Сыроежка слилась, сказала, что она «личность» и символика ей не нужна. Воробей хотела потратить всё на подарок маме, как будто картинку не могла нарисовать или открытку сделать. Взрослые всегда рады такой фигне. Я же решила сделать всё правильно — ради Кита, конечно. Я выбрала чёрную бандану, по краям которой несколько раз было написано Metallica, и нашивку с черепом и розами, как у Овцы. Это было очень круто.

 

СЦЕНА 21

 

Школьный класс. Звенит звонок с урока. Ученики встают со своих мест.

 

Воробей (Кильке, хихикая). Кит на тебя весь урок смотрел. Как ты сегодня разоделась!

Килька. Тихо ты! 

Воробей. О, сюда идёт! 

 

Кит подходит к Кильке. На Кильке надеты чёрные брюки, мамина шёлковая жилетка и на шее — бандана треугольным краем вперёд.

 

Кит. Классно выглядишь. 

Килька. Я знаю.

Кит (одобрительно смеясь). Чё, крутая, типа? 

Килька (смеясь). А чё, нет?

 

Килька (обращаясь к залу). Мы немного поржали, а у меня в грудной клетке будто что-то защекотало. Всю неделю я ходила в бандане и слушала «Металлику». Если совсем честно, я соскучилась по «Битлз», но решила никому об этом не говорить. Потому что по вечерам мне звонил Кит, чтобы обсудить музыку, а ради этого можно было слушать что угодно.

 

Кит (обращаясь ко всем). Так, короче, слышьте, дело есть. Все сюда.

 

Воробей, Овца, Сыроежка и Головастик подходят к Киту и Кильке. 

 

Кит. Короче, я придумал, что у нас будет тусовка. 

Килька. В смысле типа осеннего бала? 

Овца (Кильке). Ты чё, дура?

 

Кит двинул Овцу локтем в бок.

 

Кит. В смысле у нас будет тусовка. Мы будем собираться после уроков и тусоваться. Парни с девушками. 

Воробей. Как это «парни с девушками»? Типа вы хотите с нами прям гулять? 

Кит. Сечёшь, Воробьиха. 

Сыроежка. И кто, интересно, с кем будет гулять?  

Головастик. Давайте на су-ли-фа? 

Кит. Ты чё, совсем кызя?

Головастик. А чего? 

Кит. А ничего. Короче (обращаясь к девочкам), насчёт этого подумайте, а завтра после уроков обсудим. 

 

Кит, Головастик и Овца выходят из класса. 

 

Сыроежка. Везёт тебе, Воробьиха. Тебе Головастик нравится, а ты ему. И никаких вопросов. А нам что делать? 

Воробей. Что, что, сказали же — на су-ли-фа. 

Килька. А если мне Овца выпадет? 

Сыроежка. А если мне? Деловая такая! 

Воробей. Короче, варианта другого нет. Давайте. 

 

Сыроежка и Килька два раза играют в су-ли фа вничью, на третий раз «бумага» Кильки побеждает «камень» Сыроежки.

 

Сыроежка (очень злобно). Везёт тебе, Килька. А мне с Овцой лизаться. От одной мысли блевать хочется. У него все губы обкусанные и изо рта тухлятиной воняет. 

Килька (обалдело). Мы что, целоваться с ними будем?!

Сыроежка. А ты как думала? Что ещё по-твоему значит «гулять»?

Воробей (Сыроежке). Может, откажешься?

Сыроежка. Ага, и тусоваться с Пуканом? Не уж, спасибо. 

 

СЦЕНА 22

 

Школьный спортзал. Килька, Сыроежка и Воробей сидят на гимнастических матах.

 

Сыроежка (обращаясь к Кильке). Ты целовалась когда-нибудь?

Килька. В каком-то смысле да. 

Сыроежка. То есть? 

Килька. В щёку.

Сыроежка. Это не считается. Правда, Воробей?

Воробей. Не считается. Мне девчонки во дворе рассказывали, что настоящий поцелуй называется «взасос». 

Сыроежка. Да, потому что они сосут друг другу языки. 

Килька. Гадость какая. Они же все в слюнях.

 

В спортзал заходят Кит, Головастик и Овца.

 

Кит (деловито). Так. Давайте брусья матами обложим. Один — вниз, другой — на перекладины, а из остальных стенки сделаем. Головастик, зал на ключ закрой и свет выключи. Всё. Залазьте. 

 

Одноклассники забираются внутрь импровизированного домика.

 

Овца (Сыроежке, хрипло хихикая). Ну чё? Целоваться будем или глазки строить?

Сыроежка. Да отвали ты! 

 

Овца обхватывает Сыроежку рукой за шею, притягивает к себе и начинает целовать в губы. Килька, Воробей и Головастик смеются.

 

Кит (строго прикрикивая). А ну, заглохли, а то к потомникам пойдёте!

 

Кит берёт Кильку за руку, притягивает к себе и прикасается губами к её губам.  

Снаружи кто-то начинает интенсивно дёргать ручку двери. Стучит. Колотит. Пытается открыть.

 

Голос Питона (из-за запертой двери). Кто тут?

Кит. Тихо! 

Голос Питона. Сейчас же откройте дверь!

 

Одноклассники вскакивают и начинают перетаскивать маты на место. Головастик включает свет. Кит открывает дверь.

 

Кит. Здравствуйте. 

Питон (подозрительно). Чего это вы? Физкультурой решили позаниматься?

Кит. Да, в бадминтон играли. 

Питон. Молодцы, конечно. А теперь быстро по домам.

 

Одноклассники выходят из спортзала.

Килька остаётся на сцене одна.

 

Килька (обращаясь к залу и переступая невидимые препятствия). Весь вечер я была как пьяная. По крайней мере, взрослые, когда выпьют, ведут себя точно так же: шатаются, странно говорят и по-идиотски улыбаются, даже если совсем не смешно. Ещё бабушка со своими вопросами:

— Какая-то ты сегодня странная. У тебя всё в порядке? 

— Всё нормально.

— Что в школе?

— Ничего особенного.

— Какие отметки?

—Да особо никаких.

— Ты хоть что-то мне можешь рассказать?

— Да нечего рассказывать.

— Ясно. Не хочешь разговаривать, не надо!

И она ушла из кухни. Так что ужинала я в тишине и одиночестве, и никто больше не доставал меня своими вопросами.

А весь вечер в постели, уже погасив свет, я играла в подушку. Я представляла себе, что Кит обнимает и целует меня. И шептала, шептала от его имени:

— Килька, я люблю тебя.

— И я тебя!

— Ты очень красивая.

 

СЦЕНА 23

 

Школьный класс. Кит и Килька демонстративно слоняются в обнимку туда-сюда. Остальные ученики готовятся к уроку.

 

Головастик (громким, шутливым голосом на весь класс). Тили-тили-тесто, жених и невеста.

 

В класс входит Питон. Килька и Кит не замечают, как он вошёл.

 

Килька (Головастику грубо). Пасть захлопни.

Головастик (робко). Сама захлопни.

 

Кит кидается к Головастику. Хватает его за горло.

 

Кит. Ещё раз против неё вякнешь — прибью. 

 

Кит бьёт Головастика кулаком в плечо. Тот начинает беззвучно плакать. Кит разворачивается и идёт к Кильке. По ходу пинает Пукана по ноге. И тут замечает Питона. 

 

Питон (указывая на Кита и Головастика). За мной. К директору! Немедленно. Вы оба!

 

Питон, Кит и Головастик выходят из класса.

Килька садится на своё место. Овца вынимает из ручки стержень и начинает тыкать им Пукана в спину. Сыроежка достаёт бутерброд и громко ест. Воробей и Фигура смотрят на Кильку. 

 

Килька (Воробью). Тебе чего?

Воробей (зло и обиженно). Да ничего!

Килька (Фигуре). А ты чего зыришь?

Фигура. Думаешь, он самый крутой? 

Килька. Покруче некоторых. 

Фигура. Ну-ну!

Килька. В смысле «ну-ну»? 

Фигура. Смысл тебе явно не понять.

Килька (раздосадованно). Да пошёл ты! 

 

Фигура хмыкает и отворачивается, прекращая разговор.

 

Килька (обращаясь к залу). Я потом спросила у Кита, что в кабинете директора было. А он мне сказал, что Питон нотации читал и грозился отстранить его от занятий за неподобающее поведение. Но пришёл Моча и Кита защитил. Сказал Питону, чтобы тот отвалил. И вообще, Кит сказал, что батя пальцем его никому не даст трогать. Он на его стороне. Здорово же когда отец — учитель и всегда рядом.

 

СЦЕНА 24

 

Узкий проход между гаражами. Кит, Килька, Овца, Сыроежка, Воробей и Головастик стоят кружочком. Кит достаёт из кармана сигареты. 

 

Кит. Зырьте, чё у меня есть! 

 

Кит и Овца берут сигареты. Закуривают. Кит курит по-настоящему, пускает дым. Овца курит не взатяг, краснеет, кашляет.

 КИТ протягивает открытую пачку детям. Смотрит на Кильку.

 

Кит. Кто ещё хочет? 

Килька. Давай я. 

Кит (Кильке, протягивая свою сигарету). Вот, Килька молодец.

 

Килька делает затяжку. У неё кружится голова. Она начинает переступать с ноги на ногу. Кашляет. Накренивается в бок.

 

Кит (забирая у Кильки сигарету и делая затяжку). Дай мне.

 

Овца докуривает, кидает окурок на землю. Достаёт из кармана мелок и пишет на стене слово «СУКА». Все начинают ржать и улюлюкать. 

 

Кит. Круто, Овца. Давайте размалюем эту стену. Есть ещё мел? 

Овца. Есть. Я весь сегодня из класса стырил. 

 

Ребята начинают писать нецензурные слова. Сначала Кит, потом Головастик, Сыроежка и Воробей.

 

Кит. Килька, давай! 

 

Килька берёт мелок и пишет на стене большими буквами слово из трёх букв. В этот момент появляется дядька, который хватает Кильку за рукав и истошно орёт. 

 

Дядька (противным, истеричном голосом). Шпана! Сволочи! Прибью! Сейчас отмывать у меня тут будете всё. Я вам покажу. Вы у меня получите! 

 

Килька пытается вырваться. Одноклассники убегают врассыпную.

Килька цепенеет. Дядька открывает двери гаража. Достаёт замызганную грязную тряпку. Дает её Кильке. Килька молча трёт стенку. 

 

Дядька (орёт). Чему вас только в школе учат?Лучше бы сразу в колонию отправляли. Одни хулиганы. (Назидательно бубнит.) Ты же девочка. Как тебе не стыдно такие слова на стенах писать? Куда только твои родители смотрят? Кто тебя вообще воспитывал?

 

Килька оттирает последнее слово. Бросает тряпку и убегает. Бежит до ближайшей остановки. Садится на пустую скамейку и начинает громко плакать. Её плечи сотрясаются от рыданий. Она не замечает, как рядом с ней на скамейку садится Фигура.

 

Фигура. Чего случилось? 

Килька (нечленораздельно). Бсё барбальна.

Фигура. Чего-чего? 

Килька (мотая головой). Неважно. Всё нормально.

Фигура. А так и не скажешь.

Килька (всхлипывая). Отвали. Не твоё дело.

Фигура. Ну как знаешь.

 

Фигура поднимается и уходит.

 

Килька (нервно прохаживаясь по сцене, будто переступает через невидимые препятствия, говорит, обращаясь к залу). Вечером мне позвонил Кит, но разговаривать с ним мне почему-то совсем не хотелось. Он спросил типа: «Чё, старый пердун не убил тебя? Мы хотели вернуться, но побоялис,ьчто он пойдёт к Питону, и тогда меня точно выпрут. И батя не поможет». Я сказала: «Норм». А он спросил, не дуюсь ли я на него. И типа «чё дуться». С кем не бывает. Что в этот раз меня поймали, в следующий раз кого-то ещё. А я сказала «ладно». И он ещё что-то про новогодний огонёк говорил, что скоро дискотека будет, но я уже его почти не слушала. 

 

СЦЕНА 25

 

Раннее утро. Комната Кильки. Килька спит. В комнату тихонько входит Мама Кильки. 

 

Мама Кильки. Просыпайся. Доброе утро, зайка. 

Килька. Мамочка! Вы ночью прилетели? Почему меня не разбудили? А папа где? 

 

Килька пытается подняться на локте, но снова ложится.

 

Килька. Сейчас. Полежу немного и встану.

 

Мама Кильки подходит, садится на кровать и крепко обнимает дочь.

 

Мама Кильки. Поздно уже было. Папа на работе. Там дел невпроворот. Ого! Какая-то ты горячая. Ну вот, я так и знала. Лежи. Никуда не пойдёшь сегодня. 

Килька (капризно). Ну мам! Последний учебный день. Вечером дискотека!

Мама Кильки. Ещё чего не хватало. Ты горячая, как кипяток. Никаких дискотек. И никаких «мам». Сейчас градусник принесу. 

Килька. Мам, мама! Знаешь что? Я, кажется, влюбилась!

Мама Кильки (шутливо). Пора пришла — она влюбилась!

Килька. Ну мама!

Мама Кильки. Ладно-ладно. Температуру измерим и подарки будем разбирать.

 

Килька (обращаясь к залу). Градусник показал 39. Всё тело ломило, а горло сжимал гадкий железный комок. Мама разрешила встать, только чтобы я позвонила Воробью и сказала, чтобы меня сегодня не ждали. Я так и сделала. Договорились, что созвонимся завтра, и она мне всё расскажет про дискач. Весь день я спала, потом парила ноги, потом опять спала, потом дышала над паром противной картошки, потом пила противный морс, потом опять спала и мерила температуру. Классная дискотека. Ничего не скажешь. А потом мне полегчало. И я стала разбирать подарки. Божетымой, чего там только не было! Лосины! Как я мечтала — фиолетовые, блестящие. Воробей лопнет от зависти. Вельветовые штаны-бананы, тоже фиолетовые. Чёрная водолазка — это же вообще писк моды. Ручка розового цвета, а внутри неё ездит лодка с человечками. Новые кроссовки, прикиньте!  Скорей бы весна. Ещё значок в виде огромной салатовой пуговицы — это просто отпад. Брелок-скейтборд — ярко-розовый, и колёса по-настоящему крутятся. Настоящий лифчик, настоящий! Ну то есть как настоящий: скорее в форме топика, но и не просто майка на бретельках! Трусы с далматинцами, целых четыре штуки. Кружка, на которой, если налить горячей воды, проступает картинка с черепашками-ниндзя. И самое главное — кассета «Битлз»! Всё это богатство теперь будет лежать до самой третьей четверти. Потому что завтра каникулы. И это очень обидно.

 

СЦЕНА 26

 

Гостиная в квартире Кильки. Килька звонит по телефону.

 

Килька. Привет, Воробьиха. Ты чё так долго к телефону идёшь?

Голос Воробья. Бли-и-ин! Килька, выходной же! Дай поспать.

Килька. Расскажи про вчера.

Голос Воробья. Да нечего рассказывать.

Килька. Как нечего? Ты ходила же?

Голос Воробья. Ну ходила.

Килька. И чего?

Голос Воробья. Да ничего.

Килька. Ну и кто был?

Голос Воробья. Да все были.

Килька. И Фигура с Пуканом? 

Голос Воробья. Фигура был, а Пукан не пришёл.

Килька. Ну и что делали? 

Голос Воробья. Ну танцевали. Потом всё закончилось, и мы решили ещё потусоваться и к Сыроежке поехали.

Килька. А там чего?

Голос Воробья. Слушай, спроси у Сыроежки.

Килька. В смысле? 

Голос Воробья. Мне пора. Родители есть зовут.

 

Килька (обращаясь к залу). И она повесила трубку. Всё это было странно, подозрительно. Но звонить Сыроежке мне совсем не хотелось. И сама не знаю почему, я разволновалась. Ещё раз позвонила Воробью, но никто не подошёл. И тогда я позвонила Киту.

 

Набирает телефонный номер.

 

Голос Кита. Алё. 

Килька. Привет.

Голос Кита. Привет.

Килька. Как дела?

Голос Кита. Нормально. 

Килька. Это я, Килька.

Голос Кита. Я понял.

Килька. А я заболела. 

Голос Кита. А мне какое дело? 

Килька. Ну просто… Подумала, что ты не в курсе.

Голос Кита. Килька, не звони мне больше, лады? Я теперь с Сыроежкой гуляю, и мне на тебя плевать.

 

СЦЕНА 27

 

Килька (обращаясь к залу и расхаживая по сцене, будто переступая через невидимые препятствия). Весь вечер я проревела. Мама приходила и спрашивала, что случилось, но я говорила, что у меня просто очень болит горло. Тогда мама приносила раствор какой-то гадости и заставляла полоскать. От этого становилось ещё хуже. Я не помню, как уснула. Сегодня я сказала, что мне лучше и что срочно нужно забрать у Воробья одну очень важную книгу, которую надо успеть прочитать за каникулы. Мне просто необходимо было поговорить с Воробьём с глазу на глаз. Мы договорились встретиться у метро. 

 

Воробей. Привет. 

Килька. Расскажи мне, что случилось? 

Воробей. Он сказал тебе?

Килька. Да.

Воробей. Короче. На дискотеке в этот раз было как-то тухло. Потом Кит с Овцой откуда-то притащили бутылку водки, а Сыроежка предложила после дискотеки поехать к ней, потому что у неё никого дома не было. Потом мы туда приехали, и Овца с Китом начали бухать. Сыроежка тоже попробовала немножко. И я попробовала, но меня чуть не вырвало. Ты пробовала?

Килька. А дальше?

Воробей. Кит и Овца напились, и Овце стало плохо. Его стошнило у Сыроежки в коридоре и потом ещё раз на коврик в ванной. Меня саму чуть не стошнило потом. А Сыроежка с Китом начали обниматься, а потом целоваться взасос. И она сказала, что она на всё готова, если он захочет быть с ней.

Килька. В смысле «на всё»? 

Воробей. В смысле на вообще всё!

Килька. А потом? 

Воробей. А потом я пошла домой. Но потом Сыроежка мне позвонила и сказала, что Кит теперь с ней гуляет.

Килька. Понятно.

Воробей. Ну ты не расстраивайся. Может, он ещё передумает и опять будет с тобой гулять. И вообще, Новый год же скоро.

 

Килька (обращаясь к залу). Про Новый Год я как-то совсем забыла. Настроение было совсем не новогоднее.

 

СЦЕНА 28

 

[ТРЕТЬЯ ЧЕТВЕРТЬ]

 

Килька входит в класс. Она немного опоздала, и все одноклассники уже сидят за партами. Но учителя ещё нет.

 

Килька (обращаясь к зрителям). Зимние каникулы прошли. Было очень скучно. Делать было нечего. И даже по телефону разговаривать не хотелось. Сегодня первый день третьей четверти. Когда я вошла в класс, не сразу почувствовала, что что-то изменилось. Хотя изменилось всё. Кит, Овца, Сыроежка, Головастик и Воробей вели себя так, будто меня больше нет. Но я не сразу это поняла и подумала, что всё это мне только кажется.

 

Килька (обращаясь ко всем). Привет! Как дела?

Овца (громко рыгая). Слышь, Килька, мы тут решили, что ты больше не в тусовке.

Сыроежка. Фу! Ну ты дебил. Может, хватит рыгать? 

Овца (громко ржёт). А чё такого? Просто котлетками запахло.

 

Килька (обращаясь к залу). А потом урок закончился, и ещё один, и ещё. И всё это время Кит на меня не смотрел. Будто меня тут нет или я призрак. А потом уроки закончились, и я пошла домой. По дороге меня догнали Фигура и Пукан. Оказалось, что они давно дружат. Живут рядом и всегда вместе ходят в школу и из школы. И ещё, они как и я, любят Майн Рида. 

 

СЦЕНА 29

 

Комната Кильки.

 

Килька (обращаясь к залу). В тот вечер дедушке стало плохо. Мама вызвала скорую, но она приехала не сразу, а только через час. Всё это было очень страшно, и я сделала вид, что сплю. Сначала я слышала, как хлопнула дверь подъезда. Потом — как внизу вызвали лифт. Потом — как он остановился на нашем этаже. Потом раздался звонок. Мама открыла дверь и проводила врачей в комнату дедушки. Совсем ненадолго стало тихо, потом опять шумно. Я услышала, как мама заплакала, как папа что-то говорил врачу и как какой-то чужой голос сказал, что нужно оформлять. Наверное, я не вышла из комнаты, потому что не хотела думать о том, что могло произойти. Ведь пока не знаешь точно, ничего как будто и не произошло.

 

Мама Кильки. Ты спишь? Вставай. Уже утро. 

Килька. Нет. Не сплю, кажется.

Мама Кильки (садится на край кровати и берёт Кильку за руку). Мне надо с тобой поговорить. 

 

Килька (обращаясь к залу). Было понятно, что хочет сказать мне мама. И я меньше всего на свете хотела это слышать. Но я сделала вид, будто ничего не понимаю. 

 

Мама Кильки. Вчера дедушке снова стало плохо. Ты же знаешь, у него слабое сердце. Вчера оно у него снова заболело. Приехали врачи, но было уже поздно. Сердце остановилось. 

 

Килька (обращаясь к залу). Я молчала. Потому что не знала, что в таких случаях надо говорить.

 

Мама Кильки (плачет). Дедушка умер.

 

Килька (обращаясь к залу). Я молчала. Я разглядывала узоры на обоях. Они напоминали лица жутких чудовищ. И я почему-то вспомнила, что мы собирались сегодня пойти с мамой и папой в кино. (Обращаясь к маме). То есть в кино мы сегодня не пойдём? 

Мама Кильки (кричит и вскакивает с кровати). Стыдно! Когда ты поссорилась с кем-то из школы, рыдала весь день! У тебя дед умер, а тебя волнует какая-то чушь!

 

Мама стремительно выходит из комнаты.

 

Килька (обращаясь к залу). А потом были похороны. В тесном зале с серыми стенами стоял гроб, а в нём лежал дедушка. И лицо у него было какое-то другое. И я даже подумала, что всё это шутка или умер кто-то другой. Дедушка лежал в своём нарядном костюме с кучей орденов, хотя в жизни их никогда не носил. И вокруг гроба стояло много людей, мне совершенно незнакомых. Потом какая-то тётка сказала, что надо подойти и попрощаться с покойным. Я сначала не сразу поняла, что она говорит. А потом папа подошёл к дедушке, и лицо у него стало такое же серое, как стены. И он поцеловал дедушку в лоб. Хотя в жизни никогда его не целовал. А потом подошла мама, нагнулась и начала гладить дедушку по волосам и плакать. И бабушка сказала мне, что нужно идти и попрощаться. Потому что иначе я всю жизнь потом буду жалеть. Но ноги у меня стали как деревянные. И я застыла на месте. Я решила, что буду думать, что дедушка пошутил, и вообще это всё какое-то странное представление. И я вырвалась и убежала на улицу. На улице стояли мамины подруги, и одна обняла меня и сказала «держись». Будто бы я падала или что-то вроде того. А потом все вышли, и мы поехали домой. Там все зеркала были завешаны и стояла большая дедушкина фотография. На ней он был такой, как позавчера: живой, весёлый и улыбался. А рядом стояла рюмка и на ней горбушка бородинского хлеба. И это такой бред. Конечно, он бы предпочёл блины или лапшу, которую все ели, а не этот хлеб. Я сидела и смотрела на дедушкину фотографию, а потом пошла в свою комнату и уснула.

 

СЦЕНА 30

 

Школьный класс. Все сидят за партами. Учитель ещё не пришёл.

 

Килька (обращаясь к залу). Я стала дружить с Фигурой и Пуканом. Ну как дружить. По телефону мы, конечно, не трепались, но каждый день вместе шли до метро, а на перемене играли в морской бой и болтали про книги. Кит и Сыроежка гуляли вместе. И я видела, как они ходят в обнимку, и каждый раз у меня противно скручивало живот. С Воробьём мы больше не созванивались, будто никакой дружбы не было. Теперь они были лучшими подружками с Сыроежкой и часто после уроков ходили к ней в гости. 

 

Кит подходит к Кильке.

 

Кит. Слышь, Килька, ты чего, втюрилась в Пукана? Или в Фигуру, может? 

Килька. Мы просто дружим. 

Кит (противно хихикая). Групповуха типа?

Килька. Заткнись ты.

Кит. Чё ты сказала? 

Килька. Ничего. 

Кит. Я всё слышал. Ты не жилец.

 

В класс вошёл Моча. 

 

Моча. Здравствуйте, дети. Приготовьтесь отвечать домашнее задание. Нужно было выучить любое стихотворение Пушкина и постараться его напеть. Все выучили? (Кильке) Давай, с тебя начнём. 

Килька. Жил на свете рыцарь бедный, молчаливый и про…

Кит (с задней парты). Проститутка.

Моча (смущаясь). Сынок, помолчи, пожалуйста. (Кильке) Продолжай.

Килька. Жил на свете рыцарь бедный, молчаливый и про…

Кит (громко). Про-сти-тут-ка. Килька — проститутка. Всем потомникам даёт, у всех потомников берёт.

 

Овца бросил в спину Кильке комок жвачки.

 

Моча (нервничая). Мальчики. Тихо. Вы срываете урок.

Овца. А чем мы мешаем-то? Я молчал вообще. И стихотворение выучил. 

Моча. Ну хорошо, не надо хулиганить больше. (Кильке) Продолжай. Мы слушаем. 

Килька (дрожащим голосом). Жил на свете…

Кит. На том свете. 

 

Килька заплакала и села на место.

 

Моча. Ладно. В следующий раз расскажешь. 

 

Килька (обращаясь к залу). Домой после школы я шла одна. Я посчитала все шаги, я не наступила ни на одну чёрточку. Я засекла время на всех станциях. Я молилась Богу, не знаю какому. Я молилась, чтобы они меня простили. Я молилась, чтобы опять стать нормальной.

 

СЦЕНА 31

 

Килька, Фигура и Пукан выходят из класса. Кладут вещи на подоконник и начинают собираться домой.

 

Килька (обращаясь к залу). Так прошёл январь и начался февраль. Меня или немного дразнили, или не замечали. И казалось, этому не будет конца и края. 

 

К Кильке подходит Воробей.

 

Воробей. Килька!

Килька. Чего тебе? 

Воробей. Слышь, Килька, давай помиримся?

Килька. А я с тобой не ссорилась.

Воробей. Ну в смысле давай снова дружить. 

Килька. Давай.

Фигура (Кильке). Ты домой идёшь?

Килька. Вы идите, я с Воробьём.

Фигура (хмыкнув). Как скажешь!

 

Пукан ищет что-то по карманам куртки, смотрит в рюкзаке.

 

Пукан (Фигуре). Я, кажется, шапку забыл.

 

Пукан возвращается в класс.

 

Воробей (Кильке). Ты знаешь, что Кит с Сыроежкой больше не гуляют?

Килька. Почему?

Воробей. Он сказал, что у неё нет сисек, и это всё равно, что с пацаном гулять.

Килька. Тебе сказал? 

Воробей. Да не мне, а ей.

Килька. А она?

Воробей. А она обиделась, конечно. Ты же её знаешь.

 

Из класса выбегают Кит, Овца и Головастик. За ними выбегает Пукан. В руках у Кита шапка. Он делает тазом неприличные движения и тыкает шапкой в пах.

 

Пукан. Отдай! 

 

Кит делает вид, что протягивает шапку Пукану, а затем перекидывает её Овце, тот — Головастику и тот обратно Киту.

 

Пукан. Отдайте!

 

Кит кидает шапку Кильке.

 

Кит. Килька, лови! 

 

Килька ловит шапку. Пукан с улыбкой идёт к Кильке, чтобы забрать шапку, но Килька растерянно перекидывает шапку Овце. Овца ловит шапку, сморкается в неё и бросает шапку на пол. Фигура поднимает шапку, хватает Овцу и натягивает шапку ему на голову. Тот орёт, визжит, остальные смотрят и смеются, в том числе и Килька. В этот момент в коридоре появляется Питон. Кит, Овца, Головастик и Воробей поспешно уходят. 

 Питон заходит в ближайший кабинет. Фигура, Пукан и Килька остаются в коридоре.

 

Килька (Пукану). Слушай, извини. Сам понимаешь, если бы я отдала тебе шапку, со мной было бы то же самое.

 

Фигура и Пукан не обращают на Кильку никакого внимания. Молча уходят.

 

Килька (обращаясь к залу, грустно). Они просто молча ушли. Они просто ушли, не сказав ни слова. Если бы они наорали на меня или обозвали, было бы лучше.

 

Кит возвращается и подходит к Кильке.

 

Кит. Килька, а чего ты завтра после уроков делаешь? 

Килька. Да ничего вроде. 

Кит. Не хочешь в гости прийти? 

Килька. К тебе?

Кит (смеясь). А к кому ещё, к Пукану? (Кланяется нарочито галантно.) Приглашаю вас, госпожа, ко мне в гости. (Смеясь) Ну что, придешь? 

Килька. Ну ладно.

Кит. Ну круто, тогда до завтра.

 

СЦЕНА 32

 

Квартира Кильки. Дома никого нет. Девочка по обыкновению с порога зовёт деда.

 

Килька (громко и радостно). Дед! Деда! Я тебе сейчас такое расскажу. Такое! Меня Кит в гости пригласил. Представляешь!

 

Девочка забегает в кухню. Останавливается. Замирает. К ней приходит осознание, что дедушки больше нет. Она кричит и убегает в свою комнату. С ней случается истерика. Она ложиться на кровать, укрывается одеялом с головой и лежит неподвижно до темноты. Вечером мама приходит с работы. Заглядывает в комнату Кильки. Думает, что дочь спит и тихонько прикрывает дверь.

 

СЦЕНА 33

 

Килька (обращаясь к залу). После уроков мы с Китом сели на троллейбус и поехали к нему домой. Он жил в старом кирпичном доме. Когда мы подошли, у подъезда сидели старушки. Я поздоровалась, а Кит не обратил на них никакого внимания. Старушки заворчали, а он сказал неприличное слово и показал средний палец. В подъезде было темно и ужасно воняло кошками. Лифт не работал, и мы пошли пешком. Лестница была усыпана мусором, а на стенах написано очень много неприличных слов.

Дверь нам открыла мама Кита. Я видела её однажды в школе. У неё были выпирающие вперёд зубы, как у Кита. Кит вообще был на неё очень похож, и от этого почему-то уже не казался мне таким крутым. Его мама сказала: «Привет». А он рявкнул ей: «Ма, отстань». И она ушла в свою комнату. 

 

Квартира Кита. Килька и Кит стоят в неопрятной кухне.

 

Кит (Кильке). Хочешь жрать?

Килька. А что есть? 

Кит. Ща, посмотрим. 

 

Килька (обращаясь к залу). На столе стояли грязные тарелки с остатками еды, валялись хлебные крошки и виднелись маленькие лужицы от варенья или какого-то соуса. Кит открыл холодильник и на всю кухню запахло тухлятиной.

 

Кит (Кильке). Котлеты будешь?

Килька (Киту). Нет, спасибо, что-то не хочется.

 

Кит вытаскивает котлету прямо рукой, набивает полный рот. Некрасиво жуёт.

 

Кит (с набитым ртом). Ну, пошли тогда в мою комнату.

 

СЦЕНА 34

 

Комната Кита. Он лежит на нижнем ярусе двухъярусной кровати и листает журнал. Килька примостилась на ручке кресла. Потому что кресло полностью завалено одеждой.

 

Килька (обращаясь к залу). Комната была душная и неприбранная. Говорить нам было совсем не о чем. И ещё мой живот урчал, как голодный тигр. Поэтому я всё время ёрзала, делая вид, что меняю позу. Так прошло минут пятнадцать, а будто целая вечность. И тут Кит тихо позвал меня.

 

Кит. Килька, иди сюда. 

Килька. Куда? 

Кит. Ко мне.

 

Килька садится на краешек кровати Кита. Кит притягивает её к себе. Кладет ей руку на правую грудь. Килька вскакивает.

 

Кит. Да ладно, что ты как маленькая? 

 

Килька (залу). Я думала, он меня поцелует, а он… он... (Киту) Щекотно. 

Кит (притягивает Кильку за руку обратно на кровать). Ладно, ладно.

Килька (залу). Наши головы оказались совсем рядом, как в моих мечтах о подушке. И тогда Кит вдруг засунул язык мне в рот.

Я всегда думала, что первый поцелуй — это что-то волшебное, о чём потом помнишь всю жизнь. Но нет, оказалось, что это ужасно противно, как будто съедаешь улитку или слизняка. Чтобы не обидеть Кита, я решила потерпеть, стараясь не замечать запах котлеты у него изо рта.

Кит (шёпотом). Килька…

Килька (залу). Я поняла, что сейчас он скажет, что любит меня. (Киту) Что?

Кит (шёпотом). Покажи мне сиськи.

Килька (залу). Я подумала, что мне послышалось. (Киту) Чего?

Кит (шёпотом). Покажи сиськи.

Килька (отодвигается от него на кровати, отворачивается и робко). Может, пойдём погуляем? 

Кит. Не тупи. Ну что тебе стоит? 

Килька (смущаясь). Нет, я не могу.

Кит (громче и с напором). Чего ты, как целка, ломаешься?

Килька (растерянно). Я не ломаюсь.

Кит (грозно). Ты чего, дебилка совсем? Что пришла тогда? (Отворачивается к стенке, обиженно) Вали тогда давай.

Килька (робко и примирительно). Пожалуйста, не обижайся.

Кит (громко, капризно). Чё не обижайся-то? Ясно тебе сказано: или сиськи показывай, или вали домой.

Килька (залу). Если я уйду, он уже никогда не станет со мной гулять. И перестанет со мной разговаривать. Навсегда перестанет. И снова начнёт издеваться. При всех. (Киту) Хорошо.

 

Кит оборачивается. Килька поднимает свитер с правой стороны, стягивает одну бретельку. Обнажает правую грудь. Зажмуривается. Замирает. Кит заворожённо пялится. 

На пороге комнаты какое-то время уже стоит брат Кита. 

 

Брат Кита (издевательски, интонационно копирует голос диктора из телепередачи). Их половая жизнь зависит от жилищно-бытовых проблем. (Громко ржёт, продолжает своим обычным голосом) Мальчики и девочки играют в письки-попки?

 

Килька вскакивает с кровати, отталкивает Брата Кита и выбегает из комнаты.

 

СЦЕНА 35

 

Килька идёт в школу. Её догоняет Воробей. 

 

Воробей. Ну как? 

Килька. Нормально. 

Воробей. Рассказывай.

Килька. Да нечего рассказывать. 

Воробей. Чего вы делали?

Килька. Да ничего не делали. Так… болтали.

Воробей. А дома у него как?

Килька. Да никак.

Воробей. Целовались?

Килька. Отстань. 

Воробей. Целовались!

Килька. Отвали, Воробей!

 

Воробей пританцовывает вокруг Кильки в каком-то ритуальном танце.

 

Воробей. Ну и как?

Килька. Гадость. Как будто тебе в рот положили слизняка со вкусом котлеты. 

Воробей. Звучит не очень.

Килька. Так и есть. 

 

СЦЕНА 36

 

Школьный класс. Кит, Овца и Головастик стоят возле последней парты шепчутся и хихикают.

 

Килька (обращаясь к залу). После вчерашнего дня я не знала, как теперь посмотрю на Кита и что ему скажу. Пока я об этом думала и раскладывала на парте учебники, он прошёл мимо меня, будто вообще не заметил. Может, он обиделся? Или был занят чем-то другим? Или правда не заметил? Я решила спросить его напрямую. Он пошёл к парте Сыроежки. Я подошла и дёрнула его за локоть. (Киту) Привет!

Кит (отдёргивает руку и быстро садится с Сыроежкой. Грубо — Кильке). Отвали!

Килька (обращаясь к залу). Воробей сегодня была дежурная. Она открыла створки доски, и все стали громко ржать, а она просто тупо уставилась на доску. На доске были нарисованы два круга с точками посередине. И подпись: «Килька показывает сиськи». И приписка крупными буквами: «БЕСПЛАТНО!».

 

СЦЕНА 37

 

Кухня в квартире Кильки. Килька сидит за столом и вяло возит ложкой в тарелке. Мама варит на плите кофе.

 

Килька. Мам…

Мама Кильки (сонно). Мм?

Килька. Кажется, у меня болит горло. 

Мама Кильки (задумчиво). Надо прополоскать ромашкой.

Килька. И вообще, я как-то неважно себя чувствую. 

 

Мама Кильки трогает её лоб.

 

Мама Кильки. Температуры нет. 

Килька. Мам?

Мама Кильки. Слушаю тебя. 

Килька. Я забыла сделать уроки.

Мама Кильки. Так, ты идёшь в школу, и не надо придумывать всякую ерунду. 

Килька. Я не придумываю.

Мама Кильки. У меня сегодня полно дел и у папы тоже.

Килька. Я могу и одна посидеть.

Мама Кильки. Всё! Нечего балду гонять.

 

Килька раздражённо бросает ложку в тарелку и выходит из кухни.

 

СЦЕНА 38

 

Школьный класс перед началом урока. Питон развешивает какие-то карты, готовясь к занятиям. Большинство учеников уже сидят за партами. В класс входит Килька. Кит и Овца начинают хихикать, поглядывая на Кильку. Килька проходит к своей парте, садится на стул и тут же с криком вскакивает.

 

Килька (обращаясь к залу). Когда я села, будто несколько ос одновременно впились мне в попу. Кто-то положил на мой стул кнопки. Но самое ужасное было не это. На сиденье высморкались и по нему размазалась густая сопля. 

 

Питон подходит к парте Кильки и видит, что с её стулом.

 

Питон (громко и рассерженно). Кто это сделал?

Килька (залу). Все молчали, и только Овца хихикнул.

Питон (грозно Овце). Это ты?

Овца (со страхом). Не я.

Килька (залу). В классе повисла такая тишина, что стало слышно, как гудит лампа.

Питон (чеканя каждое слово). Если виновный не признается, я буду вызывать каждого из вас по очереди в кабинет директора. И родителей тоже.

Килька (залу). Казалось, воздух сейчас взорвётся от гудения лампы. Стало страшно даже мне.

Сыроежка. Это я. 

Питон. К директору! 

Килька (залу). Когда Сыроежка проходила мимо меня, она скорчила рожу. А когда вечером мама увидела мои штаны, то пришла в ужас. Она сказала, что надо смотреть, куда садишься и бережнее относиться к вещам. А я сказала, что не виновата. Тем более, что я пыталась замыть штаны в школьном туалете. А  ещё мама сказала, что не представляет, кому может прийти в голову высморкаться на стул. Наивная. Вот в такой атмосфере прошла ещё одна неделя.

 

СЦЕНА 39

 

Лестница в школе.

 

Килька (обращаясь к залу). Воробей снова перестала со мной общаться, но это было и не важно. Мне и самой не больно-то хотелось. Теперь я не общалась ни с кем: тусовка меня презирала, и Фигура с Пуканом тоже. Каждый день был серый и одинаковый, а хождение в школу превратилось в пытку. Успокаивало только одно: скоро каникулы и я смогу никуда не ходить, просто сидеть в комнате и слушать «Битлз». (Пауза.) Я спускалась по лестнице в подвал, где была раздевалка. В пролёте между первым этажом и подвалом стоял Кит. Он странно улыбался, как будто задумал какой-то сюрприз. Мы давно уже не разговаривали. Он поманил меня пальцем, как маленькую, и я засмеялась. 

Килька (Киту). Ты чего? (Залу) Он молчал. (Киту) Чего ты? (Залу) Когда я подошла поближе, он вдруг дёрнул меня за руку и прижал к стене, навалившись всем телом. Я подумала, что он меня поцелует, и даже закрыла глаза, но вместо этого он вдруг засунул руку мне под свитер. Я попробовала закричать, но другой рукой он закрыл мне рот. Краем глаза я заметила, что внизу ошивались Овца и Головастик.

Кит (Овце и Головастику). На шухере стойте.

Килька (залу). Он сунул руку под топик и стянул его с одной груди. Пальцы были потные и ледяные, а ногти, я заметила ещё раньше, — чёрные и нестриженые. Я попыталась врезать ему ногой между ног, но не смогла пошевелиться. Кит прижимался ко мне своим одним местом. А там всё странно дрожало, как кошка, которая урчит. Потом он просунул руку под юбку. Почему-то я вспомнила, что на мне трусы с далматинцами, которые родители купили за границей.

Овца (громким шёпотом). Шухер!

Килька (залу). Кит убрал руку и опёрся на стену рядом со мной, как будто мы просто разговариваем. На лестнице показался Моча.

Моча (шутливым тоном). Домашнюю работу обсуждаете?

Килька (залу). Я оттолкнула Кита и кинулась вверх по лестнице. Я не думала, куда бегу. Я старалась посчитать шаги, хотя они были очень быстрые: десять, семнадцать, двадцать пять. Вверх, по первому этажу, за дверь, на улицу. Без куртки и рюкзака. Просто бежала, и всё, сама не знаю куда. А они все бежали за мной. Я слышала, как кровь стучит у меня прямо в сердце: раз-два, раз-два, раз-два. Как поезд. Казалось, сейчас оно выпрыгнет через горло прямо изо рта. Однажды мы с мамой смотрели фильм, где два тигра гнали антилопу. Я тогда очень плакала, потому что в итоге они её поймали и съели. Сегодня антилопа — это я.

 

СЦЕНА 40

 

Крыша магазина.

 

Килька (обращаясь к залу). Я оказалась у лестницы, ведущей на крышу гастронома. Совсем недавно мы с Воробьём тут говорили про книгу «Проклятые короли». В той, прошлой жизни. Было холодно и скользко, а воздух обжигал кожу, но я этого не чувствовала. На лестнице я чуть было не поскользнулась, но вовремя поднялась и помчалась дальше — вверх, на крышу. Я добежала до края и посмотрела вниз. Там двигались маленькие фигурки людей, а к остановке подъехал троллейбус, который идёт к метро. Я посмотрела в другую сторону и увидела, что они поднялись по лестнице. Впереди Кит, за ним — Овца, Головастик, Сыроежка. А позади… маячило лицо Воробья. 

 

Кит хохоча идёт к Кильке. 

 

Кит (издевательским тоном). Куда намылилась?

Овца (зажал пальцем одну ноздрю и высморкался на снег). Эй, потомница, мы ещё не закончили!

 

Килька перекинула одну ногу через перила.

 

Кит (Килькенеуверенно и визгливо). Стоять!

Килька (Киту, тихо). Не подходи, а то прыгну. (Обращаясь к залу) Губы почему-то не слушались. Я посмотрела вниз. Там уже собирались люди. Они смотрели вверх и показывали на меня пальцем. Я закрыла глаза. Я подумала про мамины руки, тонкие и белые с длинными пальцами, синими венами и квадратными большими ногтями. Я подумала про платье бабушки, той, которая умерла: оно застёгивалось на маленькие коричневые пуговки с золотыми точками посередине. Я подумала, про Бабушку номер два. Про её помаду. Розовую. Я подумала, как папа смешно дразнит мои веснушки. И ещё я подумала про Дедушку номер один. Что я больше никогда, никогда уже не услышу его голос. 

 

На крышу по лестнице вбегает запыхавшийся Питон. Он без куртки и без шапки.

 

Питон (кричит громко и властно). Разошлись!

Килька (обращаясь к залу). Я открыла глаза. Перенесла ногу обратно на крышу и осела в снег.

Питон (тихим и грозным шёпотом). Сволочи! Какие же вы скоты. Думаете, вам всё можно? Думаете, вам можно травить слабых? Унижать? Думаете, вам это всё сойдёт с рук? (Киту) Думаешь, это всё будет продолжаться вот так, безнаказанно, потому что твой отец в этой школе работает? 

 

Питон подходит к Киту и хватает его за шкирку.

 

Питон (тихо и зло). Кем ты себя возомнил?

Кит (визжит и дёргается). Руки уберите. Я отцу всё расскажу.

Питон. Расскажи, расскажи. Я тоже много всего интересного расскажу. И ему, и директору. Я лично сделаю всё, чтобы тебя из школы пинком под зад выгнали. 

 

Питон отпускает Кита. Осторожно подходит к Кильке и протягивает ей руку.

 

Питон. Всё. Пойдем. Не бойся. Они тебя больше не тронут. 

 

СЦЕНА 41

 

Комната Кильки. Она лежит в постели, укрытая одеялом. Рядом с ней на краешке кровати сидит Мама Кильки. У неё усталое, припухшее от слёз лицо, и она гладит Кильку по голове.

 

Килька (обращаясь к залу слабым голосом). На следующий день я заболела. У меня поднялась температура, и я почти всё время спала. Сквозь сон я слышала, как кто-то звонил из школы, как мама говорила с этим «кем-то» странным, срывающимся голосом. Как потом они с папой обсуждали меня на кухне, и папа предложил маме сигарету, хотя мама, вообще-то, не курит. Как приезжала Бабушка номер два и успокаивала маму. Как они обе плакали. И, кажется, обнимались. Бабушка привезла мне блинчики с творогом, но есть совсем не хотелось.

Мама Кильки. Почему ты не рассказывала? 

Килька. Что не рассказывала? 

Мама Кильки. Про школу.

Килька. Я рассказывала.

Мама Кильки. Совсем не всё, как выяснилось. 

Килька. Откуда ты знаешь? 

Мама Кильки. Мне позвонил Платон Викторович.

Килька. Пообещай, что не будешь злиться. 

Мама Кильки. Я не злюсь, я волнуюсь.

Килька. Я боялась, что ты будешь думать, что я проститутка.

Мама Кильки. Ты с ума сошла? 

 

Мама отворачивается и плачет, хотя видно, что она пытается сдержаться всеми силами.

 

Мама Кильки (поворачивается, обнимает и гладит Кильку). Бедная, бедная моя девочка.

Килька (обращаясь к залу). Я почему-то разревелась. Хотя мне, наоборот, вдруг стало так легко. (Пауза.) Когда я вернулась в школу, оказалось, что Кит там больше не учится, а Моча не работает. Овца стал вести себя очень тихо. И Сыроежка тоже. Мы закончили седьмой класс, а потом родители решили снова меня перевести. 

 

ЭПИЛОГ

 

Комната Кильки. В комнате многое изменилось. На стенах появились разные плакаты с The Beatles. Килька спит и видит сон. 

Килька встаёт с кровати. У Кильки другая причёска. 

 

Килька (обращаясь к залу). Я перестала загадывать желания и переступать через границы между ступеньками. А ещё повторять алфавит и считать шаги. Может, потому что стала взрослее, а может, потому что всё это ерунда, которая не влияет на то, что происходит. Правда, если совсем честно, я часто вижу во сне Дедушку номер один и разговариваю с ним.

 

В это время Дедушка номер один подходит к Кильке со спины и бережно кладёт ей руки на плечи.

 

Килька (не оборачиваясь, дедушке). Почему всё это случилось?

Дедушка номер один. Так бывает, потому что человек, когда превращается из ребёнка во взрослого, часто не может выбрать между добром и злом. Главное, оставаться самим собой и не стремиться быть как все.

Килька. Но как?

Дедушка номер один. Сопротивляясь потоку.

Килька. А если нет сил плыть?

Дедушка номер один. Попробовать плыть, ты ведь Килька? Попробовать плыть и добраться до берега. 

Килька. Я не килька. Я Аня. Дедушка, что я сделала не так?

Дедушка номер один. А сама ты как думаешь?

Килька. Я предала Пукана и Фигуру.

Дедушка номер один. Да.

Килька. Поэтому такое случилось со мной?

Дедушка номер один. Нет никакого «поэтому». Просто так случилось.

Килька. Я не хочу, чтобы всё повторилось.

Дедушка номер один. Не повторится.

Килька. Я по тебе очень скучаю, деда.

Дедушка номер один. И я, юная барышня. Но ты спи, завтра ведь в школу.

Килька (обращаясь к залу). И я сплю. И мне снится, как будто я совсем ещё маленькая и мои Бабушка номер один и Дедушка номер один, живы. Они стоят возле большого, светлого окна и смотрят на меня. А я машу им снизу рукой и улыбаюсь.

Татьяна Васильева, Инесса Цой-Шлапак

Татьяна Васильева — родилась в Алматы. Окончила Академию гражданской авиации по специальности «экономика и менеджмент на воздушном транспорте». Долгое время работала в ОАО «Международный аэропорт Алматы». Участвовала в постановках независимого театра как актриса и стейдж-менеджер. Училась в ОЛША на семинаре поэзии Тиграна Туниянца и Елены Радосновой, на семинаре прозы и детской литературы Елены Клепиковой и Ксении Рогожниковой, на семинаре драматургии Дины Махметовой. Публиковалась в сборнике альманаха LiterraNOVA. Инесса Цой-Шлапак — журналист, сценарист и драматург. Как журналист и соавтор идеи работала над проектом «Прививка» на сайте интернет-издания Vlast.kz. Закончила полный курс в сценарной мастерской Александра Молчанова и написала несколько сценариев, сейчас в работе — пилот мини-сериала о репрессиях. Учится на курсе драматургии в ОЛША, также закончила интенсив Светланы Петрийчук, в рамках которого и была закончена пьеса «Школьные подруги».

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon