Марфуга Ахметова

124

Ледовей

Артемий влюбился.

В понедельник утром учительница завела на урок девочку и сказала, что у них в классе новенькая. Рыжеволосая, зеленоглазая, с играющей улыбкой на лице — Эвелина запала ему в душу. Всё, с этой минуты он не знал покоя. Мысли о ней мешали сосредоточиться, и ничего с этим нельзя было поделать. Он всё время смотрел на неё, иногда и сам этого не замечая, откровенно крутил головой, ища взглядом рыжую кудрявую голову среди мелькающих чёрных, русых, золотистых. Её безразличие нисколько не задевало Артемия. Где-то внутри, глубоко под сердцем, что-то подсказывало, что ещё не время. «Мой черёд придёт», — шептал внутренний голос. Он по-идиотски улыбался, беспричинно веселился и ловил себя на мысли: «А не спятил ли я?» Всё это продолжалось до тех пор, пока сидящая рядом Вероника не ткнула его в бок и, виновато улыбнувшись, сказала:

— Не пялься, опомнись, не твоего поля ягодка!

Осознание того, что Эвелина не для него, портило настроение и не оставляло никакой надежды на успех. Артемий как-то сразу сделался другим: неразговорчивым, хмурым. Глаза смотрели в одну точку, а выражение лица было тревожным. Друзья по детскому дому, в том числе Вероника, понимали, что к чему, но предпочитали не вмешиваться. Они делали вид, что ничего не замечают. И самому Артемию так было проще — никто не докучал, не лез с вопросами или, того хуже, с советами. К нему вернулось чувство одиночества: в первые годы пребывания в детском доме он мучился от боли утраты, от безысходности. Но со временем все душевные переживания притупились. Он смирился со своим сиротством, статусом лишенца родных и близких. Но в последние дни это чувство обострилось настолько, что он не знал куда себя деть. Хотелось что-то делать, но что — он и сам не совсем понимал.

Эвелина не замечала Артемия. Привлечь её внимание было невозможно. Артемий с Вероникой и ещё с тремя мальчишками из дома сирот сторонились своих одноклассников, сидели за последними партами третьего ряда, ни с кем, кроме своих, не заводили дружбу — одним словом, держались особняком. Как-то после уроков Артемию захотелось проследить за Эвелиной, узнать, где она живёт. Он, крадучись, шёл на небольшом расстоянии, не теряя её из виду. Когда Эвелина приблизилась к своему подъезду, ей путь преградил мальчик. Артемий узнал его — это был одноклассник Ален. Призёр многих спортивных соревнований, он был гордостью не только класса, но и школы. Учителя хвалили Алена за хорошую учёбу, а девочки обожали за многие достоинства, в том числе — за неотразимую внешность, самоуверенность, остроумие и пылкость.

Эвелина вздрогнула от неожиданности, но потом, узнав, рассмеялась. Они долго о чём-то весело говорили. От досады у Артемия кружилась голова, хотелось подойти и врезать наглому сопернику. Но осознание собственной беспомощности останавливало. Неторопливым шагом, не смотря под ноги, он направился в сторону остановки, через полчаса очутился у спрятавшейся в углу старого дома, обитой выцветшим дермантином двери и позвонил. Ему сразу открыли.

— Бабуля, — выпалил Артемий. — Это ты?

— Мой дорогой внучок, неужели, как ты попал сюда, тебя отпустили? — с тревогой в голосе спросила она.

— Как ты изменилась, ба, ты что, болеешь?

— Сейчас нет, а вообще частенько болею, постарела я, Артёма, постарела. А ты что, сбежал, что ли, тебя искать не будут?

— Пусть ищут, бабуленька моя, я так соскучился, у меня же, кроме тебя, никого и нет, считай. Почти два года не виделись. Я так боялся, что могу не застать тебя.

Он обнял бабушку и прижался к ней холодной щекой.

— Ой, да что это мы стоим у двери. Проходи, родненький.

— Ба, я хочу чаю с вареньем, есть?

— Ну конечно, сейчас соберу на стол.

Артемий скинул лёгонькое пальтишко, прошёл в комнату и сел на обветшалый диван. Бабушка принесла пряников, варенья, кружки и стала разливать чай.

— Артёма, пей, пока горячий, небось, застудился, одёжа-то на тебе какая худая. И сам тощий, только глазёнки одни и остались. Вас, видать, плохо кормят? Если б не твоя мачеха, я бы тебя давно забрала. Прости уж меня, дорогой внучок.

— А это ничего, бабуля, вот скоро закончу девять классов и пойду в колледж. Стану жить с тобой. Только дождись меня. После колледжа буду работать, и мы заживём, обещаю.

Бабушка смахнула слезу.

— Ба, а почему так холодно? Ведь зимы ещё нет, — спросил Артемий, чтобы отвести разговор от мрачных тем.

— Да это ледовей. В этом году он что-то больно задержался.

— А откуда ты знаешь, что это ледовей?

— Понимаешь, когда над деревьями появляется гулкий звук, будто граната разорвалась, — это надвигается он, ледовей. Пора ледовея хмурая, колкая. Словно льдинки пронизывают всё тело. В такую пору мало кого увидишь на улице. Все спешат к тёплому дому с горячим чаем и толстым пледом на диване. Испокон веков люди замечали по приметам наступление поры ледовея. Он появляется в любое время осени, зимы или ранней весны. В эти дни лучше не высовываться на улицу. 

Бабушка ещё долго что-то говорила, но разомлевший Артемий задремал прямо за столом. У него в голове крутилось совсем другое. Перед глазами всплывали одна картина за другой. Вот длинная дорога, ведущая куда-то вдаль, а на ней старая косоглазая женщина подмигивает Артемию и жестом правой руки манит за собой. Постепенно она тает и исчезает вместе с дорогой. Появляется силуэт молодой красивой девчонки. «Да это же Эвелина», — мелькнуло в голове. Маленькие странные люди суетятся вокруг: одни водят хороводы, тихо, почти шёпотом, поют незнакомые песни; другие пробегают мимо, неся с собой баулы, тюки, словно опаздывают на поезд. Сзади раздаются мерные постукивания молоточком. Артемий поворачивается — крупный мужчина, улыбаясь беззубым ртом, стучит по стволу сухого дерева. Гулкие звуки раздражают. Внезапно всё стихает. Слышится голос: «Любовь, ты знаешь, что такое любовь?»

— Да, знаю, — отвечает Артемий голосу, — я смотрел передачу американского шоумена о жизни и любви, так что я знаю, не сомневайся.

 Появился экран телевизора и зазвучали слова ведущего:

— «Что такое жизнь?» — спросите вы и получите столько ответов, сколько людей на нашей Земле. Растения — это жизнь? Кто-то ответит: «Да», а кто-то: «Нет». Воздух, вода, огонь? «Конечно, это и есть жизнь», — ответите вы.

Само солнце. Реакция, что происходит на ней в течение миллиардов лет, источающая свет и тепло, — разве это не подарок людям? И это жизнь, безусловно. И тут возникает вопрос: «А какова роль человека?» Отвечу. Человек, а вернее, его способность пользоваться всем, что дарит природа, делает его уникальным. Он — хозяин планеты. А теперь, раз он имеет исключительное преимущество, значит, обязан правильно распоряжаться всем этим. Поэтому человечеству необходимо иметь чувственное сердце, живую душу. Вселенная сделала человека гениальным существом, способным на великие дела. Эта гениальность сподвигла нас, людей, на небывалые свершения. Именно человек не приспособился к природе, а покорил её. 

Прогрессом управляют люди, умеющие не только мыслить, но и чувствовать.

Уютный и безопасный наш дом, планета Земля, так изменила свой облик благодаря безграничным возможностям нашего разума. А для того чтобы свернуть горы, повернуть реку вспять, построить небоскрёбы, людьми движет что? Конечно, вот вы и догадались — любовь. Любовь способна сделать человека умнее, талантливее, добрее. Говорят, мир спасёт красота. Я думаю, что ещё мир спасёт любовь. Но так ли это? Вот в чём вопрос...

Артемий открыл сонные глаза.

Бабушка хлопотала на кухне. Запахло вкусными бабушкиными расстегайчиками. Через несколько минут она вошла с подносом.

— Будем есть, внучок. Приготовила твоё любимое.

Артемий невольно вспомнил те дни, когда он с мамой приходил сюда. Она предлагала пробовать бабушкины вкусности, а он капризничал, отворачивался.

«Как давно это было», — вздохнув, подумал Артемий.

За ужином он спросил:

— Ба, а что такое любовь?

— Любовь, Артёма, бывает разной. Кому-то она приносит радость и счастье, а кому-то беды и страдания. Ты, внучок, будь осторожен, держись поодаль злых людей: они не умеют любить. Ведь любовь ходит рядом только с добром. В сердце у человека могут жить самые лучшие чувства. А бессердечными называют тех, у кого тёмная душа.

От них одни несчастья. Добрых людей, конечно, намного больше, только умей их разглядеть.

Бабушка обняла внука, прижала к груди:

— Сиротинушка ты мой, при живом-то отце.

— А что за история была у тебя с дедом?

— О, это давняя история. Я тогда молода была, задорна. И был у меня зазноба, первый парень на нашем селе. Мы собирались свадебку сыграть, но тут случилось горе. Корова — единственная кормилица деда Прокопа и бабы Миланьи — попала в лесу в болото и так застряла, что никак не выбраться. А у стариков никого не было. Одни они были. Дед с войны пришёл хромым, а единственный сын пропал без вести: ни письма тебе, ни похоронки. Все жалели стариков и помогали по-соседски. Так вот, как все прослышали об этой беде с коровой, решили идти в лес. Собралось нас эдак человек пять-шесть, точно и не упомню. Мой паренёк тадысь в соседнем поселке на страде был, ну куда за ним бежать, всё равно не поспею. Вспомнила я тогда, что к нам приехал новый тракторист. Скромный такой парень, не задиристый. Пошла я за ним и аккурат поспела. Он собирался в поле, а тут я, вот, мол, беда, помочь нужно старикам, коровушку из гати вытащить.

— И что потом? — проявляя нетерпение, спросил Артемий.

— А он как взглянул на меня, заулыбался во весь рот и, кивнув, пошёл за мной вслед. Корову эту мы нашли быстро, да вот я по неосторожности провалилась в трясину. Тракторист Матвейка побежал искать сук потолще, да и наткнулся на мину, оставленную немцами. В то время часто такое случалось. Ему оторвало левую руку. Меня, конечно, вытащили и корову спасли, да Матвейку не смогли уберечь. Остался он без руки. Стыдно было мне, внучок, вроде как я всему виной.

Бабушка вздохнула, помолчала и продолжила рассказ.

— Смотрела я за ним месяц, выходила, да так и осталась у него — женой. Первые годы по ночам втихую плакала, вспоминая своего зазнобушку, но потом, как пошли детки, про всё забыла, прикипела я к своему доброму, душевному Матвейке, полюбила его всем сердцем, и прожили мы с ним почти что сорок годов, вырастили двоих детей. Вот, Артёма, что такое настоящая любовь, а остальное всё — враки и баловство.

На следующий день Эвелина уже сидела с Аленом за одной партой.

Артемия мучила жгучая ревность. Он был для неё одним из многих: объектом внимания девочки был только Ален. Вскоре у Артемия появился шанс. Ухажёр Эвелины уехал на целую неделю на соревнования.

«Поторопись!» — скомандовал себе мальчик.

Погода была помехой на пути задуманного. Жестокая стужа крепчала: ветви, стволы деревьев, стены домов, скамейки по краям аллей покрылись хрустящим инеем. Асфальт — голубоватым скользким полотном. На окнах домов красовались зимние замысловатые узоры.

Артемий догнал быстро идущую Эвелину, взялся за её портфель, предлагая помощь. Она остановилась, вырвала его.

— Спасибо, не надо! — выпалила она и быстро зашагала прочь.

Артемий догнал её, стал извиняться:

— Прости, я не специально, так вышло. Прости, я обидел тебя?

Но девочка его не слушала. Она шла, прибавляя шаг.

— Я хочу проводить тебя, — робко сказал Артемий.

— Ты почему такой тупой. Нет! — закричала Эвелина.

— Послушай, я с добрыми намерениями. Понимаешь, Ален — хороший пацан, учится неплохо, спортсмен. У меня всех этих качеств нет. Но зато я… — он запнулся, не зная, что говорить дальше.

— Прощай и не вздумай ходить за мной, — приказным тоном сказала девочка и вошла в подъезд.

Злая погода не отпускала. Обыкновенно ледовей быстро уходит: попугает людей своей суровостью, заледенит всё кругом, потреплет кроны голых деревьев и сгинет незаметно, словно и не было вовсе. Но в этот раз разгулялся не на шутку. Угрюмые морозные дни с возникающим и внезапно исчезающим ледовеем сменялись кратковременным безветрием, а затем он возвращался с новой силой, загоняя всех в состояние опустошённости и безразличия.

На душе у Артемия был холод, навеянный не только погодой. Грустные мысли, душевные расстройства не давали сосредоточиться. Сидя в читальной комнате в таком отрешённом состоянии, он наконец принял решение. Взяв лист чистой бумаги, написал письмо.

В понедельник, улучив момент, он незаметно положил своё послание в учебник Эвелине. После уроков в тесном коридоре кто-то толкнул его и прижал к стене.

Ален, со стиснутыми зубами и красным от злобы лицом, схватил Артемия за ворот и прошипел:

— Я жду за углом школы.

Все одноклассники высыпали на улицу. Собралась большая толпа, они стояли кругом и наблюдали за тем, как Ален избивал Артемия.

Всё закончилось быстро и трагично.

Артемий брёл по скользкой мёрзлой дороге, еле переступая дрожащими ногами, боясь потерять равновесие и упасть прямо на лёд.

— Артёмчик, — услышал он знакомый голос, медленно повернулся: к нему бежала Вероника. Она подхватила его и, подставив плечо, повела в сторону детского дома, их дома. Артемий приостановился, прижался к ней, затем поднял руку и стал утирать слёзы на её пылающем лице, приговаривая:

— Я с тобой, всё будет хорошо, увидишь. Вот только уйдёт ледовей.

Марфуга Ахметова

Марфуга Ахметова — живёт в Алматы. По образованию — учитель русского языка и литературы. Окончила курсы «Литпрактикум «База», «Литпрактикум «Своя книга». Издала первую книгу «Сборник сказок». Является лауреатом республиканского конкурса «Ер Тостик».

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon