Елена Мазур

74

возможно помилуй

иSточник

или гендерное неравенство

 

Не хотелось тратить воскресное утро на встречу с чужим, но хотелось спросить: чувствует ли ЯНское существо S, получая отказ признания?

 

мне было восемь

когда смысл слова аSфиксия транSформировался в оSознание молчать

только в мыSлях крутилась шкварчащая плаSтинка —

ещё и ещё и ещё —

как некий запаSной выход —

коридор

идя по которому

не оглядываются на

матерей

жён 

дочерей

сестер (вторая гласная — Е с точками).

 

В воскресное утро в кофейню &Milk заходили и выходили мужчины, женщины, их дети. За столиком у окна читала про двадцатое-двадцатьпервоеянваря одна тысяча девятьсот шестьдесят третьего.

 

параллелила ли?

параллельно ли?

 

всегда ли иSточник — человечье тело?

всего ли иSточник — человечье тело?

 

когда стирается грань где можешь сказать вслух:

асфиксия — лёгкий/тяжёлый/сомнительный способ избавиться от бренного?

 

в какой момент перестаёшь чувствовать?

 

Разум говорит нет. Тело садится в машину. Машина едет к месту назначенной встречи.

 

Заказываю скрэмбл с лососем и авокадо и одинарный эспрессо. Расплачиваюсь сразу — на случай, если у пригласившего enough безразличия и/или смелости принести один из тысячи напечатанных экземпляров собственного сочинения <о курении каннабиса и стонах женщин, осчастливленных юным героем романа>, конечно же, с обещанным личным автографом.

Слизываю остроту откровения Анни Эрно.

Постепенно исчезает испанское послевкусие предыдущей истории г-на С.Т. о стонущих в воображаемых оргазмах наивных девочках.

 

почему-то вспоминаю рассказ подруги про недавнее её избавление

от новоявленных каменных образований

на операцию шла своим ходом

обнажённая

по больничному коридору

не совсем так

не совсем обнажённая —

в компрессионных чулках

с лишним веSом килограммов в двадцать <в обычной жизни — показатель веSьма болезненный>

чувство стыда растворилось в больничных стенах

в коридорах

трансформировалось в операционной

 

случилось та же метаморфоза

когда заполнялась графа анкеты о причине ухода <смерти> родителей

кредитный менеджер банка безразлично уточнил значение словосочетания механическая асфиксия

ипотека была одобрена

и успешно погашена

в две тысячи четырнадцатом

 

несколькими годами позже

О.Т. скроет причину ухода своего отца

официальная версия — сердечный приступ

 

всего ли источник — человечье тело?

его ли источник — человечье тело?

 

Не у кого было спросить о гендерности чувств в воскресенье в кофейне &Milk.

 

испытала ли?

испытания ли? 

 

 

ЭКС

 

— Алён, ты помнишь? Я напрочь забыла слова после «возможно помилуй»

— Давно не читала?

— Давно 

 

судорожно вспоминаю

накануне пропущено то

чему следовала тысячи предыдущих <пробуждений>

забываю продолжение слов <в смятении>

или только казалось что помню

многонедельное описание бизнес-процессов стёрло их напрочь

 

А она продолжает писать об увиденном сне:

— Он поднялся со своего сорокатрёхлетнего ложа

 

её ощущение — отмолен

 

неделей позже

<пере>слушаю лолиту милявскую об игре фаины раневской

<обе на –ская>

происхождение

пересматриваю сны о квартире где проходило детство–юность–началовзросления

<или не было вовсе>

плинтус

который благополучно заменила на современный

но квадраты отклеивающегося линолеума в шестиметровой до сих пор снятся

 

на ум приходит

<забавное говорящее выражение>

кто-то напишет про посещение доктора

и

или

про прохождения фейс-контроля при входе в подъезд своего дома <офиса>

мной же нарушено <много дней тому> утреннее обращение

отче

 

В среду вечером отгадываю <в седьмом раунде викторины> имя того, чьё лицо спрятано за чёрным квадратом на фотографии рядом со своим отцом.

Собственно, там был Иосиф <Бродский>

 

в четверг просыпаюсь с ощущением

что-то важное осталось в прошлом

уже не изменишь —

упущено то мгновение

не открываю глаз

позднее утро

слишком ярко от выпавшего снега в комнате 

 

 

 

kрик

 

страшнее

звук или тишина?

 

лектор говорит о логосе

думаю об отце

кровь на выкрашенной зелёной масляной краской стене коридора

возможно с той секунды и возникла неприязнь к зелёному и красному

<не неприязнь — отстранённость>

 

Пиши зелень через синий — наставлял Г.О.

Красный у Мунка символизирует страх, у Виктора Попкова — скорбь

У Максима Карловича Кантора — размышление об эйдосе и логосе.

 

не кричала

 

она рассказала Лидии Гавриловне <соседке через стенку>  как шла с работы и взгляд случайно обнаружил семилетнюю дочь сидящую на корточках у киоска с запертым на амбарный замок окном-прилавком

 

<в холодное время года киоск запирали

с мая по сентябрь продавали газировку:

1 копейка без сиропа

3 копейки — с одинарным

5 копеек — с двойным> 

 

не помню:

как закрывала за собой дверь

как дошла/добежала до киоска

<как долго ждала её там>

в какой момент обмочилась 

 

помню:

тишину и

враждебность ветра

от которого металлическая стена киоска защищала спину

 

 

Динга

 

летом под крышей селились ласточки

вили свои гнёзда

<или лепили>

заводили в них желторотых птенцов

 

мама отправляла нас с сестрой каждое лето в сибирскую Новомихайловку к тёте

<её сестре>

сажала в як-40 рано утром

сестра отправляла содержимое своего желудка в крафтовые пакеты

которые предупредительные стюардессы помещали в кармашки впереди стоящих кресел

<сначала — свой

позже в ход шёл мой 

две пересадки — джезказган павлодар>

я наслаждалась воздушными ямами

как ласточка

 

с аэровокзала — на электричку

с электрички — на рейсовый дребезжащий автобус

 

к вечеру нас встречал бревенчатый деревенский дом

во дворе дома — сколоченное из грубых досок сооружение

с открытой настежь дверью

 

рядом со входом в сколоченное из грубых досок сооружение

что разместилось во дворе бревенчатого деревенского дома

того

что на берегу речушки с висячим шатким мостом

жила в будке <на цепи> рыжая собака Динга

<по этой причине широкая дверь сарая была всегда открыта>

 

она узнавала меня по запаху спустя зиму и весну и осень

звонко лаяла

опускала мне на плечи свои рыжие лапы

смотрела в глаза

розовый влажный язык её свисал из пасти

 

мы дружили без условностей

<безусловно>

 

я любила её запах

и ещё запах 

что жил в сколоченном из грубых досок сооружении

заходила внутрь

наблюдала сквозь щели солнечный свет

и миллиард пылинок

<или тысячи миллиардов>

танцующих в тонкой полоске солнечного света

прорвавшегося внутрь

где складировались на стеллажах

<сколоченных из таких же неотшлифованных досок>

какой-то технический инвентарь дяди

провода гвозди скобы жестяные вёдра алюминиевые фляги 

стояла в глубине старая кровать с панцирной сеткой и несколькими лоскутными покрывалами

сшитыми когда-то маминой мамой

<моей стойкой хрупкой бабушкой>

 

Динги давно нет

и бабушки тоже

ранним июльским утром она вышла на крыльцо дома

<лоскутное покрывало через плечо>

присела на крыльцо

так и осталась сидеть там

не дойдя до распахнутой двери

мимо Динги

до железной кровати с панцирной сеткой

 

спустя лет пять после смерти бабушки

тётя продала дом

переехала в квартиру на втором этаже двухэтажного дома

 

давно не вижу ласточек —

тысячу лет

<или миллиарды тысяч>

 

 

урок актёрского мастерства

 

середина марта

в южной столице снег

заторы на проспектах улицах улочках

на лобовое стекло нападают снежинки

проникают сквозь радужную оболочку внутрь

кружат

рассыпаются

собираются в торнадо и снова рассыпаются отталкиваясь друг от друга

забираются под свет фонарной лампы

высоко

не достанешь

никогда

нЕкогда нам — шепчут невидимо — мы танцУем

и снова круЖатся

круЖатся

кружат

 

атака на лобовое стекло завораживает

обезоруживает

затормаживает

растекается по тёплому салону автомобиля сладким волнующим

 

ползём от нуля до пяти километров в час 

<обычная скорость в семь вечера по малой мира от аль-фараби до сатпаева>

радио классик транслирует тарантеллу гаврилина

катя максимова танцует <тоже где-то внутри за радужной>

кружится

тонкая

гибкая

грациозная

<ленты пуант обнимают лодыжки>

 

декабрь <ушедшего года>

урок актёрского мастерства

выполняю задание — демонстрация чувства снежинки

<в тот день тоже долго шёл снег>

радость — кружится в жёлтом свете фонарной лампы

смотреть на ночной город сверху

ловить тишину воздуха холодным дыханием свободы

страх — погибнуть под колёсами автомобиля

смешаться с грязью

прилипшей к шипованной резине

 

на лобовое стекло нападают снежинки

проникают сквозь радужную оболочку внутрь

кружат

рассыпаются

 

знаю

<не знаю откуда>

этой ночью приснится подростковая влюблённость

растечётся по телу сладким волнующим

Елена Мазур

Елена Мазур — поэтесса, свободный художник. Родилась в г. Кызылорда. Выпускница Открытой литературной школы Алматы, участница экспериментальных поэтических перфомансов, совместных художественных выставок, творческих встреч. Автор иллюстраций книги Орал Арукеновой «Правила Нефтянки» (2018). Публикации на «Полутонах», в ежегодном альманахе LiterraNova. В качестве художника и керамиста представляла работы на выставках ГМИ им. А.Кастеева: Impetus, «Біздің дәуір», «Полифония цвета», «Созвучие глин»; галереи «Вернисаж» «Синергия»; Clay House Gallery.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon