Айжан Аубекерова

42

Тумбочка

Действующие лица:

 

Диля

Анара

 

Встречаются две подруги. Анара пришла в гости к Диле.

 

Диля. Теперь не просто: «Я проснулась, а голова моя в тумбочке», а «Я проснулась, и я — тумбочка!» И даже когда я выключаю датчик, я всё равно перемещаюсь в предмет!

Анара. Ты хорошо выглядишь для тумбочки.

Диля. Я за это утро уже раз сто прокляла момент, когда подписалась участвовать в этой программе перевоплощения в предметы. Произошёл какой-то сбой на серверах из-за землетрясения, и я теперь бесконтрольно перемещаюсь то в один предмет, то в другой.

Анара. Ох, я помню эти дни в программе — это и раньше случалось, просто редко. Они, гады, скрывают такое.

Диля. Спасибо, что пришла, мне нужен был кто-то рядом, чтобы был присмотр. Из-за того что я это не контролирую, я уже два раза упала боком в самые неудобные позы. И это больно. Поэтому я на диване всё утро.

Анара. Я принесла еды и твой любимый десерт. В этот раз без вина, чтобы тумбочка не буянила. Будем чиллить.

Диля. Хм, и что, даже душнить не будешь, что технологии нас убьют?

Анара. Конечно буду, когда ты станешь вон тем сувенирным слоном и не сможешь мне отвечать. Но будешь всё слышать.

Диля. Знаешь, в каком предмете не слышно, кстати?

Анара. В глушителе?

Диля. В горящей свечке. Потому что всё, что ты слышишь, — это треск огня.

Анара. Я помню, каким увлекательным это было в первое время. Можно стать ручкой и испытать все эти необычные ощущения текущих по тебе чернил, оставлять след и чувствовать это небольшое тепло в соприкосновении с бумагой… Это как наркотик: хочется дальше путешествовать по предметам.

 

В этот момент Диля бросает голову на спинку дивана и не двигается.

 

Анара. Да-да, я знаю, звучит как ностальгия, не нужно так переигрывать. Диля? А, чёрт, ты переместилась! Так, где моя сотка, я уже забыла, как сканировать предметы на чью-то частоту. Хоть бы ты осталась в моём списке частот, чтобы идентифицировать тебя. Диля, не переживай, я тебя найду.

 

Анара сканирует каждый предмет в комнате и не находит совпадений по частотам ни в одном предмете.

 

Анара. Где же ты, блин? Вечно 30 февраля какая-нибудь фигня случается. Так, если сбой мощный, то вероятно ты могла переместиться и через стены к соседям?

 

Анара выходит на площадку и стучится в соседнюю дверь. Открывает мужчина средних лет.

 

Анара. Добрый день! Мне кажется, что моя подруга где-то в ваших вещах. Нет-нет, не закрывайте дверь, я не из этих, я не.. Чёрт! Не выкидывайте сегодня ничего, пожалуйста!

 

Анара идёт к другой двери.

 

Анара. Ох, была, не была.

 

Звонит в звонок. Открывает дверь пожилая женщина.

 

Анара. Добрый день! Я подруга вашей соседки, она участвует в программе по перемещению в предметы, и я думаю, что…

Диля. Не слушайте её, она и ко мне так приходила.

Анара. Какого хрена?

 

Соседка поспешно закрывает дверь.

 

Анара. Где ты была?

Диля. Пойдем, здесь презрительно относятся к участникам программы после инцидента 15 сентября. И я не хочу, чтобы в этом доме кто-то знал, что я всё ещё участвую, а объяснять, что там отлично платят, а у меня пока нет нормального заработка, у меня просто сил не хватит.

Анара. Они хотя бы дверь открывают.

 

Они возвращаются в квартиру Дили.

 

Диля. Между прочим, это из-за тебя и твоих рассказов я пришла в программу.

Анара. Да, в начале было круто, возьми моё первое волонтёрство: мы исследовали починки в строительных машинах, становясь этими машинами и понимая в точности, где неполадка. Или помнишь проект Мадины, когда они, перемещаясь под землю, искали воду? Или, например, искусство и дизайн — всплеск вдохновения, новые формы. А возможность взаимодействовать с природой на более глубоком уровне? Резкое развитие экологического подхода во всём. Да много всего полезного было. Тогда казалось, что всё возможно. И, конечно, для всех стали шоком события 15 сентября, кибератака с целью массового похищение тел... В знак протеста пришлось уйти с центра. Но я всё ещё верю, что эта технология крутая, хоть и убьёт нас когда-нибудь.

Диля. Крутая говоришь, ага, особенно после того, как ты решила показать класс у меня дома, переместилась в люстру без разрешения, чтобы определить, почему она не светит как положено, и встретилась в проводке с сознанием соседа. А потом два дня ты просила называть тебя Павел, ела как не в себя и каждые десять минут спрашивала, кто сбрил тебе бороду.

Анара. А-а-а, не напоминай, я до сих пор помню, каково это — грустить по бороде. И до сих пор, трогая своё лицо, иногда ловлю себя на мысли, как гладко меня побрили… Бррр.

Диля. О, уведомление от центра: «Уважаемые участники! Необходимо деактивировать датчик (мобильный и стационарный), вытащив батарею под передней панелью, в течение следующих 12 часов. По завершении этого времени все текущие серверы будут отключены, а система перезапущена. После перезапуска процесс перевоплощения окончательно отключится и обратное преобразование в предмет или тело станет невозможным».

Анара. Мне тоже пришло, только от акимата: «Настоятельно рекомендуется воздержаться от перемещений в общественных местах в течение 12 часов с целью избежания случайных инцидентов и предотвращения непреднамеренного воздействия на людей, находящихся в состоянии бесконтрольного перевоплощения».

Диля. Нам нужно срочно выехать!

Анара. Гонишь, что ли? На хрена?

Диля. Мне нужно кое-кому передать наушники.

Анара. Завтра передашь. Один день без наушников переживут.

Диля. Ты не понимаешь: я своровала эти наушники, когда в них перенёсся мой бывший!

Анара. Там что, Ринат?

Диля. Не ругайся, не ругайся… Я просто хотела, чтобы он меня выслушал до конца, не перебивая…

Анара. Он всё это время тут был? И слышал, как я два дня бредила Павлом? О, боги.

Диля. Как говорит мой папа: «Боги нас покинули, когда появился искусственный интеллект».

Анара. И сколько ты его держись в заложниках?

Диля. Да не в заложниках он, просто не может развоплотиться, потому что датчик его далеко… И поэтому его нужно срочно отвезти к дому, где есть стационарный датчик!

Анара. Как ты это сделала?

Диля. Я его встретила случайно, реально случайно, когда покупала кофе в «Еве». И тут он, сидит себе за лаптопом на первом столике у входа. Ну я с ним поздоровалась, поговорили о том о сём…

Анара. Тут ты достаёшь ствол и говоришь: «А ну-ка, быстро в наушники!» Я всё ещё не понимаю, как ты это сделала!

Диля. Я увидела у него на столе датчик, мы начали говорить о том, что, оказывается, оба всё ещё принимаем участие в программе.

Анара. Какая милота.

Диля. Да-а-а, не то слово. Он сказал, что сегодня у него суперкрутое задание прочувствовать себя звуком. Ну ты знаешь, там каждый день задания дают…

Анара. Мне всё равно, что у вас сейчас в программе, как ты его своровала средь бела дня?

Диля. Короче, я пошла заказывать кофе, а когда повернулась к нему, он уже переместился, ну я сделала вид, что забыла у него на столе свои наушники… и свистнула их.

Анара. То есть ты не знаешь наверняка, куда именно он перевоплотился? Ты дома просканировала его?

Диля. Нет, у меня нет его в контактах, и частот его тоже нет. Ну он же сказал, что хочет звук почувствовать, пятое-десятое, рядом наушники лежали…

Анара. Да сейчас у каждого рядом наушники лежат, камон! Ты хоть позвонила ему удостовериться?

Диля. Нет. А ты что думаешь, его в наушниках может не быть?

Анара. Звони давай!

Диля. У меня нет его номера.

Анара. Найди, сложно что ли, столько знакомых.

Диля. Нет, а что, если он узнает, что я его искала? И что я вообще ему скажу, если он возьмёт трубку?

Анара. А что ты ему в уши лила в эти наушники всё это время? Блин, тебе что, легче ехать через весь город, который в ЧП, через живые предметы, но лишь бы не звонить ему?

Диля. Ты права, его, наверное, и нет в этих наушниках.

Анара. А если есть, он никогда оттуда не выйдет! Вот ты хотела бы быть вечно тумбочкой? Хотя, после истории про моё свежевыбритое лицо, может, это и к лучшему…

Диля. Давай ты ему позвонишь. А я найду номер.

 

Диля позвонила знакомому и нашла номер.

Они звонят Ринату. Идут долгие гудки.

Никто не взял трубку.

 

Анара. А что будем делать? Попроси своего знакомого позвонить ему, вдруг он не берёт неизвестные номера, сейчас столько мошенников телефонных развелось, я тоже не отвечаю на незнакомые номера.

Диля. Ага, чтобы он подумал, что я совсем жалкая и отчаявшаяся бывшая, от которой Ринат даже трубку не берёт?

Анара. Нет, конечно, но это лучше, чем если он узнает, что ты бывшая, которая настолько отчаялась, что либо взяла Рината в заложники, либо весь вчерашний день разговаривала с наушниками, воображая, что в них Ринат!

Диля. Как ты меня задолбала, давай просто отвезём эти гребаные наушники…

 

Звонит телефон Анары. Неизвестный номер. Она берёт трубку.

 

Анара. Алло? А, Ринат. Привет! Добрый день. У меня для тебя, ой, простите, для вас, есть новость. Нужно уничтожить свой датчик. Вытащить батарею, да-да. А, вы уже в курсе? Отлично. Хорошего вам дня!

Диля. У нас получилось!

Анара. О, боги, как я вспотела.

Диля. Оставлю-ка наушники себе.

Анара. А ты случайно свой монолог с наушниками на камеру не записала? Так, чтобы в дурку наверняка взяли.

Айжан Аубекерова

Айжан Аубекерова — мама в декрете, в прошлом — научный работник. Пьесу написала впервые специально для Драмарафона. На эксперимент вдохновила тема «Как случилось невозможное в день, которого нет».

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon