Зауре Туреханова

657

Дневник ясновидца. Родовой перстень

Громкий плач раздался в старом одноэтажном доме по улице Коктем. На руках Какима Кали лежал малыш, маленькие капельки слёз катились по его худенькому личику, словно бриллиантики. Каким вдохнул упоительный аромат своего новорождённого сына и тихонько произнёс:

— Айбар, сынок, погляди на своего братика! Ты теперь старший брат, заботься о нём и люби его, пусть он будет под твоей защитой.

Айбар стоял за плечом отца, внимательно и немного с удивлением смотрел в лицо младшего брата.

— А почему он такой маленький? Я думал, мы будем сразу играть в футбол!

— Ты тоже был таким малышом, когда твоя мама тебя родила. Погоди, через несколько лет будешь с ним гонять мяч.

— А у него есть имя? — поинтересовался Айбар, поближе подойдя к братику и осторожно потрогав его маленькую ладонь. Малыш тут же ухватился за палец и не отпустил. — А он сильный!

— А ты как бы хотел назвать брата? Я подумываю назвать его Айдар или, может быть, Аскар.

— Папа, подожди-ка, я сейчас!

Айбар умчался в соседнюю комнату и вернулся с книгой в руках. Эту книгу ему недавно подарил дедушка на праздник сундет. Айбар сел рядом с отцом на ковёр, открыл книгу и показал на рисунок:

— Папа, давай назовём его Камбаром, как этого батыра!

Каким улыбнулся, потрепал слегка обросшие волосы сына.

— Ну всё, пора Камбара укладывать спать. Твой дедушка привёз бесик из аула, говорит, сам выстругал для внука. Бабушка хочет, чтобы мы провели обряд укладывания в бесик.

— Я не понял: чтобы укладывать его спать, нужно всегда обряд делать?

— Нет, такой обряд делается только один раз, когда ребёнка впервые укладывают спать.

Когда братика укладывали в колыбель, Айбар смотрел во все глаза. Ему было интересно всё, каждая деталь, но в особенности ему запомнилось, как мама уложила в бесик Камбара и попросила богиню Умай защитить ребёнка. Бабушка вынула из сумки серебряный тумар и прикрепила оберег к колыбели, чтобы он защищал новорождённого внука от сглаза.

В эту ночь Айбар долго не мог уснуть: он всё ещё был под впечатлением от проведённого дня. Едва его глаза начали слипаться, как Айбар увидел мягкий, тёплый свет, осветивший бесик младшего брата. Папа и мама, дедушка и бабушка — все спали глубоким сном. Айбар решил встать, чтобы проверить, что за свет появился возле Камбара. Он скинул с себя одеяло и ступил на деревянный пол. Дома было прохладно, так что Айбар немного поёжился, но забираться под одеяло он не хотел. Айбара почему-то тянуло к колыбели брата. Как только он стал приближаться, то сразу почувствовал мягкий обволакивающий свет, словно мамины тёплые объятия. Айбару стало так уютно и приятно в душе, что он ускорил шаг. Как только он добрался до косяка двери родительской спальни, то сразу увидел женскую фигуру, сидевшую в пол-оборота к нему. Айбар был озадачен: кто же это мог быть, кто мог прокрасться ночью незаметно к бесику его брата? Сердце стало бешено колотиться, руки и ноги тут же похолодели. Айбар почувствовал, как мурашки пробежали по его рукам и спине. И, хотя он изрядно испугался, Айбар вспомнил слова отца, что теперь он защитник своего младшего брата и должен заботиться он нём.

— Вы кто? — спросил он дрожащим голосом.

Женщина, сидевшая возле колыбели, обернулась. Айбар чётко не видел её лицо, но ощутил добрую улыбку и силу, которая исходит от неё. Женщина прикоснулась к серебряному тумару, который был привязан к бесику. Айбару показалось, что свет с её светлых пальцев перетёк в оберег и зажёгся будто изнутри. Затем женщина поднесла палец к лицу брата и прикоснулась к его нежной щеке — и свет будто обжёг то место. Младший брат начал ворочаться и плакать. Айбару стало не по себе. Он смело подошёл к женщине и сказал: 

— Не трогайте моего брата, он только родился! Я его защитник.

— Вот значит как! Всегда защищай своего младшего брата. Я наградила его даром, необыкновенным даром. Многие захотят украсть этот дар, но раз ты есть рядом, я спокойна.

— А мне тоже можно подарок получить? — не понял слова женщины Айбар.

Женщина слегка улыбнулась, кивнула головой и исчезла.

Резко включился свет в комнате, который неприятно ударил в глаза Айбару. Когда он их открыл, то увидел отца.

— Айбар, ты что здесь делаешь? Замёрз, наверное?

Айбар с удивлением оглянулся. Он спал рядом с колыбелью брата. Когда он ещё раз взглянул на него, то увидел маленькое пятнышко, ровно там, где к нему прикоснулась богиня Умай.

 

***

 

Яркое солнце слегка прогрело мёрзлую землю. Снег ещё не сошёл с теневой стороны дома, но в воздухе уже чувствовался аромат весеннего обновления природы и запах баурсаков, которые жарила в казане Хадиша. Услышав звук подъезжающей машины, женщина оглянулась. Прямо во двор заехала большая серая машина. Хадиша вытерла руки о кухонное полотенце и радостно выбежала встречать гостей. Это был её сын Айбар со своей семьёй.

— Мама, мы приехали!

— С праздником, с Наурызом! — закричали дети Айбара, а келин Айза отвесила поклон.

— Добро пожаловать! Как же я рада вас видеть. Соскучилась по внукам, айналайындар! Дайте я вас поцелую, мои сладкие.

— Мам, а где папа?

— Скоро вернётся. Он утром в райцентр уехал, пенсию оформлять.

— Поздравляю! Папа хоть теперь отдохнёт, а то всю жизнь посвятил журналистике, — сказала Айза.

— Спасибо, невестка. Наверное, проголодались с дороги. Баурсаки будете?

Хадиша повела четверых внуков к летней кухне и торопилась перевернуть баурсаки, пока они не подгорели.

— Мам, а Камбар ещё не приехал? — прокричал Айбар вслед маме.

— Нет ещё, ты же знаешь, у полицейских много работы.

— А я ему сколько раз предлагал ко мне на работу перейти! — хмыкнул Айбар, вынимая из багажника чемоданы и городские гостинцы. — В моей строительной компании он зарабатывал бы куда больше, чем на казённой работе.

— Вы оба вечно на работе пропадаете, почаще бы внуков привозили, а то только на праздниках видимся. Вон внуки какие большие стали! — посетовала Хадиша, с упрёком посмотрев на сына.

— Ну что ты, мама! Мы же с семьёй часто навещаем вас. Камбар тоже по мере возможности приезжает.

— А Камбар всё не женится, всё в холостяках ходит. Хоть бы ты его надоумил, ты же всё-таки старший брат. Если бы он нам внуков и внучек подарил, отец бы тоже смягчился.

— Мы хоть и в городе живём, но Камбара практически не видим, — сказала Айза, кутаясь в лёгкую куртку.

— Заходите в дом, не стойте. Сейчас чай пить будем, — смягчилась Хадиша, увидев, как внуки с удовольствием поглощают горячие баурсаки.

Когда вся семья собралась за столом, в доме стало весело и шумно, как на базаре. Дети быстро перекусили, выпили свою порцию наурыз коже и сбежали на улицу играть в прятки. Хадиша с невесткой ушли на кухню — поговорить о своём, о женском. За столом остался Каким с сыновьями.

— Пап, ты у нас новоиспечённый пенсионер! Поздравляю, — сказал Айбар, добавляя айран в горячую сорпу из конины. Камбар с удовольствием обсасывал большую кость, которую Хадиша припасла специально для него.

— Рахмет, балам. Благодаря тебе не буду скучать на пенсии, а заниматься выращиванием коней, давно об этом мечтал. Камбар, бросай ты эту неблагодарную работу. Вместо того чтобы днями и ночами на работе пропадать, будешь мне на конеферме помогать. Познакомим тебя с хорошей девушкой. Хоть перед глазами ходить будешь.

— Нет, папа! Ты же знаешь, моё дело ловить преступников.

— Чем с этими нелюдьми связываться, лучше бы брал пример с брата. Айбар успешный во всём, у него семья, бизнес, зарабатывает хорошо. А ты чего добился?

— Это мой образ жизни, и я к нему привык.

— Никакой благодарности ни от руководства, ни от общества, — пытался парировать отец, но Камбар его перебил.

— Ничего менять не хочу, да и жениться не буду. С моей работой это не вяжется.

Каким только рукой махнул, не желая слышать слова сына.

— Ну и ходи так: без дома, без семьи, без денег! Что от тебя толку!

— Да ладно, папа! У Камбара своя жизнь, своя миссия, ты же всё прекрасно знаешь.

— А ты его не защищай! Я своих детей как свои пять пальцев знаю.

Каким и Камбар отвернулись друг от друга, еле сдерживая эмоции. Камбар сложил ладони, быстро прочитал благодарственную молитву и резко встал.

— Я поехал! На работу пора.

— Ойбай, балам! Ты же только с дороги, ещё даже не отдохнул. Иди, поспи пару часов перед выездом, — сказала Хадиша, столкнувшись с сыном в дверях.

— У меня сейчас важное расследование в разгаре. Я должен поймать одного афериста.

— Пойдем, Камбар! Я тебя провожу.

Братья вышли на улицу, как только Камбар попрощался с мамой. Отец даже не взглянул на сына, оставшись в расстроенных чувствах. Айбар немедленно увёл брата, чтобы он не наговорил лишнего. По всему было видно, что отношения братьев были такими же тёплыми и дружными, как и в детстве. Такими же дружными были дети Айбара. Они играли во дворе, гоняясь друг за другом и весело хохоча.

— Ты на отца не обижайся. Он говорит не от злости, просто переживает за тебя. Ты же каждый день жизнью рискуешь. Может, всё-таки отец прав, пора остепениться?

— Айбар, я буду жить для себя и заниматься своим любимым делом. В конце концов, меня устраивает холостяцкая жизнь, свободная от обязательств. Всё, что мне нужно, — это моя машина. Она дарит мне свободу передвижений и действий, а в остальном я не нуждаюсь.

Подумав, что слишком резко ответил брату, Камбар почувствовал себя виновато. Стараясь перевести тему разговора в другое русло, он принялся толкать Айбара.

— Помнишь, мы раньше часто боролись? А ну-ка, посмотрим, не потерял ли ты хватку.

Брат не остался в долгу, они начали бороться, как в детстве, пытаясь одолеть друг друга, пока их не прервали дети Айбара.

— Дядя Камбар! Дядя Камбар, поиграй с нами!

Камбар в душе любил своих племянников, но не мог проявить свои чувства. Он никогда не умел общаться с детьми, даже будучи сам ребёнком. Все дети всегда сторонились его и боялись его странностей, поэтому Камбар привык быть в одиночестве. Единственным его настоящим другом и родственной душой был старший брат, которого он уважал и любил.

— Дети, не докучайте вашему дяде. Он должен ехать на работу, — сказала Айза, держа в руке новомодный фотоаппарат, который делает мгновенные снимки. — Давайте я лучше вас всех сфотографирую.

Дети, привыкшие, что их фотографируют, мгновенно приняли различные позы: девочки — как у инстаграмных див, посылая воздушные поцелуйчики, а мальчики показывали модную причёску и игрушку Грута из «Страж Галактики». Жена Айбара сделала пару совместных фото на полароид и подарила один из снимков Камбару. Камбар не стал смотреть на фотографию, а просто сунул снимок во внутренний карман куртки. Он и не знал, что видит своих племянников в последний раз, весёлыми, счастливыми и живыми.

 

***

 

Едва вернувшись в город промозглым весенним астанинским вечером, Камбар отправился на работу. В офисе сидел его напарник — Данияр Амрин. Он внимательно рассматривал карту города, где цветными кнопками были помечены места преступлений крупного афериста, облапошивающего людей в подпольных казино. Увидев печальное лицо Камбара, Данияр отложил свою работу.

— Вижу, Наурыз пошёл не по плану?

— Как обычно. Родители настаивали, чтобы я им внуков подарил.

— Ну так в чём проблема?

— Кажется, они поняли, что зря меня родили.

— Туше.

В этот момент телефон Данияра, лежащий под кипой бумаг, издал громкий вибрирующий звук, призывая немедленно ответить на звонок. Это звонила его девушка Лале, дочка начальника полиции Мурата Саина. Камбар это сразу понял, когда Данияр попытался скрыться от его взгляда выйдя в коридор. Когда же он вернулся в кабинет, Камбар сделал вид, что рассматривает документы.

— Слушай, Камбар. Я тут должен отлучиться, прикроешь меня?

Сколько бы Камбар ни старался, но улыбку сдержать не смог.

— Да ладно, ты в курсе, что ли?

— И давно ты оказался под каблуком Лале?

— Как ты узнал, что это именно Лале? — удивился Данияр, но выразительное молчание навело его на мысль.

— Ты что, просканировал меня?

— Здесь и способностей особых не нужно. Я видел, как ты на неё смотрел, когда она приезжала на работу к отцу.

— А почему ты мне сразу не сказал, что в курсе? Я-то думал, что ты ничего не заметил.

— Хотел тебя помучить!

— Ну ты, блин, придурок. Я думал, мы друзья.

— Конечно, друзья, мы же ещё с академии не разлей вода.

— Раз так, то прикрой. Я сегодня иду кольцо покупать.

— Вот те раз! Так скоро? Неужели решил полезть в эту петлю добровольно?

— Когда реально любишь, и не такое сделаешь!

Камбар только лицо скривил, будто лимон откусил.

— И тебе советую остепениться.

— Эх нет! Моя судьба — это вечное сражение, а семья — это балласт на пути к защите общества. Ты же знаешь, мой стиль жизни не предполагает семью и детей. Кто-то ведь должен защищать людей и общество от зла. Отцу и брату придётся с этим смириться.

— Надо было тебе идти на философский факультет!

— Сам иди, моралист! А то оставлю тебя в офисе.

Данияр не мешкая схватил телефон и пиджак с вешалки, но в дверях обернулся и серьёзно посмотрел на Камбара, будто только что вспомнил что-то важное.

— Я это, кое-что там откопал по делу афериста, но без меня не действуй! А то получится, как в прошлый раз, потом мне отдуваться перед начальством.

— Иди, иди уже, а то Лале не любит, когда ты опаздываешь.

Когда Камбар остался один в офисе, перебирая материалы дела на заваленном бумагами столе, он заметил свежие записи, сделанные рукой Данияра. Тот аккуратно пометил карточку, прикреплённую скрепкой к стопке бумаг. Едва Камбар прикоснулся к карточке, как у него разболелось родимое пятно. Камбар почувствовал жгучую боль, поморщившись, он прикоснулся к лицу в надежде успокоить неприятное ощущение. Однако чувство жжения только усилилось, вызвав злость у Камбара.

— Проклятие!

Он осторожно прикоснулся к карточке и перевернул её так, чтобы увидеть лицевую сторону. Это оказалась фотография подозреваемого, рослого мужчины с рыжим чубчиком. Когда Камбар взглянул ему в глаза, его пробрала волна крупной дрожи, перед глазами появилось видение. Мужчина на фотографии злобно улыбнулся, будто видел его лицо, а затем вырвал волосок с головы, заговорил его, и искры полетели с загоревшегося волоса прямо в глаза Камбару. 

Камбар немедленно перевернул фотографию и бросил её на стол. Ему стало так плохо, что он задрожал от усталости. Он почувствовал, будто его внутренняя батарейка резко разрядилась. С трудом подойдя к окну на не сгибающихся коленях, Камбар настеж открыл створку и попытался восстановить дыхание. Он сделал пару вдохов и выдохов, холодный ночной воздух пробрал его ещё сильнее, и ему стало чуточку лучше. Пару минут спустя он пришёл в себя. Достал мобильник, быстро нашёл нужный номер и хотел было позвонить, но что-то остановило его. Поколебавшись пару минут, он всё же набрал номер. На том конце линии ему ответил нежный женский голос.

— Инжу, нужна твоя помощь!

— Ты уже даже перестал здороваться! — сказала Инжу, но, услышав в ответ молчание, продолжила: — Что там у тебя в этот раз?

— Нелюдь с волшебными волосами. Можешь накопать про него информацию?

— Хорошо, но ты мне будешь должен желание.

— Ты же знаешь, я не люблю быть в долгу. Говори сразу, чего желаешь?

— Этого я ещё сама не знаю, — заявила Инжу и бросила трубку.

 

***

 

Камбар никогда не любил возиться с книгами: пыль на полках, запах бумаги, тишина и скука библиотечного зала вызывали в нём только зевоту, но не в этот раз. Сегодня он был не один.

Как-то раз они столкнулись с Инжу Жакуп в местном магазинчике и сразу не понравились друг другу. Он купил кефир с хлебом, а она собачий корм. В тот день у него дребезжала голова после ночной попойки, да и вид у него был не лучший:помятый пиджак и немытые волосы оттолкнут кого угодно, в особенности чистюлю Инжу. Она стояла уже на кассе, когда он пришёл со своими продуктами. Окинув его презрительным взглядом, она вдруг вспомнила, что хотела купить ещё одно мороженое. Камбар желал скорее сбежать из шумного, тесного и душного магазинчика, поэтому решил воспользоваться возможностью и пройти вне очереди, но Инжу вернулась с мороженым в руках, не успел он и глазом моргнуть. Тут-то и возникла между ними перепалка.

Вскоре выяснилось, что девушка жила по соседству с домом брата. Со временем отношения наладились. Инжу оказалась весьма начитанной и шустрой девчонкой, которая увлекалась мифологией. К тому же она была студенткой факультета культурологии, так что Камбар посчитал её профессию весьма полезной для себя и стал периодически обращаться к ней за помощью в поисках информации. Вот и сегодня они вместе делают исследование в библиотеке.

— Камбар, кажется, я кое-что нашла. Посмотри! — сказала Инжу и оставила раскрытую книгу на столе. — Я пойду ещё на тех полках поищу.

Настроившись, Камбар сел за стол. Одна только мысль, что нужно читать про нелюдя, бросала его в дрожь. Он не хотел показаться слабым или уязвимым в глазах Инжу, поэтому быстро пробежался глазами по тексту.

Родимое пятно Камбара вновь дало о себе знать. Камбар быстро захлопнул книгу и торопливо встал.

— Ты уже всё, что ли?

— Нужно идти, время не ждёт.

— Но ты нашёл то, что нужно? — поинтересовалась Инжу, положив на стол новую стопку книг.

— Думаю, его поймать будет нелегко. Это тот ещё тип.

Инжу открыла книгу и прочитала отрывок:

— «Тейран — тёмный пери, который является обладателем несметных богатств. На голове Тейрана есть волшебный рыжий пучок волос, без которых он не может жить». Значит, его слабость в волосах. Где ты его найдёшь? Наверное, он очень осторожный.

— Он заядлый игрок. Вырывая волосок со своей головы, он заговаривает его до входа в казино, и ему начинает фантастически везти. Он выигрывает и людей, и автоматы. Любимое дело Тейрана — обыграть человека на баснословную сумму и довести его до самоубийства! Я должен его обезвредить: только за три месяца этого года он довёл с десяток человек.

— Возьмёшь меня на дело? Хочу посмотреть на настоящего нелюдя, а не книжного.

— Вот ещё, только мешать мне будешь. Это же не игрушки, ты можешь пострадать.

— Ты обо мне заботишься?

— Размечталась! Просто потом мне перед братом отвечать за тебя.

— Не забудь, ты мне должен одно желание, и я желаю пойти с тобой.

— Вот ты хитрюшка!

— Ну так мы пойдём вместе на охоту или ты струсил?

— Будь готова сегодня в семь!

Инжу победно улыбнулась и довольно кивнула, но Камбар не увидел этого жеста. Он уже направлялся к выходу.

 

***

 

Единственная потолочная лампа освещала небольшую комнатушку в подвальном помещении бывшего ресторана. Этот ресторан хоть и находился в центре, едва выходил на самоокупаемость до пандемии, а в период локдауна и вовсе закрылся, но не для посетителей подпольного казино. О том, что за покерным столом сидели непростые люди, можно было сказать по целому ряду иномарок и охране, скопившихся у чёрного входа.

Сегодня в казино игроки ждали лишь последнего гостя, который слегка опаздывал: он был не из их числа, не владел дорогими машинами, не носил «Гуччи», но был одним из самых богатых и невероятно удачливых людей в этом городе. Хотя никто не знал его имени, все называли его Тейран.

Клубы густого дыма от сигары, испускаемые председателем местного банка, плавно поднимались вверх и исчезали под потолком. Когда двери комнаты внезапно распахнулись, дым слегка рассеялся и в комнате появился высокий молодой человек с ухоженной бородкой и закрученными по краям усами. Он был одет в белую рубашку с закатанными рукавами и жилетку терракотового цвета, которая гармонировала с рыжим цветом его волос. Он театрально поздоровался с игроками за столом, одарив всех блестящей широкой улыбкой. В его глазах были весёлые, озорные огоньки. Было видно, что он в прекрасном настроении. Удобно устроившись за столом, Тейран окинул взглядом сидящих игроков. Одна только мысль, что всего через пару часов они все лишатся нажитого имущества, приносила ему огромное удовольствие.

Пожилая женщина с бело-серыми волосами, сидевшая сбоку, неодобрительно взглянула на Тейрана. Выглядела она так, будто сидела у себя на кухне: неряшливый закопчённый халат резко контрастировал с массивными золотыми украшениями, выглядывающими из-под нескольких слоёв одежды; натруженные пальцы рук были унизаны безвкусными кольцами с разноцветными глазками,  а золотые браслеты побрякивали при каждом её движении. Никто бы никогда не подумал, что она заядлая картёжница-аферистка, нажившая немалое состояние благодаря наивным простачкам, которые ходили к ней снимать порчу, гадать на кумалаке или избавляться от болезней простым сдуванием их с плеч.

Рядом с ней сидел студент в кричащей одежде и с дерзким цветом волос, вероятно, призванных выделить его на фоне собравшихся стариков. Студент утонул с головой в своём смартфоне, с помощью которого он управлял стартапом, принёсшим ему первый капитал. Когда деньги приходят легко и кажется, что вся жизнь ещё впереди, ему было интересно спустить свой первый миллион на острые ощущения за карточным столом.

Однако самым опасным из всей троицы был хозяин игры и самого подпольного казино — брутальный глава местной мафии по прозвищу Тобет. Больше всего в глаза бросались мощные накачанные мускулы и татуировки в виде рунических надписей. Это прозвище, вероятно, прилипло к нему благодаря его продолговатой физиономии. Тейран сразу почувствовал, что с ним что-то не так. Поначалу он решил сделать вид, что ему изменяет везение, чтобы все игроки чуточку расслабились, а затем выкинуть что-нибудь неожиданное, чтобы все подумали, что ему чертовски везёт.

Пока Тейран манипулировал игрой и наслаждался собственным представлением, он заметил суфлёра на заднем плане, который ассистировал Тобету. Каждый раз, когда Тобет выбирал жертву, суфлёр становился позади него и сигнализировал хозяину, указывая на масти и значимость карт. Разгадать его сигналы было не сложно: если в руках игрока находился туз, то взгляд суфлёра был направлен на Тобета; если король, то на банкира; дама — взгляд на женщину, а валет — взгляд на студента. Раскусив первую группу сигналов, Тейран довольно прихлебнул виски. Остальное было делом техники.

Первым из игры вылетел студент, разбогатевший на IT стартапе, вторым — банкир, а третьей — картёжница-аферистка. Когда Тейран остался один на один с Тобетом, то понял, что пора накидывать на него поводок. Он резко поднял ставку, слегка озадачив этим соперника. Тобет не остался в долгу — он поставил все свои фишки. Дилер вновь раздал карты из колоды, так что Тейран снова поднял ставки, чтобы опустошить миску Тобета до дна. Этот момент напряжения он любил больше всего. В глазах Тобета читалось сомнение. Он задумчиво взглянул на суфлёра.

— Это высшая лига! — язвительно заявил Тейран, подначивая соперника.

— Ставлю этот ресторан, — злобно прорычал Тобет, непонимающе глядя на довольный вид Тейрана. — Открываем карты, — он выложил на стол все карты сразу: три карты валет и две девятки. — Фулл хаус,  — добавил он, показывая свой оскал.

Тейран тоже раскрыл свои карты: семёрка, восьмёрка, девятка и десятка бубей. Язвительный смешок Тобета поддержала и картёжница-аферистка. Довольный собой, Тобет начал сгребать все фишки к себе, но Тейран показал указательный палец, жестом прося не торопиться. Загадочный вид Тейрана совсем не понравился Тобету, который не знал, чего ожидать. Рыжий парень театрально вырвал волос с головы, произнёс что-то невнятное, а затем выложил на стол Джокера.

— Меняю на вальта буби, — сказал Тейран победоносно. — Стрит флэш!

Тобет и игроки не поверили своим глазам: Тейран выиграл с более сильной комбинацией. Он сгрёб все фишки к себе и внимательно посмотрел на растерянный вид Тобета, который оказался у разбитого корыта.

— Фишки мои и ресторан тоже!

Ночное небо Астаны заволокло тёмными тучами. Проливной дождь освежил улицы, оставив лужицы после себя. Пронизывающий ветер завывал в закоулках между домами, также завывала и душа Тобета от горького проигрыша. Он поставил всё на эту игру, даже собственную жизнь. Увидев довольного Тейрана в дверях ресторана, Тобет не сдержался: кто его теперь остановит, разве не может он отобрать деньги силой? Слегка кивнув головой, Тобет дал знак своим людям. Они всё поняли без слов, схватили Тейрана и уволокли подальше от людских глаз. Задний двор ресторана уже давно пустовал: Тобет специально скрыл его высокими заборами и строительными вагончиками.

— Ты думал, я поверю в сказочку, что ты любимчик фортуны? — процедил Тобет сквозь зубы. — Решил надуть меня, жульё?

— По-моему, ты кое-что перепутал! Это же ты всех надул, суфлёра к каждому приставил, карты считывал. Вот мне пришлось скрывать свои карты. Я играл чисто!

Тобет в гневе насупил брови, кровь ударила ему в лицо.

— Ты чего тут из себя умника строишь? Гони мои бабки, пока я твои ноги не переломал.

— А вот это ты зря, — ничуть не испугался Тейран, весело улыбнувшись.

Его улыбка и нахальное поведение ещё больше разозлили Тобета.

— Сейчас ты у меня по-собачьи выть будешь, — пообещал он.

Тейран вновь вырвал волос с головы:

— Жаль, думал, ты на себя руки наложишь, но ты меня выбесил. Быть теперь тебе собакой.

— Что? — не понял Тобет и посмотрел на своих людей. Его пробрал смех, смех сотрясал всё его нутро, когда его стало колбасить. Люди Тобета начали смеяться, поддерживая своего босса, но их смех быстро прекратился, когда они увидели вместо главаря своей банды лающую собаку. Тобет ощутил, что значительно уменьшился в росте. Он взглянул на себя в лужу и ужаснулся: Тейран не шутил.

— А где он? Куда он делся? Это что, пранк? — голоса его бравых ребят доносились со всех сторон. Тобет всё понимал, но вместо слов из его глотки выходил только лай.

Тейран театрально закатал рукава, вынул поводок из кармана и надел на собаку:

— К ноге, псина!

Увидев, что собака жалобно скулит, люди Тобета в ужасе отшатнулись. Кто-то немедленно сел в машину и укатил, но особо верные остались.

— Вы тоже хотите присоединиться к своему хозяину? — удивился Тейран. Видно было, что они не на шутку испугались, но не сдвинулись с места.

— Верни нам его и можешь валить с деньгами! — крикнул один из парней.

— Браво! А ты смелый! Я люблю собак больше, чем людей, потому что они верные, но вы все меня впечатлили. Если вы желаете вернуть Тобету человеческий облик, поработайте на меня.

(Продолжение следует.)

Зауре Туреханова

Зауре Туреханова — писатель, сценарист. Автор детско-юношеского романа-фэнтези «Амина Туран в стране Номадов», ставшая победителем национального литературного конкурса «Алтын Калам – 2014». В 2017 году стала лауреатом литературной премии «Алтын Тобылғы» в номинации «Лучшая детская литература года» с повестью «Невидимые соседи». Сценарий «Дом Шелкопрядов» занял призовое место в ECG Eurasian Film Festival-2020 в г. Ромфорд, Великобритания. 2022 вышел сборник сказок «Күйекөбелектер шаһары» на казахском и турецком языках.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon