София-Елизавета Каткова

363

Ода пятнадцатому падежу

***

 

пока я спала

все ехали за город к морю

и северное сияние

озаряло прекрасные лица

полыхающими лучами

 

пока я спала

все уезжали в далёкие страны

обнимать деревья

и уезжали в деревню

ходить босиком белой ночью

по туманному полю

 

пока я спала

поэты умело использовали каталоги

перечисляя сотню разных явлений

для создания иллюзии исчерпывающего

поэтического высказывания

 

во сне

я потянулась раскинув руки

и была прочитана как приглашение

 

 

***

 

что же мы сварим сегодня

корытце ведьмино

щепоточка порошка из сердечек

больших и малых поэтцев

щепоточка порошка из печёнок

поэтцев больших и малых

зальём всё это глухонемыми

сучьими слёзками

 

так что же мы сварим корытце

какую бурду собачью

похлёбку всепрощения и принятия

витаминов и пищевых добавок

вы всегда рядом я помню о вас

очередное посмертное

послание на асфальте

 

и что из этого выйдет милое

клюквенное варенье

роман о любви и смерти

и зацветут все кладбища

и зарыдают загсы

и застынут ракеты в воздухе

обратясь в шагаловы спутники

 

да ты ебанулось корытце

да ты ебанулась солнышко

 

 

***

 

если заглянуть внутрь моего

залитого спокойствием сердца

исправно отапливающего

аттракционы данного храма

можно увидеть окаменелости

остывшую магму чёрный песок

пляжей отдалённого острова

производящего напитки

древесного вкуса и запаха

можно услышать колыбельную

какофонию мышиного короля

под неё хорошо не спится вулкану

хорошо теряется шляпе

 

драмы трагедии песни отчаяния

не пишутся для меня

хотя исправно читаются вслух

отправляются по почте и в чаты

комичная нежность дистанции

небрежная осторожность говора

все мои имена фамилии отчества

заслоняют небо над храмом

ветер пьёт настойку коры и пепла

я же смотрю в будущее без ожиданий

в нём меня интересуют 

только глупые маленькие мышата

их коты котята кошки и шляпы

 

 

***

 

это луч скучающий между

ахиллесовым сухожилием

и лодыжкой —

скачет вверх

предлагая сыграть в доктора

времён войны 1812 г.

 

а это изломанность речи

и сквозь её трещины

демонам максвелла —

нищим стражам порядка —

подработка в полях

прорастает

 

дальше чёрт ногу ломит

и клином сходится мысль

на латеральной косточке

серебрится

медленно становясь

незримой

 

well, you got it

that's how the light gets in

 

 

***

 

postkaplinskilik aeg on üks teine aeg[1]

Hasso Krull

 

пространство замирает всё чаще

всё чаще нет и ответа

для этого взгляда который

хотел бы но не может сказать

когда закончится сказка

придётся вспомнить секреты

движения в теле крови

и правила как дышать

 

в конце мы станем последними

пастельными готами

самыми нежными гостьями

ходячего замка харона

землекопами землемерами

без подходящей обуви

ступая в мутное и весёлое

варево лексикона

 

в посткаплинской реальности

память теряет значение

а жизнь признаёт все степени

своего непрерывного возгорания

и скорость с которой ты испаряешься

фантомное прикосновение

пока ещё неизвестное

ни языку математики

ни моему

дыханию

 

 

***

 

вызывал ли раньше

каждый листик травы

такой восторг полноты жизни

был ли он точно таким же

бывал ли вообще

 

я хотела бы позавтракать на капоте

зелёного крайслера 95 года

на котором в отведённое ему время

герой аль пачино детектив такой-то

рассекал вечерний нью-йорк

и клеил под бардачок жвачку

 

потом эта ящерица лежала на дне гудзона

пока мужчина с восточным именем

не поднял её по серпантинам

весенней швейцарии

подписывая квитанции из отелей

и пряча их в книгу обслуживания

 

позже он завёл профиль в фейсбуке

мужчине с восточным именем

нельзя написать сообщение

зато на капоте крайслера можно

расстелить скатерть и выпить кофе

но глобальное потепление

ставит меня в неловкую ситуацию

 

и я завтракаю на обочине

с видом на шоссе

за шоссе пахнет морем

солнце обжигает шею

и городские птицы

обгоняют облако в небе

 

небо пугается своего отражения

и перестаёт верить в моё присутствие

 

 

***

 

что до будущего то его действительно нет

отсутствует по самой заурядной причине

дух времени прижимает ухо к асфальту

сдирает кожу с щеки и держит колено на горле

не потому что ничто на этом свете не вечно

не потому что кто-то всё ещё почему-то жив

будущего сегодня не будет его не будет и завтра

 

пусть всегда будет лодка привязанная к забвению

пусть всегда буду я матадор и тряпочка матадора

сгусток материи продуваемый всеми ветрами

сквозняк исчезающий в самом счастливом конце

если бы кто закрыл за собой окно или дверь

но мила пустота к ней не страшно прижаться

и все конечно любили меня пока дерева молчали

 

 

Who watches the watchmen

 

смерть из-за угла

started following you

нескончаемая зима

started following you

острое око саурона

started following you

гопники на районе

started following you

портной из панамы

started following you

алгоритмы рекламы

started following you

воробьиная стая

started following you

песни захара мая

started following you

eesti politsei[2]

started following you

покрасивее поумней

started following you

любовь во время войны

started following you

и мы

и мы

и мы

 

 

***

 

невозможно закрыть гештальт

подушечек пальцев

однажды неловко тронувших

холод слоновой кости

 

невозможно унять жар

уцелевшей радуги томографии

извлекающей капли дождя

из натянутого ниточкой стана

 

невозможно избежать нарратива

и невозможно воскресить историю

сломленную неопределённостью

по великому плану трёх ящериц

 

смотри, ты и я — снежинки

на пальто усатого слабоумного

помпончик на шапочке королевы

славный и нежный ком

 

катится за рыжим придурком

сумчатым барсуком крэшем

пока тот не наёбнется о ящик

полный вины

и нитро-

глицерина

 

 

Ода пятнадцатому падежу

 

в нефункциональном городе

дети пинают мячи о памятники

архитектуры усталую штукатурку

кирпич и мрамор мощи и сваи

 

в нефункциональном городе

ни одной гуляющей кошки

некому исправлять ситуацию

некому побеждать эпидемии

 

некому униматься поэтому

никто не уйдёт от спасения

гиперчувственность и психопатия

чума и благо места и времени

 

значит нет гуляющим кошкам

но да казановам и санта клаусам

и я мучительно выбираю

вспоминая считалочки

 

пока мяч по площади мечется

долетает до сто надцатого острова

ударяет по куполу св. георгия

и далее движется meritsi[3]

 


[1] Эпоха после каплинского — это совсем другая эпоха.

[2] eesti politsei — эстонская полиция.

[3] meritsi — по морю. Пятнадцатый падеж, существующий в финском и предполагаемый в эстонском, отвечает на вопрос «как?».

София-Елизавета Каткова

София-Елизавета Каткова — поэтесса и переводчица из Эстонии. Родилась в 1994 году, живёт в Таллинне. Учится в магистратуре Таллиннского университета на литературоведческом направлении. Стихи и переводы публиковались как в русскоязычных литературных журналах («Новые облака», «Лиterraтура», «Точка.Зрения»), так и в эстоноязычных (Looming, Värske Rõhk).

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon