Ануар Дуйсенбинов

641

Кодя

я не помню когда впервые услышал это прозвище

но сразу понял, что это ты

твое солидное, серьезное лицо не помнило 

романтичного длинноволосого студента 

твое довольное, сытое лицо не помнило

бойкого директора школы, которого нужда и амбиции

выбросили на рынок возможностей города

рука расслаблена на подлокотнике

золото и агат твоего перстня, кажется, успокаивали тебя

ты гладил их большим пальцем снова и снова

и каждый раз покой возвращался к тебе и все становилось ясно

ты хотел зарабатывать деньги и думал что это для нас

ты думал так мы все станем счастливее 

но твои ноги, ноги знали зачем они ходят

зачем этот сапожный цех, зачем синие бочки спирта

зачем синий, как бочки спирта, пирожковоз 

набитый доверху сапогами

зачем знаешь каждую трассу и каждую собаку

каждую яму, столовую и заправку

 

пока ноги шли колесами, поездами, перелетами

унося твой голос, запах, образ, в моем сердце угнездилось 

и зрело что-то другое

то, чего во мне прежде не было

то с чем я не рождался

в меня прорастали и со мной росли, во мне раскрывались темные почки 

в меня прорастали и со мной росли, во мне распускались оранжевые цветы

в меня прорастали и со мной росли, во мне завязывались болезненные плоды

в меня прорастали и со мной росли, во мне открывались черные территории

неясные тропы, туманные дали. я становился больше, мой мир становился шире 

неизвестный мир

 

пока ты стяжал талантливо, остроумно, страстно

я смотрел vhs из видеопроката, играл в денди

дни напролет читал, вглядывался в листву

слушал сказки с виниловых пластинок

записывал аудиокассеты

играл в шахматы со стариками двора

в пинг-понг с мальчиками соседнего 

соглашался бродить с ними по руинам, заброшкам

страх проглатывал, избегал стыда 

учился замечать малейшую перемену на лицах 

читать человеческие сердца

чуять опасность волосками на коже 

считывать значения звука шагов

учился быть бесшумным

невидимым, присутствующим

 

как-то я снова услышал это прозвище

Кодя, Кодя кричали они

Кодя дома? а позовите Кодю 

это они звали тебя

твое осунувшееся, серое лицо не помнило 

солидного бизнесмена с агатовым престнем

твое уставшее и взмокшее лицо не помнило

улыбки 

ты посчитал пять чеков 

(как-то я украл один чек, чтобы тебя понять)

свертки из фольги отправились в их карманы 

рука расслаблена на подлокотнике

отложены на столик шприц и жгут

ложка на полу

похоже, покой вернулся к тебе и все становилось ясно

ты хотел эйфорией высокой прикрыть свою наготу

перекрыться — перекрыть поток непрерывной боли

ты думал это для тебя 

ты думал так ты станешь счастливее

но твои ноги, ноги выдавали что пути уже почти исхожены

опухшие ступни, исколотые бедра 

мышцы видны сквозь тонкую сине-красную кожу

голова опущена, глаза закрыты 

холодное молчание бежит по венам пространства 

холодное молчание вдыхаю из воздуха комнаты

холодное молчание клубочком свернулось в груди 

и осталось там жить, слабо пульсируя вместе с лёгкими

 

пока ноги шли дорогой истощения 

твой голос вернулся без власти 

твой запах — без сладости теплых объятий 

твой образ — всегда согнутые в локтях 

от перекрученных спазмами мышц 

приподнятые руки, ладонями вниз

нагноения в местах уколов привели к удалению частей ягодиц —

твоя сломанная походка вела меня по черным территориям 

неясным тропам, туманным далям

 

я иду во тьме, наощупь собирая болезненные плоды

я иду во тьме, вслепую срезая оранжевые цветы 

я иду во тьме, от шагов раскрываются тёмные почки

 

я омывал твое тело, Кодя, оно было холодным и твердым

Кодя, я заворачивал тебя в саван, потом в ковер

трое других мужчин, Кодя, помогли мне

донести тебя к народу для жаназа

Кодя, я поднял руку, обещая выплачивать твои долги

а потом мы поехали, Кодя, в зимнюю степь

ослепительный снег не смог удержать нашу тьму

Кодя, на белоснежных веревках мы опускали тебя в могилу

направили голову твою, Кодя, в сторону священного символа

в который ты вряд ли верил 

я нечаянно пнул тебя, Кодя, перед тем как выйти из ямы 

и бросал в тебя, Кодя, комья замерзшей земли

я бросал и бросал, пока ветер не съел мне лицо

я бросал и бросал, пока не сломалась лопата

я бросал и бросал в тебя, Кодя, комья замерзшей земли

я бросал и бросал, и мороз обжигал мне руки

я бросал и бросал, над тобой вырос холм

надо мной — темно-синее небо

 

прощай, Кодя, ты прошел этот путь до конца

прощай, Кодя, верни моего отца

Ануар Дуйсенбинов

Ануар Дуйсенбинов — поэт. Публиковался в русскоязычных интернет-изданиях «Лиterraтура», Polutona, TextOnly, Soloneba, «Артикуляция», DOXA, Esquire, латышском Satori, литовском Satenai, польском Helikopter, англоязычном Asymptote и Hayward Gallery, казахоязычном The Bilge. Автор сборника «Рухани кенгуру» (2022).

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon