Татьяна Васильева, Инесса Цой-Шлапак

435

Школьные подруги

Одноактная пьеса

 

Действующие лица:

Алёна — женщина 47 лет, разведённая мать двоих дочерей

Наталья, Нина и Катерина — школьные подруги Алёны

Ирина — старшая дочь Алёны

Катюша — младшая дочь Алёны (с синдромом Дауна)

Айдос и Александр — одноклассники Алёны, Натальи и других 



На задник сцены выводится изображение. Нарезки видео с различных мероприятий:

— Наталья разрезает красную ленточку на открытии нового здания;

—вот она на ступеньках возле школы, дети несут ей цветы; 

—вот она в окружении солидных мужчин в костюмах,

ей вручают медаль; 

—вот она говорит поздравительную речь – все аплодируют. 

 

На всех видео Наталья сияет от счастья и наслаждается всеобщим вниманием. 

 

 

1.

 

Сон Алёны. 

Решётчатая камера СИЗО.  Внутри на полу сидит Алёна. К камере подходят Наталья, Нина и Катерина

 

Наталья. Ой, девочки, посмотрите, кто это тут у нас сидит! Обезьянка. Дурацкая смешная обезьянка. Безмолвная обезьянка. 

Нина. Обезьянка, обезьянка.

Катерина. Это же Алёна! 

Наталья. Точно, Алёна. Дурацкая смешная Алёна. Безмолвная Алёна. 

Нина. Алёна, Алёна. 

Катерина. Выпустите её! Сейчас же!  

Наталья. Выпустите. А кто её запер? 

Нина. А кто запер? 

 

Алёна пытается что-то сказать, но не может. Будто онемела. 

На сцене появляется Ирина с метлой и прогоняет всех троих со сцены. Алёна остаётся в камере. 

 

2.

 

Обычная советская квартира. Гостиная Алёны. Входят Алёна, Катерина и Нина. Катюша сидит и что-то вышивает.

 

Катюша (вскакивает и крепко обнимает Катерину). Крёстная! Смотри, я как ты. Вышиваю!

 

Катерина обнимает в ответ и целует её

 

Катерина. Катюшка! Ну здравствуй, моя ты умница. Какая ты взрослая стала. Какая хорошая! Да как хорошо у тебя получается. А я тебе подарочки привезла.

Алёна. Доча, а с тёть Ниной поздороваться?

Катюша (так же пытается обнять). Здравствуйте. 

Нина (отстраняясь от объятий). Здравствуй, деточка! Как дела?

Катюша. Спасибо, хорошо. Смотрите, что я умею! (Показывает своё рукоделие.

Нина. Да-да. Потом, деточка. Всё потом. 

 

Катерина начинает распаковывать чемоданы и сумки. Выкладывает на стол гостинцы и подарки. Нина тоже ставит свой чемодан, но не торопится его распаковывать, а начинает молча рассматривать квартиру.

 

Катерина. Ох, Алёнка, а город-то, город как изменился. Многоэтажек, новостроек — тьма. Я сначала и не поняла, где мы едем. Как Дубаи какие, а может, Гонконг. Я передачи просто про путешествия смотреть люблю по выходным. Вот недавно про Корею смотрела. Вот Алма-Ата прям чистый Сингапур. А машины! Машин-то сколько. Все новые, дорогущие! Да у тебя и у самой машина какая! Откуда машина, кредит взяла, Алён? 

Алёна. Да нет. Машину зять мне отдал, а то моя старая совсем разваливалась. Я же то туда Костика, то сюда вожу. Кружки там всякие, развивашки. 

Катерина. Ну что значит «отдал»? Подарил! Зять машину подарил. 

Нина. Хорошо ты устроилась, подруга, я смотрю. Алёнка, можно я в душ сразу? В этих самолётах, в аэропортах такая вечно антисанитария, обалдеть.

Алёна. Да, конечно, иди. Большое полотенце розовое там висит уже. Это для тебя, а голубое — для Катерины.

 

Нина уходит в душ, а Катерина продолжает раскладывать вещи, достаёт из чемодана платье и протягивает Катюше.

 

Катерина. Катюшка, смотри, какое я тебе в подарок платье привезла. Чистый лён. Не то что ваша синтетика-китай. Давай, приложи-ка. Ой, отлично! Прям в пору. 

 

Катюша забирает платье и уходит примерять.  

 

Катерина. А это вот тебе, Алёна. Эту картина я неделю вышивала. Ну и так тут немножко твоим всем. Иринке там да Костику. Но самое главное, Алёна, это хрен. Я хрен домашний привезла. Зятя твоего угостить. Нигде такого ядрёного хрена нет, как у нас. Сама крутила, сама мариновала. Чуть глаза не повылазили. Я свеколки добавила, для красоты. Видишь, розовенький какой. А без свеколки — серый. Некрасиво.  Зимой знаешь как хорошо будет с сальцем покушать.

Алёна. Кать, да ну что ты. Да не надо было. Столько гостинцев. Такую банку большую ещё. Спасибо тебе огромное. 

 

Слышен звук открывания ключом входной двери и в гостиную входит Ирина

 

Ирина. Привет, мам. Тётя Катя, здравствуйте! Приехали всё-таки. А тётя Нина где? Как добрались?

 

Ирина быстро целует Алёну в щёку, а потом идёт обниматься с Катериной.

 

Алёна. Приехали. В душе она. 

Катерина. Здравствуй, Ирочка. Ой, какая ты красавица! Хорошо всё, долетела хорошо. Не устала даже. Вот с мамой твоей чемоданы разбираем. А вот и ваши с Костиком подарки. А это Нинке с Натальей. Как думаете, им понравится? Наталья же сейчас важная птица — политик! 

 

В воздухе повисает неловкая пауза.

 

Ирина. Ой, спасибо, тёть Кать. Я вам тоже бутылку шампанского привезла — «к чаю».

Алёна. Спасибо, дочь. Как раз и выпьем за встречу. А вот и тётя Нина. 

Ирина. Здравствуйте, тёть Нина! Как вы?

Нина. Ой, устала. Сил нет.  Еле отмылась. В самолётах этих такая грязь. Алёнка, я твой халат надела, ничего?

Ирина. Странно, в нормальных самолётах обычно всё нормально. 

Алёна. Надела и надела. Что ты заладила с этими самолётами. Смотри, Нин, сколько Катерина всего привезла: тут и для тебя есть — полотенце с надписью «Ниночка».

Катерина. Сама вышивала!

Алёна. А это от меня подарочки: тапки войлочные и конфеты твоим домой.

Нина. Ой, девочки, спасибо большое. А я что-то так замоталась с этой работой, обалдеть, что даже подарки не успела купить. Там же всё на мне, всё на мне. (Выжидательно смотрит на телефон.) Вот как раз опять что-то прислали. Так, надо срочно прослушать.

 

Нина отходит в сторону и слушает аудио на телефоне. Катюша возвращается  в новом платье. Алёна с Ириной улыбаются, КАатерина довольно ахает и крутит Катюшу в разные стороны. Ирина приветственно целует Катюшу и приобнимает. Подходит Нина.

 

Алёна. Ладно, Катюшка, иди обратно переодеваться и поможешь на стол накрыть. Ира, ты бы тоже помогла мне. 

Нина (подходит ближе). Ой, ничего без меня не могут. Работнички, обалдеть. (Бьёт себя по лбу.) Девчонки, я ж конфеты к столу привезла, совсем забыла! Сейчас достану. Вкусные, пятьсот рублей стоили!

 

Алёна, Ирина и Катюша уходят на кухню. 

 

3.

 

Алёна и Ирина накрывают на кухне стол. 

 

Алёна ёпотом). Дочь, можно как-то повежливее, что ли? Гости. 

Ирина. Гости. А кто бы тех гостей звал. 

Алёна. Ирина, прекрати.

Ирина. Четыре взрослых человека в несчастной двушке! Как вот Катюшке с чужими людьми под одной крышей? 

Алёна. Дочь! Катерина не чужая — она её крестная, и я в честь неё твою сестру назвала, если ты помнишь.

Ирина. Помню-помню, много чести. Подружки хреновы. Одна хрен привезла и вторая — хрен да маленько. 

 

В кухню входит Катерина

 

Катерина. Что делаете? Помочь? 

Алёна. Да нет, спасибо, Ирина уже помогла.

Ирина. Да, и пойду, пожалуй. За Костиком бежать надо. Хорошо вам посидеть. (Не глядя целует Алёну в щёку и уходит, ей навстречу переодевшаяся Катюша.)

Ирина атюше). Маме там помоги, пожалуйста. А я ушла. Пока. 

 

Катюша заходит в кухню, расставляет стулья. Алёна разливает шампанское и на всё готовое в кухню заходит Нина. Все усаживаются.

 

Алёна. Ну, рассказывайте, девочки, как жизнь, как дела? А то по вотсапу всего не расскажешь.  

Катерина. Да потихонечку. Все при деле, при работе. У сына своя семья. Живут отдельно.

Нина (перебивая). Ну что рассказывать? Я вот недавно себе квартиру новую купила, в хорошем районе. Квартира, я вам скажу, обалдеть. Окна до пола — светла-а-а-ая. Осталось только ремонт сделать, уже даже и дизайнера интерьера нашла. А свою старую дочке отдала. (Оглядывает кухню Алёны.) Вот у тебя, Алёна, почти ничего не изменилось. Красота. Будто в прошлое вернулась. 

Катерина. Да ладно тебе, Нинка, квартирами хвастаться. Придумала тоже. Помнишь, как мы у тебя в коммуналке в 10 классе собрались на праздник и глинтвейн попробовали сварить? Чуть дом не спалили! Шторы загорелись. Помните? А запах какой стоял неделю! На нас потом твоя мать ещё полгода косо смотрела и в гости звать запрещала. 

Нина. Коммуналка. Это когда это я в коммуналке жила?

Катерина. Тогда и жила. Ой, девочки, что-то про шторы заговорили, и я опять вспомнила. Всю жизнь про них жалею. Когда уезжали, шторы с собой не забрала. Такие красивые шторы были. Розы такие там, шторы белые, а розы розовые. Итальянские шторы. Очень дорогие. Я их тогда у Натальи покупала. За бешеные деньги. 

Алёна. С рюшей? 

Катерина. Чего? 

Алёна. Шторы, говорю, с рюшей? 

Катерина. С рюшей. 

Алёна. Мы эти шторы вместе с Натальей покупали. Им цена три копейки, Кать. 

Нина (бормочет). Коммуналка. Какая коммуналка? Когда это было, обалдеть. Сто лет назад. Устала. Спать пойду. 

Катерина. Как три копейки? Я ей тогда почти всю зарплату отдала. Не могла Наталья так.

Алёна. Тебе виднее. Заболтались мы и правда. Давайте спать. 

Катерина. Спрошу у неё завтра. 

Алёна. А где это ты завтра с ней увидишься? 

Катерина. Да она нас кофе выпить позвала. А ты разве не пойдёшь? 

Алёна. Нет. И на встречу одноклассников не пойду. 

Нина. Как это? Она к себе в загородный дом зовёт. Где раньше бабкина дача была, помнишь? Там такой домина сейчас, говорят. Обалдеть! 

Катерина. Как не пойдёшь? Юбилейная встреча. Тридцать лет с окончания школы. 

Алёна. А вот так. Не пойду, и всё. Спать давайте. 

 

Алёна встаёт из-за стола и уходит со сцены. За столом остаются Нина и Катерина.

 

Катерина. Вот чудная. Ладно завтра не пойдёт, но на встречу выпускников-то! Там же все будут.

Нина. Да ладно тебе, она всегда такая была. Странная. За всё цеплялась. Не зря ж Наташка с ней общаться перестала. 

Катерина. Ну Наташка тоже не подарок, ты вспомни…

Нина. Ой, да чёрт с ними! Давай лучше шампанское допьём. Чего добру пропадать.  

 

Катерина разливает по бокалам шампанское, подруги чокаются и выпивают. 

 

4.

 

Сон Алёны

Берег озера. Алёна, Катерина, Нина, Наталья, Александр и Айдос. Все выглядят так, как сейчас, но одеты в шубы-куртки и нелепые детские шапки. На шее поверх одежды повязаны пионерские галстуки. Наталья идёт под руку с Ниной и Катериной, Алёна рядом с Айдосом и следом Александр. Вся компания поднимается к возвышению, которое заканчивается резким спуском, ведущим к замёрзшему озеру, переговаривается между собой. В какой-то момент Наталья толкает Алёну, и та от неожиданности скатывается вниз. Айдос вскрикивает, Наталья смеётся, следом за ней неуверенно начинают смеяться Нина, Катерина и Александр.

 

Алёна (кривится от боли и чуть не плачет). Ты что творишь?

Наталья. Да что, Алёнка? Сама же оступилась. Надо быть аккуратнее.

Алёна. Больно, я подняться не могу!

Наталья. Не переживай, подруга. До свадьбы заживёт. Я даже знаю с кем. Да, Айдосик?

 

Все, кроме Алёны, уходят со сцены, Алёна остаётся сидеть и корчится от боли. Появляется Ирина, помогает матери встать.  

 

5.

 

Летняя площадка кофейни в центре города. 

Наталья и Александр сидят за столом. Наталья сидит лицом ко входу. Александр держит её за руку. Подходят Нина и Катерина. Наталья быстро вырывает руку из руки Александра. Нина замечает этот жест. Александр встаёт им навстречу. 

 

Наталья. Девочки!!! Привет, привет! Сколько лет, сколько зим! 

Нина. Привет, подруга! Ну наконец-то увиделись. Здравствуй, Сашенька. 

Катерина. Привет-привет! 

 

Александр поочерёдно кивает Нине и Катерине.

 

Наталья. А Алёна где? 

Катерина. Не приедет она. И на встречу выпускников не придёт. 

Наталья. Что значит «не придёт»? Все, значит, придут, а она нет? 

Нина. Ой, Натуся, да какая разница! А вы что, с Сашей снова вместе? 

Наталья. А когда это мы были вместе? Правда, Саш? 

Александр. Как добрались, девочки, как дела? 

Нина. У меня всё хорошо. Квартиру новую купила. Руковожу большим предприятием. Жизнь удалась. 

Наталья. Нет, вы подождите про дела. Почему это она идти не хочет? Весь класс хочет, а она не хочет. 

Катерина. Ну обижена она на тебя за что-то. 

Наталья. Она на меня? Да это я на неё обижаться должна. 

Катерина. Наташ, ну, брось. Ну хорошая же она баба. А ты мне вот лучше про шторы расскажи. 

Наталья. Какие шторы? 

Катерина. Ну те, которые ты мне тогда продала за сто рублей, с рюшей.

Наталья. И что? Хорошие же шторы были! 

Катерина. Да, хорошие, только я вчера узнала, что вы их с Алёнкой вместе покупали — в два раза дешевле.  

Наталья. Это тебе Алёнка рассказала? А больше ничего? Как она в СИЗО месяц просидела, например? 

 

Возле летней площадки кафе стоит Ирина

 

Наталья. Ой, Ирочка, здравствуй! Ну надо же, какая тесная Алмата! А мы тут как раз о твоей маме говорим: почему она на встречу выпускников идти не хочет. 

Ирина (подходя к их столику, но игнорируя Наталью). Здравствуйте. Тёть Катя, тёть Нина, а что же вы сразу вчера к любимой подружке не поехали, раз так соскучились? 

Наталья. Как ты разговариваешь вообще?

Ирина аталье). А я с вами давно уже не разговариваю. атерине и Нине) Хотела кофе выпить, да передумала. Не та атмосфера тут. Слишком душная. 

 

Ирина уходит. 

 

Наталья (вслед). Нет, ну какая хамка! Вся в мать!

Александр (берёт Наталью за руку). Наташ, ну ладно тебе, когда Алёнка хамкой была?

Наталья. Руки убери от меня! Не знаешь, о чём говоришь, не говори.



6.

 

Алёна с Катюше накрывают стол. Алёна параллельно разговаривает по мобильному телефону.

 

Алёна. А ты от неё что-то другое ожидала? Угораздило тебя именно в это кафе пойти. Ну что ты кричишь, Ира? Ты успокойся, пожалуйста. Надо было сразу уходить, как её увидела. Ну ты же знаешь, что она за человек. Да какая разница, Ира. Какая теперь уже разница. 

 

Звонок в дверь.

 

Алёна. Катюша, открой, пожалуйста. (В трубку) Ладно, всё. Сама не расстраивайся и мне нервы не трепи. Пока. 

 

Катюша идёт открывать, и затем Нина с Катериной (и следом Катюша) входят на кухню. Нина и Катерина смущены, и им хочется расспросить про СИЗО. 

 

Алёна. А, вернулись? Ну как, хорошо посидели? 

Катерина. Хорошо. Там Саша был. И Наталья тебя ждала. (Смотрит на стол.) Ой, апорт. Настоящий. Сто лет такого не видела. 

Нина. Да. Спрашивала про тебя. И счёт, между прочим, сама оплатила. 

Катерина. Да. Хорошая она баба. 

Алёна. А что же вы у неё не остановились тогда? Раз такая хорошая. Или просто не предложила? 

Катерина. Ну чего ты, Алён?

Алёна. А что я?

Нина. За что ты злишься на неё, никак не пойму? И в кафе не поехала, и на встречу выпускников идти не хочешь. Что она тебе такого сделала? Чем она тебе плоха? 

Алёна. Тише говори. Катюшку напугаешь. Что сделала, то сделала. Не хочу рассказывать. Не хочу про неё говорить. 

Нина. Вечно забываю, что у тебя ребёнок инвалид. 

Алёна. Не инвалид, а с инвалидностью. 

Нина. Какая разница. Не хочешь про Наталью, не рассказывай. Ты много чего не рассказываешь. Всё носишь в себе, носишь. Вот всегда ты такая была. Тихоня, обалдеть. 

Катерина. Нин, не надо. 

Нина. А что не надо? Про неё не хочет, так про себя пусть расскажет. (Говорит громче.) Расскажи за что ты, такая хорошая, в СИЗО сидела? 

 

На последней фразе берёт самое большое яблоко, откусывает и начинает давиться, ловить ртом воздух, хвататься за горло. Алёна и Катерина не могут понять, что происходит, растерялись, застыли и ничего не предпринимают. Катюша подходит сзади и делает приём Геймлиха. Нина начинает свободно дышать.

 

Катюша. Мама — хорошая, Нина — хорошая, все хорошие. Злиться не надо. Кричать не надо. Завтра все в гости поедем. 

 

Катюша уходит.

 

Катерина. Как? Как же она так смогла? 

Алёна. Катюша на курсы первой помощи ходит. Ладно, стол накрыт — ужинайте сами. У меня что-то аппетит пропал. А про СИЗО вы у Натальи лучше спросите: она, видимо, больше меня знает. 

 

Алёна уходит.

 

7.

 

Катерина и Нина собираются на встречу выпускников. 

 

Нина. Вот жизнь, конечно, штука! Обалдеть. Вчера чуть не померла. А сегодня — вон какая красотка. 

Катерина. Да, Нинка, от чего ты точно не умрёшь, так это от скромности. 

Нина. Ой, да иди ты. А что за туфли у тебя такие? 

Катерина. Хорошие туфли. Удобные. 

Нина. Ну не знаю, не знаю. Лично я на шпильках собираюсь отплясывать до утра. Кать, ну обалдеть. Ну что за платье у тебя? Украшения поярче, может, какие-то надеть? Всё же столько лет не виделись. Тем более там будут мальчики. 

Катерина. Ой, Нинка! Какие там мальчики. «Дяденьки» ты хотела сказать? А из украшений у меня вот, жемчуг есть, выглядит как настоящий. 

Нина. А макияж? Макияж не будешь делать? 

Катерина. Так я вроде сделала уже. Ресницы немного да помада. 

Нина. Ясно. Ладно. Дохлый номер. Ну, жди теперь, когда я соберусь. Мне надо волосы ещё уложить. И макияж. На макияж примерно час. 

Катерина. Так, может, я поеду, а ты потом?

Нина. Нет. Меня подожди. Вместе поедем. На одном такси. 

 

В дверях комнаты появляется Катюша

 

Катюша. Крёстная, смотри! У меня тоже бусы. И платье новое. Красивое. Смотрите все. Очень красивое. 

 

8.

 

Дача Натальи, загородный дом.

На сцене — Наталья и Александр, он ей что-то рассказывает, она слушает его со скучающим видом, держа бокал с вином в руках. Входит Айдос, Наталья преувеличенно радостно идёт ему навстречу, обнимает так энергично, что чуть не проливает на него вино из бокала. Александр сдержанно подходит следом, дожидается, пока Наталья отойдёт от Айдоса и жмёт ему руку.

 

Александр. Приветствую, Дос. Как жизнь? 

Айдос. Да нормально, как сам? Всё там же? 

Александр. В авиации? Нет, ушёл давно, сейчас бизнесом занимаюсь. А ты всех, кого надо, пересажал? 

Айдос. Ага, всех. И тоже в бизнес ушёл. Что пьёте? 

Александр. Пока вино, налить? 

Айдос. Да не надо, я сам знаю, где что…

 

Александр удивлённо смотрит на Айдоса, Наталья не глядя протягивает Александру свой бокал.

 

Наталья. И мне, мальчики, тоже плесните винца. 

 

В комнату входят Нина и Катерина. Наталья с радостными возгласами бросается с ними обниматься. 

 

Наталья. Ой, девочки, я вас заждалась. А где Алёна? 

Катерина. Дома. 

Наталья. Не придёт, значит. Ну-ну. 

Нина. Натусик, неважно. Мы ж знаем, что ты у нас молодец. (Восхищённо смотрит за спину Натальи.) Слушай, и вот дом у тебя шикарный. Не дом, а домище! Денег, наверное, вложено немерено. (Внимательно рассматривает интерьер. Видит этажерку с красивыми фарфоровыми фигурками.) Ух ты! А это вообще красота. Прям винтаж. 

Катерина. А ты разбираешься, что ли? 

Нина. Разбираюсь! У нас дома была одна такая. Балеринка. Трофейная. Дед с войны привёз. Подевалась потом куда-то. Жалко. Вот на эту очень похожа. 

Наталья. Нина, аккуратнее!  Руками не трогай! Да, это тоже немецкая, довоенная. А вот эта — начала века, времён царской России. А эту я из Европы привезла — выкупила на аукционе за бешеные деньги. В общем, развлекаюсь как могу — антикварный фарфор моя слабость. (Отводит Нину от этажерки.) Всё, никого больше ждать не будем, давайте за стол. Мальчики, наливайте!

Катерина. А что пьём-то? Как обычно или как приличные?

Наталья. Ну что ты, Кать, времена палёного глинтвейна уже давно в прошлом. (Подмигивает Нине, Нина вспыхивает.) Пьём французское вино, хорошее. Айдосик привёз из Парижа (улыбается Айдосу).

 

Айдос хмурится и разливает вино по бокалам, пытается долить Александру, но тот убирает свой бокал в сторону. 

 

Александр. А я по-простому буду, по-нашенски — водочки. 

Катерина. Ой, Саш, а ты не в завязке разве? 

Александр. Ради такой встречи можно и развязать.

 

Наталья садится рядом с Айдосом.

 

Айдос. Вот за это давайте и выпьем.

 

Все выпивают, Александр залпом опрокидывает рюмку.

 

Катерина. Всё-таки жаль, что мы не все вместе собрались, как в старые добрые, хорошие времена. И Алёнка не пришла. Она тоже хорошая. 

Наталья. Хорошая. Тоже мне, нашлась хорошая. Куда ни плюнь— одни белые пальто. Святоша! Кстати, Алёнка ваша дорогая рассказывала вам в итоге, как в СИЗО месяц отсидела?

Нина, Катерина. Нет. 

Айдос. Давайте лучше ещй по одной.

 

Айдос хмурится, снова разливает, и все молча выпивают. 

 

Александр. Но всё-таки, может, её кто подставил? Не могла ж Алёнка так сама. Она ж всегда такая честная была. 

Наталья. Была! Была да сплыла! 

Айдос. Давайте, может, о чём другом поговорим? 

Наталья. Что, обидно за свою первую любовь? 

Катерина (растерянно). Какую любовь? Откуда ты знаешь, кто чья первая любовь?

Наталья. Да уж знаю. (Многозначительно смотрит на Александра.) Да, Саша?

Александр. Ну да. Наверное. 

Нина. Мы тут о любви собрались говорить или школьные годы вспоминать? Помните, как за углом школы курили? 

Айдос. Вот. Отличная идея. (Встаёт из-за стола.) Пойдём, Саша, перекурим. 

 

Александр, захмелев, смотрит на него непонимающе, потом соображает, встаёт из-за стола и уходит вместе с Айдосом

Александр и Айдос закуривают.

 

Айдос. Я не понял, Саш, у вас с Натальей опять что-то закрутилось? У тебя же жена и ребёнок в Москве были, я слышал.

Александр. Почему были? Всё хорошо у меня. А тебе-то что? 

Айдос. Да нет. Ничего. А как Алёна в СИЗО попала, ты не в курсе? Может, слышал там чего…

Александр. Да ничего я не слышал. 

Айдос. Ну… Ладно, ладно.  Пойдём выпьем — столько не виделись.

 

Наталья. И что это они курить пошли? Можно подумать, у меня за столом курить нельзя. (Достаёт сигарету и закуривает.) Девчонки, давайте выпьем!

Катерина (подскакивает к бутылке вина). Наливаю?

Наталья. Да. Только давайте уже водочки, а то это вино французское нихрена не берёт. 

 

Катерина разливает водку по рюмкам и раздаёт подругам.

 

Катерина. Ну да, водочка-то наша, русская, поэтому хорошо берёт. 

Нина. Хотя не изящно, конечно. 

 

Выпивают и закусывают.

 

Катерина. Хорошо! А давайте споём, девочки? Нашу любимую, а? (Запевает.) Белые розы, белые розы 

Нина и Наталья (подхватывают). Беззащитны шипы. (Поют все втроём.) Что с ними сделал снег и морозы. Лёд витрин голубых. 

Наталья (бормочет). Что сделал, что сделал… А вот взял и сделал!

Нина. Натуся, ты чего? 

Наталья. А ничего. Из целого класса, кроме вас, не пришел никто! (Показывает на большой стол, где много пустых мест и чистых тарелок.) Не хотят меня видеть! И эта не пришла! Всю жизнь меня с ней сравнивали. Она хорошая, а я плохая. 

Катерина. Да кто сравнивал-то? 

Наталья. Ой! Достало всё! Давайте ещё выпьем!

 

Катерина разливает водку по стопкам, выпивают и закусывают. 

 

Наталья (громко поёт, забравшись на стул). Люди украсят вами свой праздник… 

Катерина и Нина (подпевают). Лишь на несколько дней. 

 

В этот момент к ним подходят Айдос и Александр и удивлённо смотрят на танцующую на стуле Наталью.

 

Александр. Наташ, ты ж расшибёшься, слезай! (Подходит и снимает её со стула, берёт на руки. Айдос раздосадованно отворачивается.)

 

В стильном тёмно-синем костюме, с причёской и макияжем появляется Алёна за руку с Катюшей

 

Наталья лександру). Отпусти! лёне) Ба! Какие люди. Пришла всё-таки. 

Алёна. Пришла. А чего же не прийти, раз зовут. Мы с Катюшей ненадолго. 

Наталья. Вообще-то мы без детей собирались, если ты не в курсе, но раз уже пришли, то проходите, садитесь, где нравится. (Показывает на пустые места.) Скоро горячее принесут. Ну, рассказывай, как жизнь? Как ты справляешься? Тяжело, наверное, с дочкой, и оставить не с кем? 

 

Вся компания немного растерянно рассаживается за столом. 

Наталья садится во главе стола. 

 

Алёна. Просто у Иры сын приболел. Катюшу с ними оставить не получилось сегодня. А так всё нормально. Что с ней справляться?

 

Катюша сидит за столом. Улыбается с интересом рассматривает всё вокруг. 

 

Наталья. Ну многие вон с нормальными не справляются. Да, Кать? 

Нина. И не говори. Вот у меня на работе. Ничего без меня не могут. Всё время мне звонят, пишут. Сами ничего не могут. Устала. Обалдеть. А ты, Натуся, молодец. Такой дом отгрохала — денег немерено. Загляденье просто. Дворец!!! 

Катерина. Дом и правда шикарный. А раньше, помните, какая халупа тут стояла. Ой, сколько воды утекло. 

Наталья. Хватит трещать, девочки. Давайте лучше выпьем. Айдосик, разливай.

 

Айдос наливает всем водки, задерживается возле Алёны и внимательно смотрит ей в глаза, затем опускает взгляд. Все опрокидывают стопку, кроме Алёны.

 

Наталья (прищурившись). А что это ты, Алёнка, не пьёшь с нами? Брезгуешь, что ли? 

Алёна. Не брезгую, просто за рулём.

Наталья. А что пришла тогда, раз пить не будешь? 

Алёна. Пришла истории про СИЗО послушать: интересно стало, что ты людям про меня рассказываешь? 

Наталья. А что я-то? Вон пусть Айдосик рассказывает. 

Айдос. Ну ты и тварь!

 

Александр резко встаёт. 

 

Александр (Айдосу). А ну, заткнись!

Катерина. Ой, мальчики, вы что?!

Айдос. Ну ты и гадина, Наташка. Какой была, такой осталась.

Наталья. Смотри, как мы заговорили. А вот тебе сейчас перед Алёночкой вдруг стыдно стало или за свою шкуру страшно?

Айдос. Закрой рот! 

Наталья. Ишь ты! А когда я тебе инфу подкидывала, кого хорошенько потрясти можно, ты мне рот не затыкал. Твоя же схема была. Ты всё придумал. И так всё было схвачено, что только раз заминочка вышла — с Алёнкиным начальником. Не хотел платить ни в какую. Пришлось его бухгалтера закрыть. 

Айдос. Заткнись!!!

Наталья (продолжает). И ведь не пожалел ты свою первую любовь. С чьей помощью она в СИЗО-то загремела?

Айдос. Да не знал я кто у него бухгалтер. А ты знала. Знала и не сказала. Тварь. 

Наталья. За языком следи. У меня про тебя много хороших историй. Целая папка. Забыл? Отдам кому надо! И ты в этом городе больше двух кварталов не пройдёшь. 

Александр. Наташа, неужели это правда? 

Наталья. Да чья бы корова мычала. У самого семья в Москве, а туда же. 

Александр. Да нет там давно никакой семьи. Всю душу ты мне за жизнь истрепала. Дырку прожгла. И всё никак не угомонишься.

Катерина. Да как же так?

Наталья. Ой, да ты тоже хороша. Не хочешь рассказать, как сыночек там твой в тюрьме поживает?  

 

Катерина начинает тихо плакать.

 

Нина. Ну дела! Обалдеть. Я тут работу бросила. Предприятие на кого попало оставила, летела сюда, а тут такое. 

Наталья. Ой, да какое предприятие. Кафешка на трассе — вот и всё твоё предприятие. Летела она. Четверо суток в плацкарте мотылялась. Я всё про вас знаю, про всех, вы у меня тут все (показывает сжатый кулак).

 

Всё это время Алёна спокойно сидит за столом и внимательно слушает, а Катюша встаёт из-за стола и начинает отходить из-за громкого крика, и в момент, когда Наталья показывает кулак, задевает этажерку с фарфором. Слышится звон разбившегося фарфора.

 

Наталья (вскакивает, подбегает к этажерке и в исступлении замахивается на Катюшу). Ах ты дрянь! Дура юродивая. Даун!

 

Алёна кидается к этажерке следом за Натальей и встаёт между ней и Катюшей.

 

Алёна. Не смей трогать мою дочь. Ни одну, ни другую. Ты и так нам жизнь попортила! Но больше не посмеешь, поняла?

Наталья (прерывает). И что ты мне сделаешь? У тебя ж всегда была кишка тонка! Ты же сама ничего не можешь. Дауна родила — все жалели, от мужа ушла без алиментов — все помогали, в СИЗО попала — дочь вытащила. Хорошо ты устроилась, подруга! 

Айдос. Кто бы говорил, ты ж всех своих мужей без штанов оставила после развода, и это помимо того, сколько сама хапала — на дом, на статуэтки свои, на шмотки и брюлики.

Наталья йдосу). Заткнись! (Разворачивается к Алёне) Зачем ты пришла сюда вообще?

Алёна (достаёт из кармана смартфон, воспроизводит часть записи). Пришла записать рассказ твой увлекательный. И если ты ещё раз в сторону моей семьи вякнешь…

Наталья. Да ты кто такая? Кто тебя станет слушать! Ты разве не знаешь, что со мной полгорода повязаны…

Алёна. Я тебя тридцать пять лет знаю. И все твои методы. Научилась кое-чему. И то, как ты за репутацию свою непогрешимую трясёшься. Меценат, общественный деятель. Начинающий политик. Публичное лицо. Думаю, всем будет интересно узнать, как ты таких высот достигла.

Наталья. Ах ты!  

 

Наталья хочет наброситься на Алёну, но её с двух сторон хватают за руки Айдос и Александр.

 

Наталья. Ненавижу! С самого первого дня ненавижу. Переехала из своей Малой станицы, святая невинность. Всё, всё мне испортила. Я всегда была первой. А тут ты. «Алёночка то! Алёночка это! Алёночка умница, красавица, какая молодец!» Мышь тихушная.  Повезло хоть, что молчаливая. Можно было всё на тебя валить. Всё, что я делала. (Поворачивается к Катерине) Да, я продала тебе эти шторы втридорога, потому что ты лохушка, Катя, и всегда была. Я ведь у тебя списывала, и первая сдавала, и получала пятёрки. А ты — четвёрки за ту же самую работу. (Поворачивается к Нине) А у тебя, Нинка, помнишь косметика пропала импортная? На которую ты год деньги собирала. Я вам всем говорила, что это Алёнка от бедности украла. Так это я, я её взяла. Потому что не может быть у вас ничего лучше, чем у меня. И балеринки фарфоровой быть не может. У нищенки в коммуналке. И жизни лучшей быть не может, поняли меня?! Вы все!

 

Наталья начинает истерично плакать и одновременно хохотать. Катюша смотрит на Наталью, подходит к ней и гладит её. Алёна смотрит пару секунд и потом уводит Катюшу. Александр и Айдос переглядываются и один за другим уходят, следом за ними — Катерина И Нина, обходя Наталью стороной. Наталья остаётся за столом одна. 

 

9.

 

Сон Алёны. 

Решётчатая камера СИЗО. Внутри камеры ходит Алёна. Подходит к решётчатым стенам. Хватается руками. Трясёт их. Пытается сломать. К камере подходят дочери. 

 

Ирина. Мама, мама! 

Катюша. Мамочка, выходи, мамочка! 

 

Алёна трясёт камеру. Трясёт, трясёт, трясёт. Ломает прутья. И выходит наружу. 

Татьяна Васильева, Инесса Цой-Шлапак

Татьяна Васильева — родилась в Алматы. Окончила Академию гражданской авиации по специальности «экономика и менеджмент на воздушном транспорте». Долгое время работала в ОАО «Международный аэропорт Алматы». Участвовала в постановках независимого театра как актриса и стейдж-менеджер. Училась в ОЛША на семинаре поэзии Тиграна Туниянца и Елены Радосновой, на семинаре прозы и детской литературы Елены Клепиковой и Ксении Рогожниковой, на семинаре драматургии Дины Махметовой. Публиковалась в сборнике альманаха LiterraNOVA. Инесса Цой-Шлапак — журналист, сценарист и драматург. Как журналист и соавтор идеи работала над проектом «Прививка» на сайте интернет-издания Vlast.kz. Закончила полный курс в сценарной мастерской Александра Молчанова и написала несколько сценариев, сейчас в работе — пилот мини-сериала о репрессиях. Учится на курсе драматургии в ОЛША, также закончила интенсив Светланы Петрийчук, в рамках которого и была закончена пьеса «Школьные подруги».

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon