Наталия Спивак

346

Рассказы

Как Луша дружбу вышила

 

Луша долго выбирала ткань для этой работы. Она пересмотрела запасы в потемневшем от времени резном сундуке. Давным-давно дед смастерил его для бабушки-швеи в подарок на годовщину свадьбы. В сундуке лежали сокровища девочки: пуговицы из ракушек, острые ножницы, портновские мелки, иглы всех размеров, цветные нитки и, конечно же, ткань. Что-то досталось по наследству от бабушки, что-то подарила мама, что-то на скопленные монетки купила сама Луша. Перерыв весь сундук, девочка наконец нашла то, что нужно — кусочек осени.

Луша вышивала пряно-оранжевый платок бордовой нитью. Игла прокалывала ткань раз за разом, простая нить превращалась в узор из кленовых листьев.

— Как красиво, они совсем как настоящие! Кажется, что сейчас улетят.

Луша вздрогнула и оглянулась. За спиной стоял папа и рассматривал вышивку.

— Ох, ты меня напугал.

— Я звал тебя, но ты не слышала. Это для школьного конкурса в честь окончания четверти?

— Да. Хочу сегодня закончить.

— Понимаю, что тебе не терпится, но ты сидишь в комнате весь день. Конкурс только через неделю, а на улице чудесная погода. Может, погуляешь с подругами?

— Папа, с какими подругами? — вздохнула Луша.

— Из школы. Ты говорила, девочки помогали тебе разобрать какую-то сложную тему по математике, — поднял брови папа.

— Да, они неплохие, но у нас нет общих интересов. Да и не могу я так просто взять и позвать. Никогда не общались, а тут вдруг начнём. Так не получится!

— Почему?

— Потому что. Не знаю, это сложно. А вдруг они откажутся? Это же ужас! И вообще, я не хочу на улицу, я хочу закончить, — надулась Луша.

— Ладно-ладно, сдаюсь, — поднял ладони папа. — Я просто предложил.

Папа ушёл, а Луша снова склонилась над вышивкой.

 

Луша ждала конкурса всю неделю, и наконец этот день настал. С самого утра девочка не могла сидеть спокойно: притопывала ногой, теребила кончик косы, даже вызвалась к доске! После уроков все собрались в холле. Ученики громко смеялись и строили планы на каникулы, преподаватели суетились, расставляли столы и раскладывали работы участников конкурса, родители делились друг с другом новостями. В центр холла вышла преподавательница по урокам труда — приветливая и активная женщина. Она находила добрые слова для каждого ученика, поддерживала творческие идеи и организовывала конкурсы и выставки.

— Добрый день, дорогие друзья. Мы рады, что в этом году у нас так много участников — больше ста! Кратко расскажу правила. Мы разложили работы наших конкурсантов на столах. Возле каждого изделия стоит прозрачная банка. На входе вы получили несколько стеклянных бусин. У вас есть час на то, чтобы всё посмотреть и проголосовать. Вы можете положить по одной бусине нескольким участникам, а можете отдать всё одному. Победят пять учеников, которые наберут самое большое количество голосов! Чтобы всё было честно, мы не стали отмечать, где чья работа. Итак, время пошло! — Учительница хлопнула в ладоши.

Началась жуткая суматоха: все бросились к столам! Пока родители Луши рассматривали работы других участников, сама Луша наблюдала, как в её банку кладут всё новые и новые бусины. Скоро возле платка остановились Злата и Вика из параллельного класса и возмутились, что кто-то смухлевал: платок явно сделали родители. Луша не выдержала и подошла.

— Неправда! Я сама его вышила!

Девочки замолкли и уставились на неё круглыми глазами. Вика быстрее вышла из ступора, топнула ногой и заявила:

— Это невозможно! Тебе точно родители помогали!

— Нет! Моя мама даже шить не умеет!

— Не врёшь? Чем докажешь? — Злата поправила очки и внимательно вгляделась в лицо Луши.

— Приходите после конкурса ко мне домой, и я покажу! Даже могу что-то при вас вышить!

— Договорились! — хором согласились девчонки и двинулись к следующему столу. Вдруг Злата остановилась, вернулась и высыпала все свои бусины в банку Луши. Вика подумала пару секунд и добавила половину своих.

Луша медленно отошла, поглядывая на одноклассниц. Её пальцы двигались, как будто уже показывали особенности кленового узора. Через несколько минут Луша забыла о случившемся и с интересом ходила между столами. К концу голосования она раздала все свои бусины и приметила несколько необычных идей.

Когда преподаватели пересчитали очки участников, оказалось, что Луша — одна из пяти победителей. Все громко захлопали, кто-то присвистнул. Луша застыла на месте, а потом вприпрыжку подбежала к учительнице труда и забрала корзину с фруктами и большую красочную книгу про животных и птиц.

Вика и Злата ждали её у крыльца. Увидев девочек, родители Луши переглянулись и улыбнулись. Девочки поздравили Лушу с победой и пошутили, что готовы «изучить доказательства». Луша фыркнула и ответила:

— Пойдёмте.

По дороге родители расспрашивали девчонок о предметах, учителях и одноклассниках и делились смешными историями из школьного прошлого.

Когда они дошли до дома, Луша повела Злату и Вику в комнату. Открыв сундук, она вытащила пару носовых платков и недоделанный фартук.

— Какая красота! Почему мы не знали, что ты так умеешь?! — прижала Вика ладошки к веснушчатым щекам.

— Невероятно! — Злата провела пальцем по выпуклому узору на фартуке. — И это всё ты сама?

— Да, — пожала плечами Луша. — Хотите, могу научить.

— Ура-а-а! Здорово! — заверещали девчонки.

— Покажи, как сделать ежа, чтобы он был такой... такой настоящий, — добавила Вика.

Девочки засиделись за вышивкой до самого вечера, обсуждая школу, одноклассников и планы на каникулы. Когда Злата и Вика собрались по домам, Луша, вытирая внезапно вспотевшие ладони о юбку, сказала:

— Хотите завтра ко мне прийти? Я вам покажу пару секретов для вышивки гладью.

— Я тогда утром заскочу в булочную за свежими ватрушками! — воскликнула Злата.

— А я сделаю лимонад, — решила Вика. — А потом пойдёмте в парк? Там, говорят, новые качели поставили.

— Здорово! — Луша прижала руки к груди и улыбнулась

Перед сном Луша открыла окно, глубоко вдохнула сырой осенний воздух и подумала, что её ждут необыкновенные каникулы.

 

Медальон для Муси

 

Никто никогда не видел Софико в одиночестве. Почти с каждой семьёй в деревне жили кошки, но только Муся сидела с Софико на уроках, мурлыкала на занятиях музыкой, слушала секреты подруг на посиделках и спала в ногах девочки по ночам.

В тот день у папы Софико был день рождения, поэтому с самого утра в доме мыли полы и окна, а на улице тушили мясо в пузатом, чёрном от копоти казане. Вечером накрыли стол скатертью с вышитыми гроздьями винограда, на лавки накинули стёганые разноцветные покрывала, повесили жёлтые фонарики на деревья. Софико сидела вместе со всеми, болтала ногами и смеялась шуткам папиных друзей. Муся дремала рядом.

Когда сгустились сумерки, а гости съели всё мясо, папа вынес из погреба пыльные глиняные кувшины, которые берёг для особого случая. Софико сморщила нос, зевнула в кулачок, спрыгнула с лавки и пошла в дом. Муся открыла глаза, потянулась, уже сделала несколько шагов к двери, но тут из травы выскочила полёвка, прошмыгнула между прутьями забора и помчалась вниз по улице. Муся рванула за ней. Дверь за спиной Софико закрылась.

Ночью девочка просыпалась, всматривалась в темноту, мяла в руках одеяло. Утром Софико услышала звон посуды и побежала на кухню прямо в пижаме.

— Мама!

— Ого, ты уже встала. Как спалось?

— Мама, ты не видела Мусю? Она не пришла ко мне ночью.

— Нет. Я думала, она с тобой.

Губы девочки задрожали, глаза округлились. Она прижала ладони к щекам и закричала:

— Мама! Муся пропала!

Софико бросилась в свою комнату, заглянула под стол, вытряхнула  вещи из сундука. Слёзы мешали искать, девочке постоянно приходилось вытирать их ладонью. На шум пришёл папа, отодвинул кровать и посмотрел за ней. Все вместе они проверили спальню родителей, кухню, гостиную. Искали в погребе, во дворе, в сарае, но так и не нашли кошку. Папа вздохнул:

— Софико, переодевайся, посмотрим на улице и расспросим соседей.

Руки дрожали, ноги не попадали в штанины, Софико торопилась как могла. Она уже ждала у порога, когда родители вышли из спальни. Мама предложила разделиться, чтобы быстрее обойти деревню. Папа пошёл по улице в одну сторону, Софико с мамой — в другую. Они звали Мусю по имени, стучались в каждый дом, спрашивали у соседей про кошку. Никто её не видел.

Когда Софико и мама подошли к дальнему дому в тупике, калитку открыл старичок с ведром и удочкой. Софико подскочила к нему, вцепилась в рукав и всхлипнула:

— Здравствуйте! Вы белую кошку не видели?

— Так вот она чья! Да, на дереве во дворе сидит. Арчик поиграть хочет, а она на него шипит. Заходите, забирайте.

Софико оглянулась на маму, толкнула калитку и побежала во двор. Она увидела щенка под яблоней у забора. Он опёрся лапами на ствол, смотрел вверх, лаял и вилял хвостом. На нижней ветке сидела Муся.

— Мама! Она тут!

Софико подбежала к дереву. Серая от пыли Муся прижимала уши к голове и шипела на щенка. Шерсть стояла дыбом. Когда девочка потянулась к кошке, та замахнулась лапой. Софико отдёрнула было руку, но через секунду подпрыгнула, схватила кошку и прижала к груди. Муся рявкнула и вцепилась в плечо хозяйки. Девочка обняла кошку и побежала за калитку. Арчик помчался следом со звонким лаем. Софико выскочила на улицу и спряталась за маму, а старичок ловко поймал щенка. Девочка села прямо на дорогу и уткнулась в грязную кошачью холку. Слёзы снова потекли по щекам. Мама наклонилась и погладила дочь по спине:

— Всё-всё, успокойся. Не плачь. Муся нашлась. Теперь её надо отнести домой. Испугалась, бедняжка.

Софико встала, ещё раз всхлипнула, вытерла слёзы и поблагодарила старичка. Мама приобняла дочь за плечи и они пошли домой. По пути Софико махала соседям и кричала: «Муся нашлась!» Соседи улыбались и махали ей в ответ. Когда они вернулись, папа уже был дома. Он увидел Мусю, улыбнулся и крепко обнял Софико.

Всё стало как раньше: девочка и кошка везде вместе. Только на шее Муси теперь блестел медальон с адресом.

Наталия Спивак

Наталия Спивак — родилась и живёт в Новосибирске. Окончила отделение социологии ЭФ НГУ и Международный Институт Менеджмента ЛИНК. Работает в маркетинге. Музыкант и фотограф. Занимается в литмастерской Галины Озёриной. Пишет про детей и для детей.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon