Жамиля Абдуллаева

417

Рассказы

Кулинарная книга

 

Дядя Боря к своим тридцати девяти годам дослужился до начальника отдела. Он был человеком честным, работал не покладая рук, иногда не своих, а рук подчинённых. Тётя Циля, как заведено у заботливых жён, каждое утро вставала с петухами и готовила питательный завтрак.

Дядя Боря вставал в шесть ноль-ноль. С непростительной для интеллигентного человека громкостью он прочищал нос и старательно рассыпал зубной порошок по краям раковины. К тому моменту, как мужчина выходил из ванной, на столе красовались яичница, тарелочка с сырниками да дымилась кружка с тёмным варевом.

Через полчаса просыпались сыновья, которые вытворяли с раковиной то, чего не хватало наглости сделать их отцу. Тётя Циля терпеливо ждала, пока освободится ванная, и только потом появлялась там с синей тряпкой, разражаясь тирадой в адрес неаккуратности сынов Адама да о тяжести женской доли. Пока дети надевали школьную форму, их мать подогревала сваренную ночью кашу и остужала кипячёное молоко.

Иногда бессонница терзала тётю Цилю, и бедная женщина бежала прочь из спальни, дабы бурной кухонной деятельностью нагнать на себя усталость и сон.

Доктор Ридельман, престарелый терапевт, неоднократно заверял тётю Цилю, что бессонница предвестник женского увядания и грядущей старости. Однако, что знал о превратностях старости человек, который начал эскулапить при самом Ленине, а сам в свои восемьдесят лет бодро бегал в поликлинику и после смены делал обходы по домам?

Впрочем, Циля Абрамовна не печалилась из-за бессонницы, и на кухне под тление сигареты будила в себе кулинарного гения. Тогда все продукты выгребались из холодильника, из кухонного шкафа доставалась толстая поваренная книга, а прелестный пухлый пальчик суетливо сновал по оглавлению и переворачивал пожелтевшие страницы.

Книга с рецептами досталась ей от мамы фолиант в горчично-жёлтой ледериновой обложке, выпущенный в пятидесятые годы. Передавая книгу молодой Циле на свадьбе, мама сказала, что почти все рецепты в ней барские, и каждый день такими праздничными блюдами не полакомишься. Но она пожелала, чтобы в доме Аверманов было много праздников и поводов порадовать себя вкусной едой. И хотя дядя Боря ещё в студенческие годы заработал себе язву, тётя Циля периодически готовила по этой кулинарной книге, чтобы порадовать семью. Обычно такое желание просыпалось среди ночи.

Та-а-а-а-к, рябчик под клюквенным соусом… Это то, шо нужно! Ингредиенты…А-я-я-й, а у меня и мёда-то нет! Ну что ж, видит Бог, я пыталась!

Пальчик снова пускался на поиски.

Та-а-а-а-к! Жирные караси, тушённые с томатами! Возьмите сок одного лимона… тётя Циля с подозрением косилась на стол с продуктами. Ну конечно! Вчера за чаем приговорили последний цитрус, а мне теперь придумывать…

Раздел «Выпечка»… «Медовик» пропускаем… «Наполеон»? А где мне взять крэм? Масло у меня есть, прищурилась тётя Циля. А сгущёнка? А сгущёнку Боря вчера не принёс из магазина! Что за человек? Ничего ему доверить нельзя! Такой хороший торт мне испортил!

Тётя Циля сидела над рецептами, пока небо не начинало алеть и из спальни не раздавалось дребезжание будильника. Она бережно поглаживала книгу, подарившую столько прекрасных часов мечтаний об идеальном блюде, и убирала в шкаф. Тётя Циля вставала из-за стола отдохнувшей и сытой, как после юбилея в ресторане.

Боря, Боренька! Ну почему ты такой безответственный? вздыхала она и рассовывала продукты по полкам. Яичница так яичница!

Тётя Циля принималась готовить скромный завтрак и заступала на утреннюю вахту. Составив дяде Боре компанию за трапезой, она собиралась на улицу и выходила из дома под ручку с благоверным. У подъезда заботливо одёргивала спутнику галстук (ну не лобзаться же на глазах у соседей!) и отправляла на работу. Тем временем во дворе появлялся молочник, а у тёти Цили уже была наготове авоська с пустой банкой для парного молока и шёлковый кошелёк с застёжкой-поцелуйчиком.

Затем она возвращалась домой и кормила детей. На пороге квартиры выпытывала у них наименования столиц или требовала скороговоркой выдать выученный стих, и только потом выдавала мешки со сменкой и благословляла их зубы на порушение гранита науки.

И только выпроводив домочадцев из дому, тётя Циля растягивалась на софе и восстановила справедливость, нарушенную бессонницей. К ужину мать семейства подавала действительно царские блюда.

 

Плохая мина при хорошей игре

 

Циля Абрамовна знала собственные сильные личные качества, и их-то недоставало её дорогому мужу, дяде Боре. Если женщина бойко сражалась с бытовыми неурядицами на благо семьи, то супруг стеснялся подавать голос, надеясь, что дело разрешится само собой. Но за каждым великим мужчиной стоит великая женщина, и тётя Циля проводила для дяди Бори тренинги, а иногда и мастер-классы по решению хозяйственных проблем.

В один октябрьский вечер в пятиэтажном доме, где жили Аверманы, отключили разом холодную и горячую воду. Вроде пустяковое дело, но шёл последний день школьных каникул, и пришедших с улицы взмыленных и чумазых мальчишек предстояло превратить в опрятных и внушающих доверие пионеров. Повезло, что тётя Циля успела набрать в эмалированную кастрюлю воду для кипячения белья ею семейство пользовалось в течение вечера. Но утром воду так и не дали. Когда в кастрюле закончилась вода, как и терпение женщины, дядя Боря был отправлен к председателю ЖРЭУ[1].

Это не жизнь! Боря, непременно узнай, почему отключили воду и когда дадут. А ещё попроси вызвать водовоз, если дадут нескоро, поучала мужа тётя Циля. 

Да-да, запомнил. Я тебя не подведу, Цилечка. Это возможность проявить мои ораторские качества! Я не боюсь поражения, и мне давно пора научиться качать… ой! отстаивать права, целовал он жене ручку на пороге, уходя на службу. Я отпрошусь с работы и зайду к ним в послеобеденное время. Говорят, сытый человек проявляет больше благосклонности при переговорах.

Вернулся домой Дядя Боря расстроенным.

Ну как? спросила тихо тётя Циля с дивана, демонстрируя обезвоживание и нервное истощение.

Я пришёл в ЖРЭУ. Как всегда, у них было закрыто, потому что на обед они привыкли запирать дверь изнутри, но после забывают открыться. Но я-то понимаю, что нельзя уходить, не решив вопрос, Цилечка, поэтому стучался до тех пор, пока не открыли, дядя Боря сделал паузу, желая понять, оценила ли супруга его настойчивость. Председательница, Антонина Левиофановна, не хотела впускать в контору, заслонив мне проход. Этот бюрократ даже не прекратила расчёсывать зубочисткой зубной ряд, разговаривая со мной, а я в этот момент пытался проникнуть внутрь, потому что стоять под дождём и жаловаться на отсутствие воды делает из меня адиёта!

Дядя Боря приосанился.

Я обрисовал положение, изложил наши возмущения и даже пригрозил, но Антонина Левиофановна относится ко мне как к мальчишке! Она не дала договорить, он примостился на краешке дивана. Представляешь, воду отключили неспроста!

Во-первых, в прошлом месяце сделали перерасчёт тарифа, но я оплачивал до повышения, так что у нас образовалась задолженность. Во-вторых, мы пропустили собрание, на котором обсуждалась замена стояка, а из-за нехватки бюджета с жильцов собрали на ремонт. А мы не сдали, потому что не пришли! В-третьих, об отключении воды предупреждали на том злосчастном собрании. Поэтому упустили шанс мы набрать запас заранее! А про жильцов никто не забыл, в подвале профилактические работы с трубами, целый день люди работают, и воду дадут, как только всё закончат. А тут я с претензиями…

Дядя Боря замолчал, уставившись куда-то себе под ноги, будто изучал узор на паласе. Жена терпеливо ждала окончания рассказа, и вскоре он продолжился:

Циля, я опозорен! Мне стало так неловко, захотелось тотчас же выбежать оттуда и никогда не возвращаться. Но я помню, как ты меня учила выходить из таких положений, не теряя лица, поэтому сделал недовольную челюстно-лицевую композицию и напоследок бросил: «Чёрт знает шо!»

Дядя Боря заёрзал, чувствуя, что начинает сползать с дивана. Он испытывал противоречивые эмоции: гордость за то, что сделал всё, что мог, и чувство стыда, что не решил проблему. Циля Абрамовна улыбнулась, одобрительно похлопала супруга по плечу и скинула домашние туфли. Дядя Боря всё понял и кинулся подавать ей пальто намечался мастер-класс. Надев нарядную фетровую шляпу, тётя Циля вышла под руку с дядей Борей из подъезда, напевая:

Речь держала баба, звали её Мурка,

Хитрая и смелая была.

Даже злые урки и те боялись Мурки,

Воровскую жизнь она вела.

Перед зданием ЖРЭУ дядя Боря остановился и отпустил руку жены, уступая ей первую роль. Тётя Циля, постучавшись, вошла внутрь и оставила дверь распахнутой.

Антонина Левиофановна, добрый вечер!

Здравствуйте, Циля. Воды пока не будет. Плановые работы перед запуском отопления.

Вот поэтому я и пришла.

И что же вы от меня хотите?

Водовоз.

Водовоз? Я уже сказала Борису, что про отключение воды всех предупреждали заранее…

Как Вы думаете, Антонина Левиофановна, сколько литров воды нужно, чтобы Яшеньке отмыться от клякс, Сёмочке вымыться после уроков физической культуры (ещё постирать воротнички), а семье из четырёх человек поесть ухи и утолить после неё жажду?

Восемь? с надеждой спросила Антонина Левиофановна.

Сорок два. Сорок два литра.

Ладно, но только в качестве исключения. Через полчаса приедет.

Большое спасибо, вы настоящий человек, Антонина Левиофановна.

Циля вышла, не оглядываясь, и наткнулась на крутившегося на крыльце Борю.

Цилечка, я всё слышал, моё восхищение!

Сходим с двумя вёдрами? Водовоз придёт через полчаса.

Цилечка, я сам схожу, а ты немного отдохнёшь после такого нелёгкого дела. Зачем ты будешь так утруждаться, когда у тебя есть муж?



[1] ЖРЭУ жилищное ремонтно-эксплуатационное управление

 

У синего моря

 

У дяди Бори приближался юбилей. Заботливая супруга начала искать подарок за несколько недель вперёд. Она хотела приятно удивить мужа, поэтому привычные подарки ко дню рождения галстук, белоснежные сорочки и научная фантастика не подходили. Тётя Циля задумала купить кожаную куртку, но даже с её связями найти продавца было нелегко. Зато приятельница услужливо порекомендовала ей фарцовщика, который приторговывал бейсболками, джинсами и магнитофонами. И женщина подумала, что сорокалетний дядя Боря очень обрадуется белым джинсовым клёшам.

Сказано сделано. Через знакомую делец назначил тёте Циле встречу на городском пляже, у киоска с мороженным. Чтобы было проще друг друга опознать, условились, что он будет в красных футболке и шортах, а она в соломенной шляпе и с газетой в руках.

В назначенную субботу тётя Циля стояла на Золотом берегу с «Комсомольской правдой» под мышкой. Едва она заняла наблюдательный пост, приставив козырьком ладонь ко лбу, как из толпы отдыхающих вышел усатый мужчина в алом одеянии. При нём был плотный полиэтиленовый пакет, не похожий на изделие советской промышленности.

«Настоящий Кэмел!» с завистью подумала тётя Циля.

Хорошо фарцовщик придумал: такого типа точно не прозеваешь. Он в свою очередь заметил дамочку с газетой, издалека несколько раз осмотрел с ног до головы и подошёл.

Любезная, не меня ли вы ищете? нахально подмигнул мужчина, пружинисто переминаясь на песке, пританцовывая.

Тётя Циля сдержанно кивнула.

Вот он я, ваш долгожданный принц! Долго пришлось ждать?

Она оценила эту иронию. Действительно, стоит у моря, волнуясь, всматривается в горизонт, ожидая мужика, одетого в ало-красный. Наверняка, фарцовщик не удержался и вошёл в образ капитана Грея.

Тёте Циле был не чужд авантюризм, игра на публику была частью её натуры. Она приняла вызов.

О милый Грей! Я жду тебя очень долго и уверена, что ты меня не разочаруешь!

Так чего же мы ждём? Пошли знакомиться, моя милая. Наверное, нам нужно менее людное и подходящее для задушевного разговора место?

Да-да, разумеется. Свидетели тут не нужны, перешла она на заговорщицкий шёпот.

Он буквально прогарцевал вокруг неё, нагнулся, подставив руку, и они двинулись в сторону парка.

Чем вы занимаетесь? Кроме э-то-го, я имею виду?

О, я моряк, избороздил немало вод.

Ну понятно! усмехнулась она.

Очевидно, фарцовщик опытный, не расслаблялся и не позволял себе выйти из роли. «Напуган до смерти, сам себя боится». Где-то она уже это видела.

А ты замужем?

Да, это для мужа я ищу белые джинсы.

Ну город у нас портовый, торговый, здесь добыть джинсы несложно.

Не сомневаюсь в одесситах.

А у тебя интересный говор. Почти как у местной. Откуда ты?

Я родилась здесь.

В парке вдоль широкой аллеи на лавках сидели школьники, пенсионеры и женщины с колясками.

Не совсем удачное место, мне кажется.

Думаешь? А ты очень смелая! Одесситка, говоришь? Кстати, мы так и не познакомились, моя ягодка. Как тебя звать?

Ассоль, разве не очевидно?

Она взяла его за локоть и потянула в глушь парка комедия слегка утомила.

Ну, показывайте, чем богаты. Каков улов моряка? Доставайте-доставайте!

Что?! Прям вот так? Здесь? Вот дурная! А если твой муж мимо будет проходить?

Муж с детьми у мамы в гостях, не волнуйтесь. Показывайте товар.

Он словно не понимал, чего она хочет.

Мужчина, я и так потратила время на это представление. Джинсы, показывайте, иначе я ухожу!

Какие джинсы? Я думал, ты так, тра-ля-тополя, коньячка выпьем, по набережной прогуляемся сначала.

Что?! Да чтобы я?! Вот хам!

Звонкая пощёчина спугнула воробья, сидевшего в кустах. Она просверлила уничтожающим взглядом дыру во лбу «капитана Грэя» и, развернувшись на каблуках, решительно зашагала прочь.

С фарцовщиком тётя Циля встретилась. За киоском «Соки и воды» показал ей джинсы, и сделка состоялась. В силу своей консервативной натуры носить белые клёши дядя Боря не стал, но подарок ему очень понравился. Он хохотал и просил супругу рассказать историю покупки каждому прибывшему гостю. В его возрасте мужчины ценят хорошую байку больше, чем заграничные тряпки.

Жамиля Абдуллаева

Жамиля Абдуллаева — писательница, автор ряда рассказов и социального романа «Ұят, қызым!» («Стыдно, доченька!»). Лауреат литературной премии «Алтын тобылғы» 2021 года в номинации «Проза года», финалист литературного конкурса «Меценат 2022».

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon