Анна Рамазанова

101

Плохой день

Рассказ

 

Не задалось с самого начала. Я проснулась не в своей постели, не в своей квартире, не в своём городе и не в своей стране. Целую вечность щупала в темноте холодную незнакомую стену, пытаясь найти выключатель. Вот и он! Ура! Да будет свет!

Хорошая квартира, с этим не поспоришь. Красивая, с евроремонтом, с дизайном и всё такое. Но наша с Сашкой (это моя сестра) — пустая, с кривыми стенами, пугающе-шумной вентиляцией, стародревним холодильником с запашком и надувным матрацем (одним на двоих) грела моё сердце в сто раз лучше.

Прошло три дня, как я переехала из Астаны в Москву, и почти месяц, как Сашка улетела из Астаны в Каир. «Боже, Каир! Как далеко!» — подумала я, запуская руку в ящик комода и вытаскивая оттуда разноцветное ожерелье из бусин и жемчужин. Украшение было похоже на детскую поделку: кривое, несуразное, яркое. Один только его вид заставил меня улыбнуться. Теперь всё будет хорошо.

А потом был супермаркет. Выбирала яйца. Сначала не могла решить: мне нужны С0 (ну так, чтоб наесться!) или С1 (вроде бы и наемся, и платить меньше, чем за С0). Потом подсчёты: которые из С1 выгоднее брать? Те, что в лотке по пятнадцать, или те, что по десять? Выбрала. Срок годности проверила. Наконец пошла на кассу.

На кассе стояли автоматы по самообслуживанию. Никаких инструкций или готового прийти на помощь персонала в зале не было. Очередь километровая. Пришлось ждать. Когда настал мой черёд, я подошла к автомату и поднесла лоток с яйцами штрихкодом к сканеру. Сканер промолчал. Я начала водить туда-сюда лотком. Лоток открылся, и яйца один за другим попáдали на пол. Шлёп-шлёп-шлёп! Вокруг меня — взорвавшееся яичное поле. Очередь злобно зацокала, завздыхала. Сканер по-прежнему молчал. Откуда ни возьмись появился охранник, кассирша, уборщица. Кассирша выхватила у меня из рук лоток и поднесла к сканеру. Тот (зараза!) послушно пикнул.

— Платите, — приказала мне кассирша.

Я заплатила. Она впихнула мне в руки лоток с уцелевшими яйцами.

— Понаприходят тут всякие! — бросила кассирша куда-то в воздух, но мне показалось, что адресовано послание лично мне и все в супермаркете с ним солидарны.

По дороге домой я твердила себе: «Ерунда! В следующий раз и у тебя сканер запикает». Дома пожарила, разумеется, яичницу, заварила кофе. Позавтракала. Теперь можно и метро исследовать. Оделась, обулась и, чёрт меня дернул, взяла с собой ожерелье. Закинула его в карман пальто, так, чтобы душу грело.

Подземный город оказался той ещё кроличьей норой. Веток — куча! Синяя, бирюзовая, салатовая, зелёная, серая, голубая, серо-голубая… Они переплетались, ползли и выползали одна из другой. Людей — тьма. Нервных, злых, спешащих. Пару раз на меня выматерились (я понимаю, что нехорошо наступать людям на ноги), пару раз послали (конечно, вопросом «как добраться до…» напрашиваешься, чтоб послали «до» и дальше), раз десять толкнули (ну спешат люди, а тут я стою!) и один раз толкнули, когда я держала в руке ожерелье. Я выронила его, оно упало на землю, и, пока я до него добралась, на него наступили. Нитка порвалась, бусины рассыпались. Я долго собирала их, но нашла не все. Несколько штук куда-то закатились, несколько были раздавлены.

Домой вернулась вечером. Опять целую вечность щупала стену в поисках выключателя. Достала ожерелье. Осмотрела. Починить можно. Нужны бусины, прочная леска вместо хилой нитки, и будет как новое. У меня даже было всё необходимое… Или не было? Я потянулась к сотке.

— Сашка, привет! Как дела?

— Нормуль, сама как? Обустроилась?

— Да. Потихоньку. Слушай, у нас остались бусины для украшений?

На том конце повисли.

— Какие бусины?

— Ну помнишь, мы с тобой собирались бизнесвумен становиться? Решили делать хэндмейд украшения.

— Эм… Мы ж только одну нитку собрали!

— Да! Одну нитку и три пустые бутылки!

— Белое сухое…

— Очень сухое…

— Слышь, три бутылки! Не такое уж и сухое! А зачем тебе эти бусины?

— Да у меня ожерелье рассыпалось.

— Какое ожерелье?

— Саша, не тупи!

— А ты что, его не выкинула?!

— Нет.

— Ещё и с собой повезла?! Ха-ха-ха!!!

Сашка ржала мне в ухо минут пять.

— Ну так остались или нет?

— Не помню. Да и какая разница? Не полетишь же ты за бусинами в Астану! Купи новое.

— Мне это нравится.

— Эм-м-м…. Слышь, ты кажется реально старой становишься. Сентиментальной.

Я провела пальцем по ожерелью. Вспомнила, как мы с Сашкой пили вино в пустой квартире, нанизывали бусины на нитку и мечтали, как продадим миллион украшений и станем крутыми бизнесвумен. Как пьяная Сашка уверяла меня, что ожерелье получилось «шедевральное» и нас ждёт неминуемый успех. Откуда только в Сашке находилось столько оптимизма, я ума не приложу! В те дни мы сидели без денег, без работы, без малейшего намёка на первое или второе, а Сашка не унывала. В отличие от меня. Мне тогда казалось, что у меня ничего не было.

Теперь мы с Сашкой жили далеко друг от друга, и ни престижная работа, ни комфортная квартира, ни большой красивый город — ничто меня не грело.

— Сашка, а приезжай в Москву? Тут квартира хорошая. Кровать. Нормальный матрац, не надувной. Приезжай?

— Давай, но не сейчас. У меня же работа…

И она рассказала, какая у неё крутая работа, интересный проект, приветливые люди, а ещё солнце, солнце, солнце. Она уже освоилась, обзавелась друзьями, и было бы здорово, если бы я к ней прилетела. Да. Здорово. Но не сейчас. Сейчас у меня тоже работа…

Вот такой неприятный денёк. Всё из-за нового места. Нужно время, чтобы адаптироваться. Завтра начнётся работа, появятся новые знакомые, календарь заполнится делами и встречами, и жизнь войдёт в колею. Так я себя утешаю.

Сейчас выпью чая с ромашкой, включу везде свет и лягу спать. Надоело щупать холодную стену в поисках выключателя.

Анна Рамазанова

Анна Рамазанова — студентка открытой литературной школы г. Алматы, участник Сообщества Писателей Астаны. Прошла курс прозы Аны Маскевич «Пишем рассказ», вошла в длинный список литературной премии QALAMDAS 2022 г. Печаталась в третьем сборнике Клуба писателей Казахстана.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon