Екатерина Забуская

287

Сны Софии

Сны девочки Софии, которая записывает их по личной просьбе своего внутреннего «Я»

 

Звёзды — это муравьи, которые попали в круг смерти.

 

Ночь в погоне за солнцем 

 

она размножает щупальца и каждый раз, едва настигнув, 

 

упускает его — остаётся одна.

 

От горя она умирает, вся покрывается дырами, и к утру её кровь впитывает трава.

 

 

В огнях магазинов застывали крапинки-снежинки, сбитые визгом автомобилей, а пальцы моего мужа были, как всегда, приятно холодными.

 

Снег переходил в тёмные мокрые пятна с каждой ступенькой.

 

Мужчина в грязном защитном костюме замер с пожелтевшей флейтой в руках. 

 

Его руки не предназначены держать в руках что-то такое хрупкое, так что она будто готова упасть и разбиться из его опухших жёстких рук. 

 

Голова опущена, будто кто-то только что дал ему подзатыльник — и ни звука. 

 

Всё моё внимание обратилось к слуху, я старалась игнорировать звуки шагов, но всё равно ничего не слышала. 

 

И когда он уже оказался у меня за спиной — неуверенный свист. 

 

Я обернулась, чтобы увидеть рябое лицо, картонку для пожертвований у ног, криво нацепленную шапку. 

 

И свистящий, с хрипотцой звук, на который он будто отдаёт все свои силы. Мы поднялись по ступенькам, пока разгонялись снежинки. 

 

 

***

По поребрику и по колено в пыли трусит кошка с обрубком хвоста. Останавливается, чтобы встретить и проводить автомобиль с деревянным прицепом.

 

Девять

Звёзд осталось на небе и кусочек луны, понежневшей. 

 

Коробок спичек

Падает с третьего этажа, и эхо от его падения заглушается другим автомобилем.

 

 

***

Тихий шёлковый вздох

Обезьяньего утра

 

Так, как любит скандинавский поэт вересковые пустоши,

 

Мирно, качаясь на ветках бытия, с верёвками на запястьях.

 

Разве может быть чудовищем кто-либо с именем Левиафан? 

 

 

***

Сегодня во сне я была пространством

Ничто не волновало меня

И я спокойно наблюдала 

Из любой точки мира

 

А потом я стала водой 

И вода заполнила пространство

И я плакала, потому что мне было жалко людей

Их одежда надувалась от воды

Как ядовитые медузы

 

 

***

Сегодня мне снилась кошечка

У кошечки был котик и у них была любовь

Но дяде котика не нравилась кошечка

Он устроил им свидание у моря

И когда котик отвернулся дядя утопил кошечку

Кошечка была белой как вывешенные на солнце простыни

 

***

Я у ста

 

нка поднимаю затёкшую руку

 

Выбери розовый — тоннами 

 

Еле живой от стареющих собранных по утру 

 

Вывернутых наизнанку толик

 

Которыми кошка меряет комнату 

 

Чтобы достать целёхонький 

 

Сон из-под лавки 

 

Он не был нигде ещё только не в крик

 

И совсем не желает 

 

Быть смотренным

 

Да и я не особо горю

 

___________________________________________________________

 

С чем ты имеешь дело, когда сталкиваешься с горки и летишь на картонке в надежде докатиться чуть дальше, чем в прошлый раз.

 

До самого леса.  

 

Да и зачем вообще вылезать из сугроба, когда метель подтупывает снежинки под ноги и ластится, как кошка. 

 

Действительно, как кошка, которой плевать, что ты занят и нет времени думать о ней.

 

Брызги севера в сотый раз повторяют: не спи, замёрзнешь. Или: спи, замёрзнешь ведь. 

 

Как та вода в Ангаре, которая: ну и куда ты? Как будто есть что-то, кроме моих зелёных покоев. Ладно, отстань, сама пожалеешь, что кричала. 

 

В Сибири тоже бывают белые ночи: в июне, как и везде.  

Екатерина Забуская

Екатерина Забуская — поэтка и художница. Родилась в 1999 году в Красноярском крае, пос. Шиверский. Училась в литературном институте им. Горького. Публиковала стихи в журнале Feminist Orgy Mafia. Живёт в Армении.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon