Андрей Егорин

360

Воскресенье

Рассказ

Маленький комочек на камне у дороги сержант Степан Астахов заметил издалека. Бывая здесь несколько раз в неделю, он уже привык объезжать эту глыбу у развилки, но никогда не видел, чтобы кто-то на него влезал. Шутка ли, почти два метра высота. Подъехав ближе, он заглушил мотор служебного газика и внимательно присмотрелся. На камне, свернувшись клубком, лежал ребёнок в зелёных штанах и такого же цвета куртке и, судя по всему, спал, пригревшись на солнце.

— Это ещё что за явление? — негромко проговорил Степан. — Эй, малец, ты как здесь очутился?

Однако ребёнок никак не отреагировал на слова милиционера. Подогнав машину вплотную к камню, Степан влез на капот и увидел, что это девочка лет двенадцати, она действительно крепко спала, прикрывшись от солнечных лучей капюшоном куртки. Степан аккуратно потряс её за плечо, но та продолжала ровно дышать, не открывая глаз.

— И что же мне делать с тобой, соня-засоня? — произнёс Степан, спустив спящую девочку с камня и укладывая её на заднее сиденье. —Температуры нет, ушибов вроде тоже.

Обойдя камень вокруг и зорко осмотрев окрестности, милиционер не увидел ничего, что могло стать причиной появления в этом пустынном месте ребёнка. Не было видно ни велосипеда, ни туристической группы — сплошная пустота.

Вернувшись в город и подъехав к подъезду своего дома, Степан взял на руки ребёнка и понял его на второй этаж, где находилась его комната в коммунальной квартире. Постучав ногой во входную дверь, он дождался лёгких шагов соседки Галины, которая, скорее всего, подумала, что в дверь тарабанит её сын, первоклассник Мишка. Открыв дверь и увидев соседа с ребёнком на руках, Галина только ахнула и посторонилась, пропуская его в коридор.

— Кто это у вас, Степан Семёныч?

— Девочка, туристка, наверное, от своих отстала. Отвори мою дверь, Галя.

— Она хоть живая?

— А какая же ещё? Спит просто крепко.

— Понятно, одета как-то странно, или в Зарницу играла, что ли?

— Может быть, слушай, а что это у Сашки, никак радиола играет?

— Да, футбол опять слушает, забыла сказать, нам же свет дали, аккурат перед вашим приходом!

­— Удивительно, обещали только через два дня отремонтировать подстанцию.

— Чудеса, да и только!

Этот диалог длился десять секунд, пока Степан нёс странного найдёныша по коридору. Галина распахнула дверь и вместе с хозяином вошла в просто обставленную комнату.

— Так как же теперь с ней быть? — спросила соседка.

— Разберёмся, Галя. Проснётся — всё узнаем. — Степан положил девочку на кровать и сел на стул рядом.

— Если что — зовите, Степан Семёныч! — сказала соседка и резвой стрекозой выпорхнула из комнаты.

Прикрыв дверь за Галиной, Степан повернулся к гостье и увидел, что та начала ворочаться и, сладко потянувшись, открыла глаза.

— Проснулась, соня? — Степан присел на стул у кровати. — Не пугайся, я нашёл тебя спящей на камне возле дороги, привёз к себе. Меня зовут Степан Семёнович.

— Да, дядя Стёпа милиционер, — улыбнувшись, произнесла девочка, нисколько не удивившись.

— Можно и дядей Стёпой, детишки так и прозвали. Ты как на камне этом очутилась, помнишь?

— Конечно, только это не просто камень, а портал.

— Какой ещё портал?

— Наш портал, службы спасения во времени. Я стажёр-спасатель, и зовут меня действительно Соня.

— Ничего не пойму, что за служба такая и почему дети там работают? Тебе ещё в школу лет пять ходить!

— Так я из будущего, дядя Стёпа, в нашем времени всё иначе, работать можно в любом возрасте! И там, откуда я прилетела, сегодня воскресенье, занятий в школе нет!

После этих слов ошеломлённый Степан так резко вскочил со стула, что тот, сдвинувшись, сильно ударил спинкой по высокому шкафу. Шкаф закачался, и стоявшая на нём хрустальная ваза опрокинулась и полетела вниз.

— Сержант, ваза! — крикнула Соня, глядя поверх ошеломлённого Степана.

Моментально пришедший в себя милиционер ушёл с траектории падения и, вытянув руку, поймал сверкающий сосуд у самого пола.

На некоторое время в комнате воцарилась тишина.

— И кого же ты хочешь спасти, Соня? — спросил Степан, устало сев на пол.

— Вас.

— Меня? — Степан улыбнулся. — И от кого же?

Вместо ответа, Соня вытащила из кармана свёрнутый в несколько раз газетный листок.

— Вот, прочитайте, дядя Стёпа, внизу, на второй странице.

Развернув газету, изумлённый Степан увидел, что газета послезавтрашняя. Пробежав вниз по строчкам, он вдруг обнаружил свою фотографию и почему-то в траурной рамке.

— Что за чертовщина, — сказал он, пожирая глазами текст.

Трагическая смерть участкового? Вечером вернулся из Малаховки, отравился газом? Один из всей квартиры? Сослуживцы выражают соболезнования?

— Да, — сказала Соня. — Следствие потом докажет, что был неплотно закрыт кран одной из плит. А так как ваша комната находится ближе всех к кухне и дверь была слегка приоткрыта… Другие соседи выжили.

— Я ничего не понимаю, Соня. Но говоришь ли ты правду, можно легко проверить. Сколько там мне осталось?

— Точно не знаю, возможно, часа три. Но почему осталось, у вас вся жизнь впереди, только будьте осторожны с газом.

— А если ничего не случится?

— Случится, если не позаботитесь.

— Менять пока ничего не буду, — сказал Степан. По нему было видно, что решение принято. — Но и спать этой ночью, сама понимаешь, тоже не собираюсь. Если спасусь — скажу тебе спасибо, ну а если это розыгрыш… Погоди-ка… Так, спортивная колонка, результаты субботних матчей, ага.

Степан вскочил на ноги, вышел из комнаты и быстро зашагал по коридору. Соня услышала, как открывается чья-то дверь и взволнованный голос милиционера:

— Сашок, привет! Слушал трансляцию сегодня? Как там мои сыграли?

— Победило твоё «Динамо», Семёныч, один-ноль. На последней минуте забили. Но ничего, по итогам выше «Спартака» не прыгнете, даже не мечтай! Семёныч, ты чего так помрачнел? Не рад, что ли?

— Рад, Саша, очень рад, ладно, давай.

Через несколько секунд Степан вернулся в комнату и сказал:

— Что ж, девочка из будущего, я верю тебе. Да и как тут не поверишь, когда проверил. Теперь давай с газом решать.

В одиннадцать часов вечера шаги в коридоре стихли. Подождав ещё какое-то время, Соня и Степан вошли на кухню и проверили плиты. Все они были выключены, газом не пахло. Степан выключил свет, присел на табурет у окна, открыл форточку, закурил. Соня расположилась на чьём-то венском стуле неподалёку.

Минут через пятнадцать раздалось шлёпанье босых ног. В кухню просеменил полусонный Мишка и потянулся к чайнику на своей плите. Напившись прямо из носика и сладко зевнув, Галин сын отправился в свою комнату, из-за двери которой пробивалась тонкая полоска света. Через несколько секунд вся квартира погрузилась в темноту.

Подошедший к Галиной плите Степан сразу почувствовал лёгкое шипение и характерный запах.

— Вот засранец, пузом надавил на кран, а тот ещё провернулся чуток, — моментально провёл собственное расследование Степан. — На войне жив остался, а тут… — он махнул рукой в пустоту. — Спасибо тебе, дочка, не дала пропасть. Я ведь смерти-то не боялся никогда, родных нет, для кого себя беречь? Но чтобы вот так глупо уходить — нет… Слушай, — Степан встрепенулся, — а домой ты теперь как попадёшь?

— Через камень, дядя Стёпа. Там наверху есть выступ, сдвину его в сторону, нажму год, время, приложу руку к панели и вернусь домой.

Когда ехали к камню, Степан спросил:

— Слушай, Соня, а почему ты именно меня спасти решила?

— Нам задали написать реферат по творчеству Сергея Михалкова, снова перечитала стихотворение «Дядя Стёпа», потом стало интересно, сколько было таких милиционеров-Степанов, набрала в интернете запрос, тут и статья архивная попалась про вас.

— В чём набрала запрос? — переспросил Степан.

— В интернете, но вы про него ещё ничего не знаете. Там всё что угодно можно найти. — Тут Соня погрустнела. — И, наверное, не узнаете никогда, он ещё не скоро появится.

— Понятно, так я ещё и его, значит, должен благодарить за жизнь.

— Ну, получается, и его.

Попрощавшись с Соней и подсадив её на камень, Степан отошёл в сторону. А когда обернулся, девочки из будущего уже не было.

— Улетела спасительница, — Степан грустно улыбнулся.

Когда подъезжал к городу, в машине включилось радио. «Доброе утро, дорогие радиослушатели! Доброе воскресное утро!» — раздалось из динамиков.

***  

Через две недели Степан вновь был у той самой развилки. дорог. На этот раз он был в спортивном костюме, за спиной висел рюкзак. Поднявшись на камень, он легко нашёл и сдвинул в сторону небольшой выступ.

«Набрать год и время, — прокрутил он в памяти Сонину инструкцию, — посмотрим, что это за интернет такой. — Приложить руку, ну, поехали!»

Андрей Егорин

Андрей Егорин — родился в 1976 году в Алматы. Выпускник филологического факультета АГУ имени Абая. В настоящее время работает руководителем пресс-службы Банка ЦентрКредит.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon