Асель Альмурат

224

Дым алфавита

БРАТ

 

Мой отец осторожно

золотыми зубами зажал сигарету

нежная мамина шея 

виноватый изгиб

африканской газели

как по телику

с братом

за кого мы болели?

 

Брат  за гепарда

Я  за газель

 

Дым выдувает из ноздрей

мой отец в своих дочерей

он учит нас грамоте:

А  абьюз

Б ­ бардак

Ц  без царя в голове

Кто же знал что дым алфавита

Застрянет в моих волосах?

 

Брата  налысо

Меня ­­ в косичку

 

Губы в трубочку в форточку

вредно девчатам дышать

Мне тошно от маминой слабости

и ещё немного

от отцова курения на голодный желудок

Почему мне запомнился

его рвотный рефлекс?

 

Брату  булочку

Мне  пустота.

 

 

ПАПА

 

Меня не любил папа

я хотела папу убить

я была бы папоубийцей

я бы Сильвию обошла бы на шаг

 

И писали бы 

Как хороша

Как хороша сей горбоносая

глазо-раскосая 

как широка сей

недовзрослая

недорусская 

недостепная 

душа

 

Папа любил только папу

У папы явно были daddy’s issues

Он спускался с неба по трапу

И показывал всем свой правильный прикус

 

Он может, он может, он может всё

Даже мамой может быть

Только маму, только маму, только маму

не может иметь

потому что чтобы иметь

надо немножко любить

 

Меня не любил папа

я хотела папу убить

23 хромосомы остались без визы 

провалились 

в межатлантическое моё бытие

 

и сказали бы

Кто эта баба в рваном тряпье

Где же глаз её, ухо

Где нога и язык

Как же можно так жить

 Невозможно так жить

Стыд и срам

 

Папа неизменно бреет щёчки

И налаживает свой быт

Свысока улыбается своей маленькой дочке

как превосходка воском покрыт

 

Пока ты не убил меня, папа

за то что одна

за то что я в профиль

а не луна

за страхи

за женскость

за грубость

за Трампа

за Пушкина тоже

за то что не как ты 

с восковой кожей

 

Пока не убил меня папа

 

а вообще-то давно я мертва

на том свете

пусть новом но том

не достать меня папа

не достать хоть убей

и поэтому папа нам вместе не жить

на одной половине

 

А всё потому

что

Меня не любил папа

я хотела папу убить.

 

 

АТА

 

К старости глаза моего деда

стали голубеть

катаракта в правом глазу

не давала

рассмотреть

моё недо-

недо-

...что?

моё недо 

это теперь уже мое всё

 

А ты хотел чтобы

твое всё  стало моим

 

и книги и пыль и домбра и добра нажитого

байской дочерью

и песни и струны и стихи поэтов

воочию

что видел во снах

в своих оголубевших глазах

 

и язык всецело а не наполовину

без разреза как у змеи

 

но я недо-змея и недо-человек

через соломину-пуповину я

впитала не тот милкшейк

 

я твоя по крови и по святому упрямству

но на памяти народа

не было ещё виновного

моему беспамятству

 

ты спросишь

Что же ты помнишь тогда

Что же это с тобой

Что же ты это такое

 

Я

это запах сигарет смешанный с папиным парфюмом

это нет. это желудок перед экзаменом

нет. это это. это кожа

это трава казахской степи

это руки

твои

это седая прядка у мамы в волосах

это моя ажека

это её прах

это мерзость первой любви

это ты Ата

это я

это бесконечность моей пустоты

это бесконечность моей пустоты

 

 

к старости глаза моего деда

стали голубеть

катаракта в правом глазу

не давала

рассмотреть

мое недо-

Но я же хоть и недо-

но не совсем ку-ку

и Я ушла за реку

(океан)

 

И вот сейчас только ты разглядел

Сквозь катаракту

Что голубые глаза на самом деле не у тебя а у меня

 
Асель Альмурат

Асель Альмурат родилась в Кокшетау, окончила Назарбаев Университет в Астане, в настоящее время живет, учится и работает в Мэдисоне, штат Висконсин, США. Выпускница Открытой литературной школы Алматы.

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon