Алла Вельц

227

Камень в кармане

Мальчик был фантазёром. У мальчика были большие карманы и большой портфель. Сам мальчик был маленьким. И добрым. И фантазёром.

Он, как и все дети, не любил засыпать и всегда откладывал это дело на потом, предпочитая рассматривать под одеялом картинки при свете фонарика. Голову наружу он высовывать опасался. Несмотря на то что на тумбочке храпел кот, тени от веток на стене его очень пугали. За окном качался фонарь, за окном качались ветки, и всё это было довольно страшно. Летом тени смазывались листьями в акварельные наброски, но зимой они были графичными, что делало их ещё более зловещими. А вдруг кот не успеет проснуться?

У мальчика был рыжий папа и красивая мама. Папа был худой и смешной, мама — маленькая и строгая. Ещё у мальчика был дядя — капитан дальнего плавания. Бородатый большой человек. Борода была огромная и рыжая, совсем не смешная, можно сказать — монументальная, но уютная. Человек–дядя приезжал раз в год к мальчику в гости и привозил подарки. Папе обычно доставался вкусный табак, маме — коралловые бусы или другие неинтересные женские мелочи. Мальчик получал шоколадки, жвачки, ремень с пряжкой-корабликом, огромную ракушку со звуком дальних островов внутри, тот самый фонарик.

Последним подарком был камень. Дядя подарил мальчику тяжёлый и ничем не примечательный камень, размером как раз с его ладошку, и уехал. Ушёл в кругосветку. Мальчик, конечно, удивился, но решил пока не обижаться. Хотя ему очень хотелось получить хотя бы небольшую шоколадку.

 Урок математики был самым скучным из всех, так что мальчик большую часть времени смотрел в окно — на чёрных ворон на снегу, на группу смешных первоклассников, сражающихся с лыжами и палками под предводительством дородной учительницы физкультуры Тамары Сергеевны. Справившись со снаряжением, отряд отправился к реке, тоже видневшейся из окна. Река дымилась чёрной лентой в оправе белых берегов. На ней покачивались сонные утки. Им не нужно было ходить в школу.

Мальчик шагал по длинным-длинным улицам из школы домой и держал мёрзнущие руки в карманах. На дне левого кармана лежал камень. Камень был подходящего размера не только для ладошки, но и для кармана. Так что камню было удобно.

В самые холода мальчик ездил домой на трамвае. На трамвае номер четырнадцать с вечно румяным кондуктором и замороженными окнами. Мальчик прикладывал кулачок к стеклу, и на нём проявлялись следы младенческих ножек. Он добавлял им пальцы и смотрел в оттаявшие следы на проплывающие мимо фонари. Камень лежал на дне кармана и ждал, когда мальчик снова его коснётся.

Мальчик шагал по длинным-длинным улицам и замирал у каждого фруктово-овощного киоска. Размытые лимонные горы тепло светились сквозь запотевшие стёкла, тугие гранаты передавали привет из Армении, мандарины обещали, что Новый год обязательно будет лучше предыдущего. Мальчик хотел достать монетку, чтобы вложить её в руку усатого продавца, но ошибся карманом и чуть не отдал ему камень. Потом монетка всё-таки нашлась, и мальчик получил свой мандарин, тут же превратившийся в мороженое, которое мальчик принялся есть прямо с оранжевой глазурью.

Мальчик шёл по длинной улице, в одной руке он держал уменьшающийся мандарин, а другой крутил камень. И вдруг чуть не поперхнулся. Потому что камень ему кое-что показал. Это была рыбка.

Мальчик повернул камень — рыбка превратилась в пингвина. Мальчик повернул его ещё раз  пингвин стал тюльпаном. Тюльпан, значит. Морская звезда. Заяц с тремя ушами. Монетка с неровными краями. Портрет Сальвадора Дали с одним усом. Морской котик в ботинках на босу ногу. Вот это да.

 Трамвай номер четырнадцать был любимым трамваем не только мальчика, но и одного очень несчастного карманника, который ничего не мог украсть, потому что стеснялся. В тот день было очень холодно, и в трамвай набилось много людей. Человек несчастного вида в клетчатом пальто застенчиво оглядывался по сторонам. Он посмотрел в корзинку одной из старушек: из корзинки торчал рыбий хвост, румяный батон и палка колбасы. Старушка перехватила его взгляд. Он заглянул в раскрывшуюся сумочку худой женщины в очках: на дне лежали книжка, пудра и небольшой кошелёк. Он нерешительно потянулся, но женщина закрыла сумочку, к счастью, не заметив его руки.

На остановке, благодаря тому, что толпа схлынула, карманник увидел мальчика на задней площадке. Мальчик держал что-то в руке и внимательно на это смотрел. Обычно мальчики смотрят в окно, а не на руки, значит, у него было что-то поинтересней. С улицы донесся звук сирены и визг тормозов. В мальчике проснулось его обычное любопытство, он быстро прогрел окно привычным способом, в этот раз не добавив пальцы, чтобы ничего не пропустить. Камень пока вернулся в карман.

Карманник смотрел на потяжелевший карман мальчика и видел, как сквозь него просвечивает дымящийся пирожок, потом кошелёк с монетками, потом небольшой бутерброд с докторской колбасой и сыром. Трамвай заскрипел на повороте. Карманник подумал, что не тряпка же он в конце-то концов.

Карманник бежал вдоль чёрной реки к мосту, держа в одной руке украденное. Он пробежал мимо группы малышей, шагающей на лыжах за бодрой Тамарой Сергеевной. Она внимательно посмотрела ему вслед, и её алые губы заалели ещё сильнее. На мосту карманник остановился, отдышался и осторожно раскрыл ладонь. Как и следовало ожидать, камень ему ничего не показал. И вообще это был камень. А не кошелек с монетками. И даже не пирожок.

Он сжал камень в руке и изо всех сил швырнул его в реку. Утки удивились такому повороту событий и вспорхнули. Карманник шагнул к реке, поскользнулся и неуклюже, но стремительно перевалился через перила. Он летел вниз, утки летели вверх, все были несколько обескуражены.

Камень медленно опускался на дно. Карманник ворвался в воду, но уже через несколько мгновений тоже стал медленно опускаться.

Тамара Сергеевна, обернувшись на звук, ахнула свистком, перепугав малышей. В молодости она была чемпионкой области по заплывам в свободной воде. Карманнику впервые в жизни повезло.

Мальчик шагал по длинным-длинным заснеженным улицам и грустил. Опускал руку в карман, где её никто не ждал. Останавливался у киоска, смотрел на лимонную дымку гор, и ничего не купив, шёл дальше. Задирал под фонарями голову в жаркой шапке, смотрел на летящие на него кругами снежинки, но не радовался им.

На тёплой кухне Тамара Сергеевна гладила байковую мужскую пижаму, впопыхах оставленную давно сбежавшим мужем, и лукаво смеялась. Рядом с ней на табуретке сидел карманник, укутанный в одеяло, и что-то ей рассказывал, размахивая руками, от чего чашка с какао в его руке описывала опасные спирали. В результате очередного поворота сюжета клякса какао оказалась на пижаме. Тамара Сергеевна всплеснула руками. Карманник испуганно посмотрел на неё. Она, всё взвесив, снова засмеялась. Он смущённо засмеялся ей в ответ.

Мальчик шагал по длинным-длинным заснеженным улицам и грустил. Он ел свой ужин, делал уроки, играл с котом, но всё это было так неинтересно, ведь у него больше не было рыбки, пингвина, тюльпана, морской звезды, зайца с тремя ушами, монетки с неровными краями, Сальвадора Дали с одним усом и, конечно же, морского котика в ботинках на босу ногу. И много чего ещё.

Камень лежал на дне. Над ним проплывали большие молчаливые рыбы. Над ним прорычал мотор лодки. Лодка превратилась в баржу. Небольшая река превратилась в большую. Большая река превратилась в море. Камень вернулся туда, откуда пришёл.

Мальчик лежал в кровати и смотрел на тени голых веток. Они качались в такт с фонарём. Кот храпел. Вдруг на стене появился, точнее, проявился слон. Мальчик удивился, но не слишком. Слон тем временем решил, что ему пора и стал контрабасом. Контрабас — большим деревом. В дупле дерева появился маленький сундучок, из которого вылезла смешная кудрявая собачка. Её кудри стали клубами пара, который шёл от большого корабля. За штурвалом корабля стоял дядя-капитан, огонёк его трубки мягко светился оранжевой точкой в темноте большого и неизвестного моря.

Камень лежал на дне. Мальчик спал в своей кровати. Дядя улыбался и курил трубку.

Алла Вельц

Алла Вельц родилась в Омске, жила в Москве и Праге, сейчас живет в Барселоне. По образованию лингвист и арт-менеджер, также окончила Высшие курсы сценаристов и режиссёров. Училась в сценарной лаборатории Anomalia (Чехия), литературной мастерской «Память, говори» Creative Writing School и на курсе Свободного университета «Город как текст». Много лет посвятила фотографии, сейчас занимается съёмкой документальных семейных фильмов. Рассказ «Повышенная облачность» победил в конкурсе Евразийской творческой гильдии Open Eurasia 2018. Другие рассказы вошли в лонг-листы Всероссийского конкурса «Книгуру» и премии издательства «Рипол классик», и получили специальное упоминание жюри конкурса Unbound Press Short Fiction Award (Великобритания). Финалист конкурса сказок Литературного института им. Горького и фестиваля короткого рассказа «Кора» (2021).

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon