Ныгмет Ибадильдин

326

Шахмардан выходит из колодца

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

 

Шахмардан

Корлан – жена Шахмардана

Карасарт – ОГПУшник

Комиссар

Красноармейцы

Женщины, мужчины, дети из аула

Атабек – учитель Шахмардана

 

 

АКТ 1.

ЭКСПОЗИЦИЯ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ ДО КОНЦА. ДО КОНЦА!

(1928 год)

 

СЦЕНА 1.

 

Шахмардан в юрте разделывает тушу, Корлан нарезает мясо.

 

КОРЛАН. Новости есть. Городские. Плохие, значит. Атабек сказал зайти.

 

ШАХМАРДАН. Что ты так сразу? С города всякие новости бывают.

 

КОРЛАН. Какие оттуда новости? Ты же был в городе. Они же все ленивые и спесивые.  Обрусевшие и забывшие себя.

 

ШАХМАРДАН. Ты ведь тоже была в городе. Училась. Язык и работу не забыла.

 

КОРЛАН. Мы уехали оттуда. Нам там нет места.

 

ШАХМАРДАН. Это пока. Там же знание и сила.

 

КОРЛАН. Пошли к Атабеку уже. Он всё расскажет.

 

СЦЕНА 2.

 

Атабек занимается с тремя сельскими детьми. Шахмардан заходит в юрту и здоровается. Дети здороваются с ним.

 

ШАХМАРДАН. Ассалам Алейкум!

 

АТАБЕК. Уалейкум Ассалам!

 

ДЕТИ. Как ваши дела?

 

ШАХМАРДАН. Спасибо, всё нормально. Какие новости?

 

ПЕРВЫЙ РЕБЕНОК. Там такие новости!

 

ВТОРОЙ РЕБЕНОК. Агай, городские с ума сошли все!

 

ТРЕТИЙ РЕБЕНОК. Да, всё правда, мы туда больше не хотим.

 

АТАБЕК. Об этом и поговорим. Дети, можете домой идти.

 

ШАХМАРДАН. Ой-бай, что там случилось, я же учился там, все нормально было.

 

АТАБЕК. Смотри.

 

Атабек показывает пачку газет из города и подносит к ней свою руку. Из газеты возникает огонь, он взвивается высоко. Играет зловещая музыка. Из огня выскакивают люди, и возникает лицо Карасарта. Карасарт, как голограмма, открывает рот и что-то угрожающе кричит.

 

ШАХМАРДАН. Это же наш? Я его видел лет десять назад.

 

АТАБЕК. Не наш он уже. Страх в воздухе, чуешь?

 

КОРЛАН. Это Карасарт?

 

АТАБЕК. Кызылъеров.

 

КОРЛАН. Что он говорит? Не разобрать.

 

АТАБЕК. Что-то плохое про нас. Шахмардан, прочти, ты в городе учился, русских знаешь.

 

Атабек дает ему газету, и Шахмардан читает ее.

 

ШАХМАРДАН. Баи и байство должны быть уничтожены. Это пишут. Мяса много надо отобрать у всех.

 

АТАБЕК. Это, как его, классовая борьба, понимаешь.

 

КОРЛАН. Борьба что? Казакша курес?

 

ШАХМАРДАН. С казахами курес. Я пока не понимаю.

 

АТАБЕК. А как они баев будут определять? Написано что-нибудь?

 

ШАХМАРДАН. Я почему-то думаю, что мы все будем для них баями.

 

АТАБЕК. Какая-то вражда в воздухе, чуете?

 

ШАХМАРДАН. Я видел волка во сне – это плохой знак. Дал ему мяса. Но он завыл.

 

АТАБЕК. Волк не подходит летом, он или напасть хочет, или предупредить. Эту вражду надо рассеять.

 

КОРЛАН. Давайте кюй тартыс.

 

Все выходят их юрты. Атабек берет домбру и начинает играть. Все играют поочередно. Неожиданно разгорается костер. Корлан вскрикивает от неожиданности, увидев большой всполох. Шахмардан продолжает играть. Атабек кладет домбру и начинает зикр, взлетает во время зикра. Во время своего полета Атабек стреляет огненным шаром из рук, и шар взрывается в небе довольно далеко. Атабек спускается. И падает обессиленный, без сознания.

 

ШАХМАРДАН. Вот такая классовая борьба. Он сейчас в себя придет.

 

КОРЛАН. Он справится? А если мы ему поможем?

 

ШАХМАРДАН. Они с пулеметами придут, как всегда, а шары эти наши огненные -какие-то слишком сказочные. Устаревшие.

 

КОРЛАН. И что же делать?

 

ШАХМАРДАН. Давайте его в юрту занесем. Водой напоим. Уложим. Потом решим.

 

Они укладывают Атабека и уходят.

 

СЦЕНА 3.

 

Атабек спит, и начинается его сон, как появляются волки-красноармейцы, они воют, юрты горят, люди разбегаются. Появляется человек с пустыми белыми глазами и в бурке. Это Комиссар Красной армии с газетой в руке, что-то читает во время пожара.

 

КОМИССАР.

Баю-бай, Бабай, мы всё забирай. Забирай. Ты умирай. Бай.

Обострение классовой борьбы. Я и ты.

Я комиссар, ты никто. Где твой шар огня? Мой пулемет – это я.

Твой скот – мой скот.

Ты скот, я комиссар. Повелитель отар.

Классовая борьба до конца. До конца!

 

Вокруг солдаты, и они волокут кого-то с поникшей головой, держат за руки.  Солдаты стреляют в него. Это Шахмардан.

 

ШАХМАРДАН. А-а!!!

 

Атабек просыпается от этого крика. Всё гаснет.

 

 

АКТ 2.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВЕЛОСИПЕД, ГОЛОЛЁД И КАРТОШКА

 

СЦЕНА 4.

 

Красноармейцы окружили юрты. Выходит Карасарт. Аульчане стоят возле юрт.

 

КАРАСАРТ. Всем выйти. Только младенцы остаются в своих вонючих тряпках.  Важные новости.

 

Волки воют на горизонте.

 

КАРАСАРТ. Ваше время кочевать закончилось. Мясо и скот нужны молодой республике. У нас есть план мясозаготовок. Если вы не сдадите скот, вы пойдете в Сибирь. И там все умрете.

 

ЛЮДИ КРИЧАТ. Какая Сибирь? Сам езжай. Скот и землю нам власть разрешила.

 

КАРАСАРТ. Молчать. Это говорит Москва.

 

ШАХМАРДАН. Москва нам говорит молчать? Забирать – незаконно. Москва далеко и не знает, что здесь, у кого скот, у кого дети. Где такой закон? Сам придумал?

 

КАРАСАРТ. Ты что несешь, байское отродье? Подкаблучник! Ой, нет – подкулачник!

 

ШАХМАРДАН. Кто? Ты-то что мельтешишь? Давно свой народ предал за эту кожаную куртку?

 

Выходит вперед Комиссар. Он говорит веско.

 

КОМИССАР. Подкулачник ты. Куртку он снял с трупа убитого врага, того, кто мешал нашей советской власти. Земля, и скот, и воздух, и небо – всё наше.

 

ШАХМАРДАН. Советская власть нам землю вернула.

 

КОМИССАР. Как вернула, так и забрать может. Теперь вы за это мясо отдадите.

 

ШАХМАРДАН. Мы умрем с голода тогда. И дети, и женщины.

 

КАРАСАРТ. Новых нарожаете!

 

Карасарт взводит свой пистолет и направляет на Шахмардана. Мужчины аула вытаскивают винтовки из-за спин. Все наводят винтовки друг на друга.

 

КАРАСАРТ. Советская власть заботится о вас, а вы, вы все, – неблагодарные собаки, собаки. Вас, вас, Аф, аф.

 

Неожиданно Карасарт начинает лаять и падает на четвереньки. В толпе стоит Атабек, на него смотрит Комиссар. Карасарта никто не понимает, и Карасарт не понимает, что происходит, и начинает угрожающе лаять на Шахмардана.

 

ШАХМАРДАН. Я ни при чем. Фу-фу. Пошел, пошел. Хороший пес.

 

Карасарт начинает повизгивать и лаять по щенячьи. Карасарт катается по земле.

 

ШАХМАРДАН (хватается за винтовку). Что это? Кто это? В него вселился демон революции? Может, пора застрелить его, чтобы не мучился?

 

КОМИССАР. Ша, я сказал!

 

Комиссар выходит вперед в бурке и папахе. Комиссар начинает свой танец в бурке. Он кружится, как в зикре, и поднимается над землей, выкрикивая советское колдовство.

 

КОМИССАР.

Ленин Сталин и Бухарин

Ели коней ели людей

Вперёд товарищ вперёд

коммунизм коммунизм

Один семерых не ждёт

Да здравствует велосипед

Гололёд картошка

Пролетарии всех стран

Голода немножко

Мой народ любит пулемёт!

Вперёд революция зовёт

Возвращайся обратно

Всем плохо нам приятно

 

Комиссар в самый пик танца скидывает свою бурку и накрывает ею лежащего Карасарта. Карасарт начинает дергаться внутри бурки и кричит. Карасарт выбирается из-под бурки и начинает говорить человеческим голосом.

 

КАРАСАРТ. У-у-у, заббаки. Змерть вам пршла! Выходи раз на раз! Кто не труз!

 

Карасарт разрывает свою гимнастерку: видны руки и торс с огромными мышцами. Он прыгает и вообще страшен. Комиссар смотрит, ухмыляясь, в сторону Атабека, тот нисколько не напряжен, пожимает плечами. Комиссар отходит и садится в бричку с пулеметом, на которой их отряд приехал в аул. Вокруг Карасарта образуется круг.

 

СЦЕНА 5.

 

Навстречу Карасарту выходит Шахмардан, но его отодвигает откуда-то появившийся огромный силач.

 

ШАХМАРДАН. Кто ты?

 

Силач выше Шахмардана на две головы, он сразу производит ощущение нереально большого и сказочного существа. Силач не отвечает на вопрос Шахмардана, улыбается и выходит в круг. Начинается борьба силача и Карасарта. Все люди ободряюще покрикивают.

 

КАРАСАРТ. За мной сила рабочего класса! За мной власть! Я здесь главный и самый страшный.

 

Карасарт атакует не останавливаясь. Комиссар смеется и потирает руки. Атабек, стоящий в стороне, напряженно смотрит на поединок. Поединок заканчивается неожиданно: силач поднимает Карасарта и подкидывает его вверх. Карасарт падает на Комиссара. Все кричат и подбадривают силача. Силач раздвигает толпу и уходит. Все смотрят ему вслед.

 

ВСЕ. Кто это? Кто этот палуан? Какой молодец, откуда он?

 

Силач идет по дороге, и вдруг оказывается в воздухе, на лестнице в небо, и неожиданно исчезает. Появляется облако, похожее на силача очертаниями. Комиссар удивлен. Карасарт смотрит в ужасе. Шахмардан смеется. Все люди кричат. Атабек провожает облако взглядом и вытирает пот со лба.  На небе появляется радуга.

 

СЦЕНА 6.

 

Комиссар выходит вперед.

 

КОМИССАР. Ну всё, побаловались, фокусы посмотрели, мы их тоже любим, но пора и о деле поговорить.

 

КАРАСАРТ. Давайте, казахи, мы же ваши гости. Режьте барана. Даже двух.

 

КОМИССАР. Товарищ Кызылъеров правильно говорит. Поедим, помозгуем. Ты, товарищ Кызылъеров, совсем устал нас веселить.

 

КАРАСАРТ. Да, товарищ Комиссар совсем устал.

 

КОМИССАР. То собакой работал, то с облаком воевал. Пора нам всем отдохнуть, поесть, и на сытый желудок порешаем всё.

 

КАРАСАРТ (шепчет). И всех.

 

АТАБЕК. Будет вам той. Давайте там всё и решим.  Мы не против власти. И гости — это святое.

 

ШАХМАРДАН. Какой той? Какие гости?

 

Атабек кладет ему руку на плечо. С другой стороны Шахмардана за руку берет Корлан.

 

КАРСАРТ. Мы же соль вам привезли.

 

КОРЛАН. У нас правда соли нет давно.

 

КОМИССАР. Сахар и конфеты – детям! Подходи. Бабы-дети, власть советская дарит вам конфеты детские. Не боись, Аксакал, это вам не отравленные одеяла в Американских Соединенных Штатах. Не знаете наверно, где это? В своей степи пылью уже покрылись. Вековой. А, товарищ Кызылъеров?

 

КАРАСАРТ. Коровам хвосты крутите. А мир вперед идет. Да, товарищ Комиссар!

 

Все смотрят на Атабека. Он кивает. Подбегают дети и подходят женщины.  Комиссар кидает леденцы людям.

 

СЦЕНА 7.

 

Корлан солит что-то в казане на улице.

 

КОРЛАН. Как-то можно договориться с ними? Нам из города нужны и спички, и мука.

 

ШАХМАРДАН. Ну что, за спички продадимся?

 

АТАБЕК. Не будем продаваться, но послушать их стоит.

 

К ним подходит Комиссар и присаживается около них.

 

КОМИССАР. Товарищ Аксакал, я понял, что с тобой вопрос надо решать. Мяса не будет – с меня же голову снимут!

 

АТАБЕК. Люди сами решат. Никто против властей не пойдет.

 

ШАХМАРДАН. Мы люди мирные. Государство уважаем.

 

КОМИССАР. Ну вот и хорошо. Значит, мясозаготовки выполним. Мы же не волки, овец не режем.

 

Комиссар неожиданно завывает как волк. Сразу темнеет, и Комиссару отвечают волки в степи. У Комиссара вырастают клыки, но Атабек спокоен. Корлан и Шахмардан как будто существуют в параллельном мире, и они затемняются.

 

КОМИССАР. Отдай скот, дед!!!

 

Атабек ломает в руках соломинку. Становится сразу светло.

 

АТАБЕК. Нет.

 

Комиссар кашляет долго, вскакивает и резко уходит, оборачиваясь на ходу. Комиссар смотрит угрожающе напоследок на Атабека.

 

КОМИССАР. Тебе их не защитить!

 

АТАБЕК. Мы же договорились. Поедим – обсудим.

 

Очертания Корлан и Шахмардана становятся четкими. Корлан помешивает сорпу в казане.

 

КОРЛАН. Что такое? Ьудто ветер или вой какой-то.

 

ШАХМРАДАН. Я тоже как будто запах волка почувствовал, вонь какую-то и взгляд чужой.

 

АТАБЕК. Все нормально, довари мясо. В одном казане две головы не сварятся.

 

СЦЕНА 8.

 

Огпушники сидят в брезентовой палатке. Комиссар лежит в палатке и как будто болеет. Рядом с ним сидит Карасарт.  Карасарт чистит и разбирает маузер.

 

КОМИССАР. Товарищ Кызылъеров…

 

КАРАСАРТ. Да, товарищ Комиссар?

 

КОМИССАР. А этот дед непростой совсем.

 

КАРАСАРТ. Можно я его шлёпну как врага революции?

 

КОМИССАР. Шлёпать ты бабу свою будешь по мягкой заднице. А его шлёпнуть всегда успеем. Он тут всё защищает, а себя не сможет.

 

КАРАСАРТ. Он же пережиток. Старый-старый дед. И Шахмардан опасен.

 

КОМИССАР. Эх, ничего ты не понимаешь, товарищ Кызылъеров… Классовая борьба никогда не кончается. А ты верен партии?

 

КАРАСАРТ. Клянусь…Этих колдунов местных… Да всех местных на мясо надо!

 

КОМИССАР. Есть ли такому деду место в нашем светлом будущем? Этому Атабеку?

 

КАРАСАРТ. Можно я его шлёпну? Из пулемета?

 

КОМИССАР. Забыл, как ты с облаком дрался? Колдуна надо колдунством коммунистическим побеждать. И партийной дисциплиной со смекалкой. Ты готов? Смекаешь?

 

КАРАСАРТ. Всегда!

 

КОМИССАР. То-то!

 

КАРАСАРТ. Атабек меня учил всему, лет пятнадцать назад, но я, как стал коммунистом, забыл всё.

 

КОМИССАР. Правильно что забыл, голова должна освободиться, чтобы потом наполниться новым. Я тебя научу, как побеждать это старое волшебство.

 

Карасарт дует на ствол собранного маузера.

 

КОМИССАР. Победить их должен ты. Тут не моя земля. Моих сил не хватает. А в тебе есть. Я знаю.

 

КАРАСАРТ. Да, я чувствую в себе силы, они были.

 

КОМИССАР. Садись и закрывай глаза.

 

Карасарт садится, и Комиссар набрасывает ему на плечи свою бурку.

 

КОМИССАР.

Ленин Сталин

Предатель Бухарин

Сели за обед

Ели винегрет

Пили водку

Чесали бородки

Я хочу велосипед

Трое сбоку ваших нет

В чем сила брат?

Поцелуй кошку в зад

Ты теперь наш сын

Ты теперь наш волк

Нас много ты не один

Тебя теперь полк

 

Комиссар начинает свой танец, и делает пассы руками, и приговаривает.

 

КОМИССАР.

Тоже я и тоже ты.

Сила вернись. Ты воин. Ты – я, я – ты.

В чем сила, брат?

Ты будешь богат.

Я хочу велосипед!

Тебе тысяча лет!

 

Комиссар вытаскивает Красное знамя, и начинает им размахивать, и кричать.

 

КОМИССАР

Буря, проснись.

Буревестник с криком реет!

Комсомолец громко воет!

У-У-У-У-У!

 

Карасарт кричит, отвечая Комиссару очень тихо.

 

КОМИССАР. Теперь ты сила, теперь ты – буревестник!  И волшебник. Никакого лая! Только вой. У-У-У!

 

КАРАСАРТ. У-У-У!

 

СЦЕНА 9.

 

Атабек сидит с домброй и наигрывает. Рядом с ним сидят Шахмардан и Корлан.

 

ШАХМАРДАН. Почему они не идут? Мясо сейчас сварится уже. Пора их звать.

 

КОРЛАН. Я схожу и позову.

 

АТАБЕК. Они придут, не торопитесь. Карасарт всегда приходит, когда надо ему.

 

ШАХМАРДАН. Кто он? Я только знаю, что он с нашего аула.

 

АТАБЕК. Я отправил Карасарта в город – учиться городской мудрости. Он знал шаманское дело, читал мысли людей и должен узнать городскую науку. Даже Корлан должна была стать его женой, а не твоей.

 

КОРЛАН. Я? Меня спрашивали?

 

АТАБЕК. Он был лучший. До Шахмардана. И он должен был нам помочь. Но загордился и всё забыл. Мы продавали скот через него, а он должен был… Тогда нам не хватало оружия…А оно было нужно нам. Очень. Карасарт нам не помог. Я вычеркнул его из своего сердца, и наши многие погибли. Его сила спит сейчас.

 

 

АКТ 2.

ПИР, ТОЙ, И Я ТВОЙ.

БАТЯ КОМИС-С-С-СА-А-А-АР-Р-Р-Р!

 

СЦЕНА 10.

 

Стоят подносы с мясом. Корлан, Шахмардан, Атабек, Комиссар и Карасарт сидят за круглым столом.

 

АТАБЕК. Пусть веселье не кончается, пусть той начнется и продолжается. Дорогие гости коммунисты и городские, начнем. За нашего почетного гостя…

 

КОМИССАР. Зовите меня просто – товарищ Комиссар, а для уважительного обращения – Комиссар Комиссарович Комиссар бей.

 

КАРАСАРТ. Мясо копченое, соленое, вот свежее. Расстарались ради вас!

 

КОМИССАР (причмокивает). М-м-м, как пахнет! Как вкусно! Как девственница перед первой ночью! Как ей страшно!

 

ШАХМАРДАН (Атабеку). Они говорят что-то очень нехорошее.

 

КАРАСАРТ. Что вы говорите, товарищ Комиссар? Кому страшно должно быть? Я что-то пропустил?

 

КОМИССАР. Вам коммунистический привет, братья скотоводы. Начнем!

 

Корлан ставит перед Комиссаром баранью голову. Комиссар отшатывается.

 

КОМИССАР. Ой, а это что такое?  Там зубы есть!

 

КАРАСАРТ. Эта голова баранья, дается почетному гостю. Вам!

 

КОМИССАР. О! А что мне потом с ней делать? Съесть с костями или с гостями?

 

Карасарт услужливо смеется.

 

КАРАСАРТ. Нет, там уши тем, кому надо слушать, глаза тем, кто смотрит, мозг тем, кто учится, – символизм такой.

 

КОМИССАР. Глаза, значит, и уши. Это товарищам из спецорганов надо, конечно, следить и слушать. Символизм. Ты такие слова знаешь… куртуазно-буржуазные. Откуда? Тебя не сильно-то облако ударило об землю?

 

КАРАСАРТ. Нет, что вы. Вот «куртуазный» не знаю, а это что?  Звучит по-враждебному.

 

КОМИССАР. М-м, да…Не берите в голову, товарищ Кзылъеров. Ни в свою, ни в баранью. Она вам еще понадобится. А с головой я разделаюсь. Будет бой Комиссара с головой.

 

КАРАСАРТ. Какой бой?

 

КОМИССАР. Последний и решительный!

 

КАРАСАРТ. Я готов!

 

КОМИССАР. Ух ты! Всегда готов!

 

КАРАСАРТ. А за что бой?

 

КОМИССАР. За всё хорошее против всего плохого.

 

КАРАСАРТ. Я за!

 

КОМИССАР. Зеленый ты еще, товарищ Кызылеъров. А должен быть красный! Как твоя фамилия! Вот она правильная! Я же по-вашему кумекаю!

 

КАРАСАРТ. Рад стараться, ваше… товарищ Комиссар!

 

КОМИССАР. У нас вечный бой. За ум, за душу и сердце! Да, красавица?

 

Атабек берет домбру, играет на ней и обходит пирующих. Все принимаются за еду. Бегают дети среди всех. ОГПУшники и аульчане сидят вперемешку. Корлан разносит мясо и наклоняется к Атабеку.

 

КОРЛАН (вполголоса). Вы помните, я говорила, эти люди с нечистыми мыслями.

 

АТАБЕК. Всё нормально, я же тоже не просто так играю.

 

КОМИССАР. Силен дед. Придется повозиться.

 

Комиссар берет слово и знаком просит Атабека остановиться.

 

КОМИССАР. Спасибо за еду, вкусное мясо, товарищи. Но вот вопрос: у многих наших друзей такого мяса нет. А оно им нужно, и дать его можете только вы. Советская власть добрая, дала вам, казахам, землю, убрала царскую власть, женщины у вас, видите, ходят везде. Среди мужчин. Свободные, видите. Советская власть принесла мир на эту землю. И за неё я любому глотку порву. Вот моя песня ради моей любимой власти Советской.

 

 

Мировой пожар раздуем

Как котят буржуев

Мы топили в барже

Мы стоим на страже

Ехала машина боевая

Задавила Николая

Александра и Петра

Нет теперь у нас царя

Трактор раскудрявый и родной

Повстречались на колхозном поле мы с тобой

Ешь ананасы, пей денатурат

Только вперёд пролетариат

Катись яблочко катись в ночку

Приготовлю я заточку

Под небом голубым построим город сад

Там Троцкий будет жить и с ним маркиз де Сад

 Мясо жок мясо бар

Я твой батя Комис-с-с-са-а-а-ар-р-р-р!

 

Комиссар берет горн, и трубит в него и начинает кружиться в своей бурке. Но его прерывает звук домбры Атабека. Она звучит громко, медленно и торжественно.

КОМИССАР. Эх, такую песню испортил. Да и танец тоже. Устал я от вас, упрямых.

 

СЦЕНА 11.

 

Комиссар топает ногой, и сразу резко темнеет. Комиссар разворачивает знамя и начинает махать знаменем и кружиться месте с ним.

 

КОМИССАР. Танцы революции продолжаются, навсегда! Маэстро, гром!

 

Мгновенно налетают тучи на небе и закрывают солнце, начинаются дождь и ветер. Скот начинает блеять, собаки выть. Шум ветра заглушает звуки домбры.

 

КОМИССАР. Буревестник реет, У-У-У-У-У!

 

КАРАСАРТ. У-У-У-У!!

 

Атабек продолжает играть на домбре и выходит вперед.

 

АТАБЕК. Шахмардан, помоги! Останови танец Комиссара.

 

Шахмардан бросается на Комиссара и валит его на землю. Комиссар катится по земле и закручивается в знамя. Шахмардан борется с ним. Карасарт ввязывается в свалку, стреляет вверх.

 

КАРАСАРТ. Как я устал от тебя, мой тёмный народ! Не хотите вы в коммунизм идти! Ну так сдохните!

 

Карасарт стреляет в Шахмардана, который держит беснующегося Комиссара, завернутого в знамя. Карасарт не попадает в Шахмрадана. Комиссар приходит в себя, освобождается от знамени, сбрасывает Шахмардана с себя.

 

КОМИССАР. Не туда стреляешь, товарищ Кызылеъров!

 

Комиссар выхватывает пистолет и стреляет в домбру Атабека. Домбра раскалывается и раздается жалобный звук. Атабек останавливается, смотрит на Комиссара с удивлением. Все останавливаются от этого долгого звука.

 

КОМИССАР. А ты как думал, дед? Мы, что, только танцы танцевать будем да фокусы с птичками показывать?

 

АТАБЕК. Так нельзя никому.

 

КОМИССАР. Мне можно. Вяжите их уже всех.

 

Выскакивают красноармейцы и вяжут Шахмардана и Атабека.

 

СЦЕНА 12.

 

Шахмардан связан и сидит на земле. Атабек сидит отдельно и тоже связан. Карасарт ходит вокруг него. Это допрос. Комиссар сидит в углу.

 

КАРАСАРТ. Бунтовать вздумали?  Нас бить нельзя. А нам можно! Нам можно всё!

 

Карасарт щелкает камчой многократно вокруг себя и вдруг взлетает, сам не замечая этого.

 

КОМИССАР. Товарищ! Ты научился! Демон революции!

 

Карасарт замечает свой полет и опускается.

 

КАРАСАРТ. Я понял: моя ненависть дает силы, которые поднимают меня. Над вами, грязные пастухи.

 

ШАХМАРДАН. Что мы сделали? Вы же сами и мясо забираете, и драку начали.

 

КАРАСАРТ. Ты что, тупой, что ли? Повторяю: нам можно!

 

ШАХМАРДАН. За что? Мы же свои. Ты сам был пастух. Твой отец моего знал, и матери нас вместе качали.

 

КАРАСАРТ. О, как запел. Ты мне никто. Свои для меня – Советская власть! Моя жена. Отец мой – Ленин. И мать – Карл Маркс!

 

ШАХМАРДАН. Твой отец – Ленин? Разве не Кзыл Ер? А мать? Какая Карл? Ты же казах!

 

КАРАСАРТ. Какой я тебе казах? Нет уже казахов! Были да все вышли. На исторической остановке нашего бронепоезда. Я коммунист большевик! А ты грязь на моих сапогах мировой революции.

 

СЦЕНА 13.

 

Комиссар сидит на стуле напротив Атабека в другом углу палатки. Атабек связан. У него завязан рот.

 

КОМИССАР. Силён дед, но ушла твоя сила, время твое ушло. Отрекись и умрешь достойно.

 

Комиссар щелчком камчи на расстоянии развязывает рот Атабеку.

 

АТАБЕК. Время… Что ты знаешь о времени?

 

КОМИССАР. Это пытка или философский диспут? Я думал, ты попить хотя бы попросишь. Ну ладно, дед! Каждому по его знанию. Ты думаешь, меня меньше пытали? Учителя были такие, что до сих пор страшно. Да это я пока разминаюсь. Сказать что-то хочешь?

 

АТАБЕК. Что вам надо, скажите? Я вас совсем не понимаю.

 

КОМИССАР. О как заговорил. Я же знаю, наставил тут заклятий своих. Древних каких-нибудь. Пойдем за скотом и пропадем все. Скажи, что ты японский шпион и рыл тоннель в Японию, тогда дам умереть достойно. Как японцу. А не то смотри.

 

Комиссар вытягивает руку и на расстоянии начинает душить Шахмардана. Шахмардан начинает задыхаться. Карасарт удивленно озирается.

 

КОМИССАР. Видишь. Убью его – и от тебя ни учеников, ни знаний не останется.

 

Шахмардан теряет сознание.

 

КОМИССАР. И жену его тоже убьем, я же вижу, в ней тоже твоя сила есть. Но не разбужена пока. Бомбу здесь взорвем, чтобы ничего не росло. Чтоб не было ни вас, ни вашего скота дурацкого.

 

АТАБЕК. Не мучай его. Он пока ничего не умеет и не понимает всей этой силы.

 

КОМИССАР. Да пожалуйста, из уважения к твоей бороде.

 

Шахмардан перестает корчиться.

 

АТАБЕК. И женщин наших отпустите.

 

КОМИССАР. О как. Условия мне будешь ставить? Женщины твои у нас.

 

АТАБЕК. Чего ждут?

 

КОМИССАР. Ждут, как ты себя поведешь, так мы с ними и поступим.

 

АТАБЕК. Корлан где?

 

КОМИССАР. Она пока на прицеле.

 

АТАБЕК. Я готов сдаться и готов умереть, скот забирайте, даже верховых лошадей. Но ты должен уйти, и отпустите всех. Они уйдут отсюда, пешком.

 

КОМИССАР. Что-то быстро ты сломался, дед. Не ожидал, думал, ты злой и сильный.

 

АТАБЕК. Отпусти детей и женщин, не позорься. Честь сохрани.

 

КОМИССАР. Оу, меня ты этим не проймешь, честь свою я революции давно отдал. На хранение. А она ее выкинула.

 

АТАБЕК. Ты же владеешь чудом, силой, иллюзией. Я умру, уйду, тебе же тоже придется когда-то уйти. Зачем людей мучить?

 

КОМИССАР. А мне нравится. Нравится, что ты еще веришь в меня, в чудо, в честь. А я это всё топчу.

 

АТАБЕК. Ты себя топчешь и всю свою силу предаешь.

 

КОМИССАР. Устал я от тебя. Согласен ты уже. Наверно, понял ты, у кого сила.

 

Кричат женщины снаружи и эти крики идут фоном.

 

КОМИССАР (кричит в ночь). Отпустите этих баб уже кричащих. Или убейте их всех.

 

СЦЕНА 14.

 

К колодцу выводят Атабека и Шахмардана. Вокруг стоят аульчане.

 

КОМИССАР. Именем Советской власти выношу приговор о казни деда Атабека за контрреволюционный мятеж и за его постоянные колдовские козни и трюки.

 

Начинается ропот. Красноармейцы взводят винтовки.

 

КОМИССАР. Все, кто недоволен, будут отправлены вместе с ним в прекрасный мир ваших предков. Познакомитесь с ними поближе. Потомками будем заниматься мы.

 

Красноармейцы выводят Атабека, ставят у каменного колодца и расстреливают. Атабек падает. Комиссар подходит и переворачивает тело Атабека.

 

КОМИССАР. Ну всё, отколдовался, старый. Я же говорил: мое колдовство сильнее.

 

Неожиданно Атабек хватает Комиссара за руку. Комиссар пугается.

 

АТАБЕК (хрипит). Со мной, за мной, в светлые дали!

 

КОМИССАР. А-А-А!

 

Мерцает молния, и начинаются ураган и дождь. Раздаются плач, и смех, и какие-то потусторонние звуки. Комиссар наконец-то отдергивает руку.

 

КОМИССАР. Vater unser (Фата унза)! Не обращаем внимания. Сожгите его скорее!

 

ЛЮДИ. Атабек жив?

 

КОМИССАР. Расстреляйте уже всех этих потомков монголо-татарского ига! Ну кроме товарища Кызылъерова, конечно.

 

Начинается стрельба. Комиссар возводит руки к небу.

 

КОМИССАР. Духи огня земли и всего, что там еще может быть! Призываю вас в свидетели великой победы. Пусть он уже не оживает, достал совсем.

 

Корлан выбегает из палатки и пытается выстрелить в Комиссара, Карасарт выбивает у нее пистолет и подсекает ей ноги камчой, она падает.

 

КОМИССАР. Промахнулась, промахнулась (дразнится). Что за Фанни Каплан местного разлива?

 

Красноармейцы с факелами ходят и стаскивают с тел расстрелянных сапоги. Карасарт сбрасывает тело Шахмардана в колодец.

 

КАРАСАРТ. Глубокий колодец. Ну что, успокоился? Какой был охотник, правдоруб, боец, а сейчас кто ты? Кусок никому не нужного мяса. Которое отравит колодец. Даже сапог нет. И памяти о тебе не будет.

 

Выходит луна, выходят волки на гору и начинают выть на луну. Карасарт воет в ответ. Комиссар воет с ним.

 

КОМИССАР. Эх, люблю запах полыни с кровью. Запах победы мировой революции.

 

Все уходят.

 

СЦЕНА 15.

 

Шахмардан лежит в колодце. Появляется дух Атабека и мягко опускается рядом. Шахмардан открывает глаза.

 

ШАХМАРДАН. Всё, я умер? Я уже дух, покинувший тело? Почему тогда так холодно и твердо?

 

ДУХ АТАБЕКА. Твой путь не окончен. Ты жив.

 

ШАХМАРДАН. Атабек? Это вы? Я же видел, как вас убили.

 

ДУХ АТАБЕКА. Меня не убили. Я просто задержал дыхание и вылетел из тела. Мы не умираем, мы меняем миры. Но у тебя в этом мире остались дела.

 

ШАХМАРДАН. Что мне делать?

 

ДУХ АТАБЕКА. Сперва вылезай уже из колодца. Боли и ран больше нет.

 

Шахмардан вылезает наверх.

 

ШАХМАРДАН. Легче, чем я думал.

 

ДУХ АТАБЕКА. Я передаю тебе свои силы. Ты давно готов.

 

ШАХМАРДАН. Зачем они мне? Тебе они не помогли против пулеметов и винтовок.

 

ДУХ АТАБЕКА. Не помогли. Враги отвлекли меня.

 

ШАХМАРДАН. Я всегда почитал вас. И сейчас чту. Но почему, мне кажется, я схожу с ума? И говорю с джином?

 

ДУХ АТАБЕКА. Нет. Это всё в реальности. Твоя магия окрепнет и проявится. И, надеюсь, поможет. Но ты прав и в том, что пулемет – это важно. Иногда магия сильнее, иногда – винтовка.

 

ШАХМАРДАН. Разве магия может быть сильнее оружия?

 

ДУХ АТАБЕКА. Лучше быть колдуном с пулеметом, чем колдуном с пистолетом.

 

Шахмардан видит вокруг разбросанные тела. Шахмардан плачет и кричит в небо.

 

ШАХМАРДАН. За что?!!!!

 

СЦЕНА 16.

 

Шахмардан приходит в свою юрту, там пусто: она разграблена. За ним следует Дух Атабека.

 

ШАХМАРДАН. Так что мне делать, Учитель?

 

ДУХ АТАБЕКА. Ты сам знаешь.

 

ШАХМАРДАН. А вы?

 

ДУХ АТАБЕКА. Я мало могу вмешиваться в дела живых. Но, может, немного задержусь…

 

Шахмардан смотрит на луну.

 

ШАХМАРДАН. Я знаю.

 

СЦЕНА 17.

 

Красноармейцы с Карасартом и Комиссаром гонят перед собой скот и женщин с детьми. Среди них Корлан. На скале у дороги сидит Дух Атабека.

 

КОМИССАР. Всё! Привал!

 

ДУХ АТАБЕКА. Корлан!

 

КОРЛАН. Кто здесь, кто здесь? Я сошла с ума? Голос знакомый.

 

ДУХ АТАБЕКА. Это Атабек, все в порядке.

 

КОРЛАН. Вы? Но…

 

ДУХ АТАБЕКА. Я вернулся. На время. Не бойся. Не говори вслух. Я и ты общаемся мысленно. Смерти нет. Ты меня слышишь и скоро будешь меня видеть.

 

Дух Атабека подходит к Комиссару.

 

ДУХ АТАБЕКА. Комм-муниз-з-зм. Р-р-революция. Комиссар-р-р-р-р. Я всё знаю.

 

Комиссар оглядывается и хватается за пистолет.

 

КОМИССАР. Кто здесь? Что ты знаешь?

 

ДУХ АТАБЕКА. Ты знаешь, кто и что.

 

Дух Атабека поражает Комиссара саблей. Комиссар неожиданно для всех падает. Карасарт видит это.

 

КАРАСАРТ. Стой! Что с вами, товарищ Комиссар?

 

Карасарт поддерживает Комиссара.

 

КАРАСАРТ. Вам нехорошо?

 

У Комиссара начинается агония. Комиссар падает и хрипит. Из него выходят какие-то черные тени в такой же одежде, как будто несколько Комиссаров.

КОМИССАР 1. Wo ist der Аrzt?

 

КОМИССАР 2. Дохтура!

 

КАРАСАРТ. Что с вами?

 

КОМИССАР 3. Никакого арцт. Он, он пришел за мной. Ты за старшего. Благословляю тебя на подвиги, ты теперь я. Сила проснется моя в тебе. Уже очень скоро. Будь готов.

 

КАРАСАРТ. Всегда готов! А сила как? Как у этих джедаев?  Про которых вы рассказывали? А кто там пришел? Здесь только я.

 

КОМИССАР. Я его вижу, и ты увидишь скоро. Не совершай глупостей, как я. Сосредоточься. Прощай, я ухожу.

 

Дух Атабека дает Карасарту подзатыльник. Карасарт отшатывается. Корлан идет среди людей и видит, как Карасарт пытается увернуться от чего-то. В Карасарта входят те три сущности, вышедшие из Комиссара. Карасарта шатает, и он падает рядом с телом Комиссара.

 

КАРАСАРТ. Я, кажется, понимаю. Я чувствую. Чувствую. Я Комиссар отныне и навечно.

 

Корлан видит Дух Атабека и духов Комиссара.

 

КОРЛАН. Аруахи. Пощадите нас всех.

 

Раздается песня в исполнении Карасарта на мотив песни I shot the sheriff.

 

КАРАСАРТ.

Пуля просвистела, в мозг попала мне,

Выжил я на чужой войне.

Шашкою меня комиссар рубил,

Он кричал: «Motherfucker – kill, kill, kill».

 

Я к жене пришел, сел совсем больной,

Буду здороветь с молодой женой.

Комиссар забрал жену, нам разбил окно

И кричал на всех: «Уes it’s time for war, war, war».

 

Вышел я во двор да за свой порог,

Я кастетом Комиссару проломил висок.

Конь мой резвый, я с женой в седло.

Let it be the war, let it be the war, let it be the war.

 

Сколько нам так жить, коммуняк терпеть?

Уезжай, народ, собирайся в степь.

Если нет степи, уходи ты в лес.

Who will finish fucking mess, mess, mess?

 

Пуля просвистела комиссару в лоб,

В знамя завернули, положили в гроб.

Я ушел, Комиссара я убил.

Не жалею ни о чем, аnd I never will.

 

 

АКТ 3. ЛОГИКА НАШЕЙ БОРЬБЫ – ИЛИ НАС, ИЛИ МЫ

 

СЦЕНА 18.

 

Карасарт и Корлан с красноармейцами находятся в разоренном ауле. Карасарт в бурке Комиссара. Тело Комиссара находится на возвышении рядом.

 

КАРАСАРТ. Ну что, Корлан, выйдешь за меня? Шахмардана я убил. Ты моя по праву. Такая красота не должна пропадать. Родишь мне сына-коммуниста.

 

КОРЛАН. Как я обниму человека, который убил всех моих близких?

 

КАРАСАРТ. Крепко. Я новую жизнь предлагаю. Ты же преступница. Счастью своему поверить не можешь?

 

КОРЛАН. Карасарт, если муж мой еще не остыл, я траур должна носить по нему. Год, ас должна дать. Похоронить по-человечески. Иначе…

 

Корлан замолкает.

 

КАРАСАРТ. Что «иначе»? Что замолчала?

 

Корлан через паузу говорит.

 

КОРЛАН. Иначе твой Комиссар не последний.

 

КАРАСАРТ. Ты еще и пророчица?

 

КОРЛАН. Я – нет. Но жить и умирать надо по-человечески.

 

СЦЕНА 19.

 

Юрты разоренного аула дымятся, они подожжены. Разбросаны обгоревшие вещи. У одной юрты падает шанырак. Около юрты плачет ребенок в люльке. Люльку качает девочка лет восьми. Девочка отходит от люльки и подходит к Карасарту.

 

ДЕВОЧКА. Вы застряли между мирами. Вы умрете сегодня.

 

Девочка повышает голос.

 

ДЕВОЧКА. Вы все умрете сегодня. В этот год. Так же, как он.

 

Девочка показывает на Комиссара.

 

КАРАСАРТ. Ты кто?

 

Все шарахаются от девочки, Карасарт замахивается на нее камчой, но она со смехом переворачивает люльку и убегает. В люльке никого нет. Карасарт стреляет в девочку несколько раз, все начинают стрелять в нее, попадают, но она со смехом бежит дальше.

 

КАРАСАРТ. Это мираж. Успокойтесь, вы же атеисты. Прекратить панику. Застрелю за трусость. Никто не боится, я не боюсь никого, никогда и нигде.

 

СЦЕНА 20.

 

Шахмардан выходит из темноты и атакует Карасарта шашкой. Карасарт не боится и выхватывает свою шашку.

 

КАРАСАРТ. Этого еще не хватало!

 

ШАХМАРДАН. Выходи на поединок!

 

КАРАСАРТ. Ты ведь умер уже?

 

ШАХМАРДАН. Ты умрешь! На поединок!

 

Происходит короткая схватка. Карасарт уворачивается и стреляет в Шахмардана из пистолета. Шахмардан падает.

 

КАРАСАРТ. Вот ваш герой-защитник. В крови и в грязи. Поняли, за кем сила?

 

КОРЛАН. Умер наш герой, умер.

 

Корлан развязывает руки и обтирает пыль с Шахмардана. Корлан вскрикивает.

 

КОРЛАН. Живой. А-А-А!

 

Карасарт подходит.

 

КАРАСАРТ. Ну что ты орешь?

 

КОРЛАН. Возьми меня, отпусти его.

 

КАРАСАРТ. Да не нужна ты мне.

 

КОРЛАН. Я знаю магию. Я тебе пригожусь.

 

КАРАСАРТ. Я сам все уже знаю. Волшебство коммунистов сильнее ваших степных фокусов.

 

КОРЛАН. Я передам тебе знания и силу Атабека. Отпусти Шахмардана.

 

КАРАСАРТ. Иди отсюда, мешаешь. Иди и записывайся на работу. Мы освободили вас от рабства. Радоваться должны.

 

СЦЕНА 21.

 

Шахмардан сидит привязанный к стулу. Карасарт стоит перед ним.

 

КАРАСАРТ. Ты уже умер. И меня только интересует: как ты ожил?  Такое мало кому удавалось.

 

ШАХМАРДАН. Я не умирал, вы промахнулись.

 

КАРАСАРТ. Два раза? Мы тебя опять убьем и будем так делать, пока ты не перестанешь к нам приходить. Ясно? С врагами революции у нас разговор короткий. К стенке. Много раз к стенке.

 

ШАХМАРДАН. Я только вчера это слово узнал. Почему у вашей революции не кончаются враги?

 

КАРАСАРТ. Почему, почему? Потому что революция – это я! А ты будешь около Комиссара. Привыкай!

 

СЦЕНА 22.

 

Комиссар лежит в гробу и около него сидит Шахмардан. За ними хор красноармейцев.

 

Нас всех убили много лет назад.

Кто-то стонал, кто-то был рад.

Убили, согнули, кричи не кричи,

Наверх выползали одни палачи.

Кто там шагает правой?

Куда ты шагаешь влево?

Ты не уйдешь от нас,

Слушай наш твердый приказ:

Ползком, потихоньку вперед,

Великий самый народ!

Эй хей, никого не жалей –

Ни людей, ни детей, ни зверей.

Надо убить – убей.

Ты не убийца, ты не злодей.

Логика нашей борьбы –

Или нас, или мы,

Или мы, или мы, мы ли мы.

Мы ли мы.

 

Комиссар встает в гробу и дирижирует хором.

Ныгмет Ибадильдин

Ныгмет Ибадильдин — родился и живет в Казахстане. Учился в Открытой литературной школе г. Алматы (семинары драматургии и поэзии). Сценарий авторского мультфильма отбирался на Almaty Film Festival. Публиковался как журналист и как исследователь в различных казахстанских изданиях. Академические статьи и главы выходили в Казахстане и за рубежом. Финалист фестиваля современной драматургии «Драма.KZ»

daktil_icon

daktilmailbox@gmail.com

fb_icontg_icon