Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

№34 • июль 2022

Маншук Кали

Голодная собака ворует

Пьеса

 

Действующие лица:

 

Бабка – 80 лет.

Зоя (жена) - 49 лет медсестра в роддоме.

Толеген (муж)- 42 года, учитель в местной школе.

Дидар (дочь)- 17 лет студентка.

Шерхан – пес.

 

Провинциальный город. Наши дни.

 

Сцена 1.

Утро. Гостиная. Слева на тумбочке — телевизор, включен, но без звука. На полу — ковер. На заднем фоне — кухня, стол со стульями и две двери в комнаты. У стены большой сундук, украшенный орнаментом. Справа диван. Перед диваном — входная дверь, и видно часть пространства за дверью крыльцо.

Зоя сидит за столом, пишет в тетради. На столе перед ней лежат деньги. Заходит Толеген и садится на диван.

 

Толеген. Похолодало. Говорят, заморозки скоро.

Зоя. Надеюсь, не скоро. Где ты был?

Толеген. Ты разве не слышала? Бахтияр умер, сосед. Сегодня утром.

Зоя. Так ему и надо.

Толеген. Жалко все-таки.

Зоя. Он жену убил. 

Толеген. Это всего лишь слухи.

 

Пауза.

 

Зоя. Как он умер?

Толеген. Не проснулся. Сердце не выдержало.

Зоя. Столько пить — никакое сердце не выдержит. Твое тоже не выдержит, если пить не перестанешь.

Толеген. Ну, не начинай.

Зоя. Что не начинать? Я же о тебе беспокоюсь. Если ты тоже не проснешься, что я буду делать?

Толеген. Будешь жить дальше. Может быть, замуж выйдешь еще раз.

Зоя. Дурак. Раньше бы умер, когда я помоложе была. А теперь кто меня возьмет.

Толеген. Ты у меня еще ого-го. К тебе хоть сейчас очередь выстроится.

Зоя (улыбается). Скажешь тоже. (Короткая пауза. Толеген улыбается в ответ, насвистывает мелодию.) Что-то ты не сильно расстроен. Он же был твоим другом?

Толеген. А может, смерть это сон, и сейчас ему хорошо?

Зоя. Хорошо, что теперь он никого не убьет.

Толеген. И лопату можно не возвращать. 

Зоя. Какую лопату?

Толеген. Черную, с черной ручкой, помнишь? Я у него брал, чтобы кролика закопать.

Зоя. Кролика-то я помню.

Толеген. Классная лопата! Советская. Тяжелая. Такую сейчас не найдешь. Бахтияр разнылся, как баба. Верни, верни.

Зоя. Он случайно не этой лопатой жену убил?

Толеген. Может, и этой. 

 

Толеген подходит к столу, берет печенье, жует.

 

Толеген. О, похоронная тетрадка. Теща жива, а люди уже деньги несут?

Зоя. Не смешно.

Толеген. Живая теща – это никогда не смешно. 

Зоя. Толеген.

Толеген. Не переживай, твоя мама никогда не умрет. Она бессмертна.  (Толеген берет деньги.) Ничего себе. Откуда столько денег?

Зоя. Мама на похороны копит. Похороны, деньги, сундук. Гвоздика, чтобы обмывать. Белая ткань, чтобы тело завернуть. Такое ощущение, что мама живет только, чтобы умереть.

Толеген. Все мы живем, чтобы умереть. (Зоя забирает у Толегена деньги и снова кладет на стол.) Ты не говорила, что бабка копит деньги. Сколько надо накопить, чтобы она умерла?

Зоя. Здесь триста. Нужно пятьсот.

Толеген. Всегда думал, что в ад принимают бесплатно.
 

Пауза.

 

Зоя. Мама слишком переживает за свои похороны. Чтобы и на камень хватило, и на могилу.

 

Зоя открывает тетрадь и снова что-то пишет. Толеген берет еще печенье, жует, задумывается. Зоя вдруг швыряет ручку на стол и закрывает лицо руками.

Зоя. Я так устала, Толеген. От мамы. От работы. От этой плиты! Ну почему мы не живем как нормальные семьи? Не ездим на отдых? Не зовем гостей?

Толеген. Согласен. Могилка подождет. Мама еще долго жить будет. Нам деньги сейчас нужны.

Зоя. Зачем?

Толеген. Курятник построить.  

Зоя. Курятник?

Толеген. Угу.

Зоя. Куры?

Толеген. Куры. Яйца свежие и мясо птичье.

Зоя. Ну да, ну да. Куры. Почему бы и нет. (Зоя машет куда-то в сторону.) Гуси ведь уже были.

Толеген. Были. Но куры — это не гуси.

Зоя. Сколько мы на них корма извели. Сколько я говна вычистила. Рецепт запеченного гуся искала. Щипали меня дважды! Вот, даже след остался. (Подтягивает рукав и демонстрирует руку.) И что?

Толеген. Что?

Зоя. Что случилось осенью?

Толеген. Красиво летели. Косяком. На теплое море.

Зоя. Деньги наши улетели косяком на теплое море!

Толеген. Никто не сможет отличить диких гусят от домашних.

 

Зоя тычет рукой в другую сторону.

 

Зоя. А крольчатник?

Толеген (оживившись). С кроликами все получилось. Было два – стало тридцать. 

Зоя (передразнивая). «Диетическое мясо будем есть. Шубу сошьешь». А когда я крольчонка забить хотела, ты заплакал!

Толеген. Они пушистые. Ты никогда меня не понимала.

Зоя. Ты так не рыдал, даже когда мамаша твоя умерла!

 

Толеген неожиданно хватает деньги со стола и делает шаг назад. Зоя встает и идет на него.

 

Толеген. Подожди.

Зоя. Что еще?

Толеген. Я тоже имею право на часть этих денег.

Зоя. Это пенсия моей мамы.

Толеген. Твоя мама живет в моем доме. Пьет и ест за мой счет. А свои деньги откладывает.

 

Зоя подбоченивается. Толеген делает шаг назад.

 

Зоя. Значит, твой дом? Твоя еда? (Зоя медленно наступает на Толегена. Тот, кивая, продолжает пятиться.) Ты хоть знаешь по чем на базаре мясо? 

Толеген (тихо бормочет): Не мужское дело по базарам ходить.

Зоя. Что тогда мужское?

Толеген. Зарплату приносить.

Зоя. Твоя зарплата меньше, чем мамина пенсия. 

Толеген. А я не знаю, сколько зарабатываю, потому что зарплатная карточка у тебя.

Зоя. Ты все деньги на ерунду тратишь. 

Толеген. Мужик должен расслабляться.

Зоя. Конечно, должен! Только мужик куда-то пропал. (Делает вид, что заглядывает под стол и что-то ищет.) Но ты не напрягаешься! Ни дома не построил, ни дерева не посадил, ни денег заработать не можешь. Даже лопата у тебя соседская!

Толеген. Зачем мне напрягаться? Ради кого? Ах да, ради наследников. (Тоже делает вид, что ищет что-то под столом.) О ком это я? Совсем забыл, моя жена не смогла родить детей.

 

Пауза. Зло смотрят друг на друга.

 

Зоя. Верни мамины деньги.

 

Зоя протягивает руку. Толеген медлит и прячет деньги за спиной.

 

Толеген. Ладно. Прости. У меня предложение. Поделим деньги пополам. Сто пятьдесят тысяч – тебе. Сто пятьдесят – мне. Когда еще у нас столько лишних денег будет?

Зоя. Они не лишние.

Толеген. Вот именно! Лишних денег не бывает. Купи себе платье. Два платья! Или шубу.

Зоя. Здесь даже на кроличью не хватит.

Толеген. А на что хватит? Может, на море? Или на кольцо золотое? Ты только что жаловалась, как тебе все надоело. Может, поднимем тебе настроение? Чего ты хочешь, Зоя?

Зоя (задумавшись): Чего я хочу? Чего я хочу... Не знаю, чего я хочу.

Пауза.

Зояпавшим голосом). Так не должно быть. Я не знаю, что ответить. Как я докатилась до такого? У меня уже голова седая, а я все еще не знаю, чего хочу. (Зоя садится за стол.) Я старуха.

Толеген. Хочешь, тебе тоже сундук купим? Будешь в него барахло собирать на похороны. Хоть какая-то цель в жизни появится.

Зоя (не глядя на Толегена). Это все оттого, что наша дочь уехала. С одной стороны, хорошо, что она уехала… А с другой – мне ее чуть-чуть не хватает.  

Толеген. Так всего полгода прошло. Закончит универ, тогда и вернется.

Зоя. Или не вернется.

Толеген. И ладно. Там ей будет лучше. Замуж выйдет. Детей нарожает.

Зоя. Сначала пусть вернет дочерний долг, а потом уже семью заводит. Надеюсь, она поймет рано или поздно, сколько мы для нее сделали. Иногда я думаю, может, зря мы ее удочерили? Я ведь всегда хотела мальчика. Но она была такая маленькая, когда родилась, и мне ее стало жалко.

Зоя задумчиво смотрит куда-то вдаль. Толеген торопливо отсчитывает половину денег и сует Зое в руку. Зоя с сомнением смотрит на деньги в руке.

 

Зоя. Ты опять за свое. Это мамины деньги. На похороны.

Толеген. Времени – вагон. Пусть сначала умрет.

Зоя. Сам говорил: таких денег больше не будет.

Толеген. Что-нибудь придумаем.

Зоя. Что, например?

Толеген. Ты думаешь, я одну старуху не смогу похоронить?

Зоя. Отдай деньги, Толеген. Я серьезно.

 

Зоя подходит к Толегену близко и протягивает руку. Тот резко тянет ее к себе и впивается поцелуем. Целуются.

 

Толеген (громким шепотом на ухо Зое). У меня есть крутая идея. И мне нужны эти деньги. Очень нужны. Если у меня все получится, куплю тебе много шуб. И маме твоей много могилок поставим.

Зоя. Ей нужна только одна.

 

Толеген снова целует Зою. Во время поцелуя Толеген берет ее за руку, в которой деньги, пытается разжать ей ладонь. Через некоторое время Зоя разжимает ладонь и гладит освободившейся рукой его по спине. Толеген кладет деньги к себе в задний карман брюк.

 

Толеген. В последний раз. Обещаю. Это очень серьезный бизнес. Если не получится, больше никогда не возьму у тебя ни копейки.

 

Целуются.

Затемнение.

 

Сцена 2. 

Минуту спустя. Гостиная. Входит Дидар. Смотрит на них некоторое время, затем кашляет, чтобы привлечь внимание.

 

Дидар (наигранно): Мамочка, папочка.

 

Зоя с Толегеном оборачиваются.

 

Зоя. Дидар, почему ты не на учебе? Что-то случилось? (Зоя подходит к Дидар.) Тебя отчислили?

Дидар. Нет. В нашем корпусе ремонт, кабинетов не хватает. Весь поток распустили на неделю.

 

Зоя целует Дидар в щеку. Толеген подходит к ним, хочет обнять Дидар, но она отстраняется.

 

Толеген. Правильно. Слишком много учиться нельзя. Иногда и отдыхать надо.

Зоя. Ты в порядке? Точно?

Дидар. Конечно, в порядке.

Зоя. Плохо выглядишь.

Дидар. Устала.

Толеген. Надо было предупредить. Я бы встретил. Давай отнесу чемодан в твою комнату.

Дидар. Хотела устроить приятный сюрприз, соскучилась. Но вам, кажется, и без меня хорошо.

 

Толеген берет чемодан Дидар, идет в дальнюю комнату. Зоя и Дидар садятся на диван.

 

Дидар. Бабушка спит? Как она?

Зоя. Бабушка за молоком ушла. Каждое утро за молоком ходит. А ты, есть хочешь?

Дидар. Нет. Я в дороге поела. Ты сегодня дома?

Зоя. Ночью дежурство. (Пауза.) Точно ничего не случилось?

Дидар. Все в порядке.

Зоя. Ты врешь.

Дидар. Не вру.

Зоя. Если врешь, я все равно узнаю. Ты понимаешь, что рассчитывать можешь только на себя? Без образования на хорошую работу не возьмут. Будешь полы мыть или на кассе сидеть за копейки.

 

Дидар молчит. 

 

Зоя. Пойду чай приготовлю.

 

Зоя встает, идет на кухню. Толеген выходит в гостиную, садится за стол. В дом заходит бабушка с сумкой, не замечает Дидар, подходит к столу и достает из сумки две бутылки молока.

 

Бабка. Молоко принесла. Если я чаю не попью, у меня голова разболится.

 

Дидар идет к бабушке, обнимает ее.

 

Дидар. Бабушка, я приехала.

Бабка. Дидар приехала. Это хорошо. Всей семьей будем чай пить.

 

Садятся за стол. Все пьют чай, кроме Дидар. Дидар кладет на стол телефон и что-то листает на экране.

 

Зоя. Не успела приехать и сразу в телефон. Кому пишешь с утра?

Дидар. Никому. Здесь плохо ловит.

Зоя. Поешь.

Дидар. Аппетита нет.

Бабка. А еще говорят, студенты все голодные.

Дидар. Ну я же сюда не кушать приехала. Я отдохнуть приехала. И выспаться. В городе постоянно шум, я никак не посплю нормально.

Зоя. Это ты мне будешь говорить? Я всю ночь роды принимала. На ногах. С тазиками бегала. Это я спать хочу.

Дидар. Я, я, я…

Зоя. Почему ты такая хмурая?

Дидар. Устала.

Зоя. И одета как-то странно. Это что, модно? Все такое бесформенное.

Дидар. Сейчас так носят. Мне нравится. Папочка, тебе нравится?

 

Толеген кивает.

 

Дидар. Вот видишь, мужчине нравится.

Зоя. А что с учебой?

Дидар. Зачетку показать?

Зоя. Не надо. Обратный билет купила?

Дидар. Да. На пятое.

Зоя. У тебя болезненный вид.

Дидар. Или меня просто от тебя тошнит.

Зоя. Почему ты со мной так разговариваешь?

Дидар. Потому что ты цепляешься. И потому что ты мне не родная, мамочка.

Зоя (Толегену). Ты слышал? Ты это слышал? Скажи что-нибудь!

Толеген. Отстань от нее. Дидар, наверное, с парнем поссорилась. Она же молодая девушка.

Зоя. Ты всегда ей потакаешь! Это ты виноват. Почему ты не можешь быть пожестче?

Толеген. Потому что она девочка.

Зоя. Да уж. Была бы мальчиком, поставила бы в угол и отстегала ремнем. 

Дидар. А ты, папочка, тоже хочешь поставить меня в угол?

Зоя. Надо было брать мальчика.

Бабка. Мальчика тоже надо было брать.

Дидар. Зря я приехала. Знала, что все будет вот так.

Зоя. Ты грубишь. Говоришь, что соскучилась, а сама грубишь.

Дидар. Сама меня выбрала.

Зоя. Потому что ты была самой здоровой из всех отказников.

Дидар. Отказники. Отказники… Ты всегда так радостно произносишь это слово, словно я уцененный ребенок, которого ты урвала на распродаже.

Зоя. Зачем ты так? Мы для тебя столько сделали.

Дидар. Только не начинай свою песенку про неблагодарных детей, мамочка. 

 

Толеген резко встает.

 

Толеген. Ну ладно. Мне пора.

Зоя. Ты куда? Сегодня же воскресенье.

Толеген. У коллеги собака родила. Хочу посмотреть. Дидар, хочешь собаку?

Дидар. Нет.

Бабка (тихо): И когда уже врать научится.

Зоя. Это просто повод, чтобы выпить. Я знаю. Ты сейчас будешь обмывать собачьи роды, как будто эта сука родила щенят от тебя.

Толеген. Что поделать. Люблю животных.

Зоя. Как мне надоели эти твои кролики, гуси, собаки! Почему бы тебе просто не завести хомяка?

Толеген. Зоя, не неси чушь. Ты когда-нибудь смотрела хомяку в глаза? 

Зоя. Зачем мне смотреть хомяку в глаза?

Бабка. Что будет, если посмотреть хомяку в глаза?

Толеген. Глаза хомяка полны ненависти. Можно сойти с ума.

 

Дидар смеется. Толеген уходит, напевая что-то себе под нос. Зоя кричит ему вслед.

 

Зоя. Если придешь пьяный, домой не пущу! В сарае спать будешь! (Пауза.) В прошлый раз, на праздники, уехал на рыбалку и пропал на пять дней. Пришлось заявление в милицию писать.

Дидар. Где был?

Зоя. У Бахтияра в сарае. Все пять дней. Так и не доехал до рыбалки.

Дидар. Бедолага. С тобой и не так запьешь.

 

Зоя смотрит на Дидар, сдерживается. Встает.

Зоя. Пойду-ка я спать.

Бабка. Я потеряла бордовое платье.

Зоя. В сундуке оно. Там же, где всегда лежит.

Бабка. Надо сундук перебрать.

Зоя. Ой, мама, не начинай! Опять ты со своим сундуком.

Бабка. Платье бордовое найти не могу.

Зоя. На месте оно.

Бабка. Украли его. Украли!

Зоя. На прошлой неделе сундук перебирали. Твое платье там. В сундуке.

Бабка. Достань.

Зоя. Мам. Я спать хочу. Ты понимаешь?

Бабка. Платье достань.

Зоя. Алжыган кемпир. Зачем тебе это платье сегодня? Ты что, на свидание идешь?

Бабка. Сама достану.

 

Бабка встает из-за стола и идет к сундуку. Садится на пол возле сундука и пытается открыть крышку. Сзади со стоном подходит Зоя. Открывает крышку сундука и начинает доставать оттуда вещи одну за другой. Пока она перечисляет вещи, бабка внимательно смотрит и все время кивает. Дидар в это время убирает со стола.

 

Зоя. Платки. Отрезы. Камзолы.

Бабка. Пенсию мою когда получишь?

Зоя. Рано еще. Сегодня двадцатое только. Твои зимние сапоги.

Бабка (громко): Дидар, я их тебе оставлю, когда умру. И калоши тоже.

Дидар. Спасибо. Калоши сейчас в моде.

Бабка. Иди сюда. Померь.

Дидар. Надеюсь, они летают.

Бабка. Жить будешь долго, как я. После моей смерти носи мои вещи и проживешь столько же, сколько я.

Дидар. А может, я не хочу долго жить. (Тихо.) Среди уродов.

 

Дидар подходит к женщинам, берет в руки калоши. Надевает на ноги.

Бабка. Выбери все, что хочешь.

Зоя. Ночнушки вот еще.

Дидар. Нет, спасибо. Мне калош хватит. Если только у тебя не завалялось белое платье.

Бабка. Есть белый материал. Но это на похороны.

Зоя. Зачем тебе белое платье?

Дидар. Замуж выхожу.

Зоя (Дидар). Ты специально это говоришь, чтобы подействовать мне на нервы.

Дидар. Может, и выйду.

Зоя. Тебе семнадцать.

Дидар. Через месяц восемнадцать будет.

Зоя. И кто же это на тебе женится собирается?

Дидар. У меня есть мужчина.

Зоя. Ты…

Бабка (перебивая): Где он? Где мой белый материал?

 

Зоя поворачивается к бабке и сует руку в сундук.

 

Зоя. Да вот же он! Вот, смотри!

 

Зоя достает белую ткань и тычет им бабке в лицо. На полу возле них растет гора вещей. Дидар снимает калоши и садится рядом. Бабка берет в руки коробочку.

Бабка. Это мои украшения. Выбери что-нибудь.

 

Дидар берет коробочку, достает оттуда украшения и с интересом разглядывает их. Примеряет браслет и другие украшения.

 

Бабка. Говорят, Бахтияр умер. Который жену убил. Мы с его мамой вместе в роддоме лежали, когда я тебя рожала.

Зоя. Вот платье. Только зеленое. Да, умер Бахтияр. Завтра, наверное, похоронят.

Бабка. Совсем люди слабые пошли. Почему все умирают?

Зоя. Не все умирают.

Бабка. От чего умер-то?

Зоя. Не проснулся. Сердце не выдержало.

Бабка. Хорошие люди умирают легко.

Дидар. Разве не он жену убил?

Бабка. Такую жену я бы тоже пришила. Сама напросилась. Вертихвостка. И опять деньги нести. Сколько понесешь?

Зоя. Не знаю. Две тысячи, наверное. Надо посмотреть в похоронной тетрадке. Утром на похороны, вечером – на свадьбу. Дурдом. Я говорила, что Кайрат женится?

Бабка. Третий раз? Ему можно денег не давать. Два раза уже давали.

Зоя. В свадебной тетрадке записано, сколько… Вот оно! Твое бордовое платье! (Достает платье.)

Бабка. Хорошо. Клади все обратно.

Зоя. Ты хорошо все рассмотрела? Видишь, все на месте. Никто ничего не крал. Даже альбом старый тут.

 

Зоя достает альбом. Дидар проворно выхватывает его из рук Зои. Зоя пытается забрать альбом, но Дидар не дает.

Дидар. Старые фотки? Можно посмотреть?

Зоя. Нельзя. Отдай, я в сундук положу.

Бабка. Это мой альбом. Пусть смотрит. Там ничего интересного.

 

Дидар берет альбом, садится на диван, листает.

 

Бабка (Зое). Клади все обратно.

 

Зоя быстро кладет вещи в сундук в обратном порядке. Бабка внимательно следит. Зоя закрывает сундук и встает.

 

Зоя. Все. Я пошла спать.

 

Зоя уходит. Бабка садится на диван рядом с Дидар.

 

Дидар. Это я?

Бабка. Ты. Только из роддома принесли.

Дидар. Такая страшная, как курица.

Бабка. Ну и что. Ты была хорошей девочкой.

Дидар. Была.

Бабка. Сейчас тоже хорошая, хоть и грубишь.

 

Бабка гладит Дидар по голове. Дидар улыбается.

 

Дидар. Ой, смотри. Это же мамочка?

Бабка. Да.

Дидар. Ужас. Брови ниточкой. А прическа, как будто она всю ночь рок слушала. И подружка такая же. Кто это?

Бабка. А, эта. Айсулу. Она умерла давно. 

Дидар. Ясно. Ой, а здесь папочка обнимает Айсулу.

Бабка. Они были женаты.

Дидар. Так это и есть его первая жена? 

Бабка. Да. Бедняжка, иманды болсын.

 

Дидар рассматривает фото поближе.

Дидар. От чего она умерла?

Бабка. Ой, что-то у меня голова разболелась. Мы сегодня чай пили? Положи альбом обратно в сундук.

 

Бабка держится рукой за голову, встает и торопливо уходит. Дидар сидит на диване и смотрит на фото. Затем кладет фото в карман.

Затемнение.

 

Сцена 3.

Вечер. Гостиная. Полумрак. Дидар сидит на диване, в руке держит пульт, листает каналы. Заходит Толеген, слегка шатается, напевает какую-то песенку. Дидар убавляет звук телевизора.

Толеген. Ты почему не спишь?

Дидар. Кино смотрю.

Толеген. Что смотришь?

Дидар. Комедию с Вуди Алленом.

Толеген. А на седьмом канале футбол показывают.

Дидар. Ненавижу футбол.

Толеген. А раньше любила.

Дидар. А теперь ненавижу!

Толеген. Тише – тише. Бабушка спит?

Дидар. Спит.

 

Толеген смотрит по сторонам, садится на диван близко к Дидар.

 

Толеген. Смотри, что я принес. (Толеген достает из кармана украшение в коробочке.) Это тебе.

Дидар (недоверчиво): Откуда у тебя деньги?

Толеген. От верблюда. Если не нравится, я не обижусь. Зое передарю.

Дидар. Нравится. (Дидар прячет подарок в карман.) Мамочке ты и так всю зарплату отдаешь.

Толеген. Это точно. Как учеба?

Дидар. Как обычно.

Толеген. Не трудно учиться?

Дидар. Нет. Даже легче, чем в школе.

Толеген. Молодец. Ты всегда смышленая была. А мне учеба всегда с трудом давалась. Учителя еле-еле дотерпели до девятого класса, а потом в училище отправили.

Дидар. А ты кем хотел стать?

Толеген. Не помню.

Дидар. Наверное, врачом или ветеринаром. Ты же любишь животных.

Толеген. Наверное. Знаешь, кто сегодня играет? "Кайрат" с "Челси"!

Дидар. Случайно не знаешь, где мои старые вещи? Игрушки, фотографии, фантики. Помнишь, я их собирала с пятого класса в коробку от печенья?

Толеген. Я отнес их в сарай. Зоя попросила. Она уборку в доме делала после твоего отъезда.

Дидар. Ну и сволочь.

Толеген. Ну и настроение у тебя. (Садится поближе и кладет ее голову к себе на грудь.) Иди-ка сюда.

 

Сидят в обнимку.

 

Дидар (принюхивается). Чем это пахнет? Чувствуешь?

Толеген. Это из кухни.

Дидар. Нет. Это не то. То есть я не про это. (Обнюхивает Толегена.) Это от тебя.

Толеген. О чем ты?

Дидар. Ты что-то курил.

Толеген. Нет.

Дидар. Травку?

Толеген. Да не курил я ничего!

Дидар. Курил.

Толеген. Нет.

Дидар. Да. Ты пропах и твои волосы тоже.

Толеген. Ладно. Ты меня раскусила. Нюх у тебя, как у собаки! Только маме не говори.

Дидар. Не скажу. Если поделишься.

Толеген. А тебе не рано?

Дидар (с усмешкой). Для чего? Да ладно, я только разок затянусь.

 

Толеген достает сигарету и, оглядываясь по сторонам, прикуривает. Затянувшись, дает сигарету Дидар. Дидар затягивается.

 

Дидар. Алибек – настоящий придурок. Помнишь его?

Толеген. Как я могу его помнить, если я его никогда не видел?

Дидар. Весь такой правильный. Надоел. Увидел, что я ем колбасу со свининой, и начал меня отчитывать, как будто он мне отец родной. А я не люблю, когда мне указывают что делать.

Толеген. Да уж, ты с этим протестом родилась. Ты ведь все равно не смотришь. Может, переключишь на седьмой?

 

Дидар переключает канал. Снова раздаются звуки футбольного матча. Толеген и Дидар, развалившись на диване, докуривают сигарету.

 

Дидар. Он потом, конечно, извинился, сказал, что боится меня потерять. Вообще-то, он неплохо зарабатывает и уже почти купил квартиру. И он классно целуется. Короче, он сделал мне предложение, а я его отшила. Как думаешь, может, надо было выйти за него?

Толеген. Может, надо было выйти.

Дидар. Я думала, ты будешь против.

Толеген. Я не против, если этот Алишер зарабатывает и у него почти квартира.

Дидар. Алибек.

Толеген. Похрен. А знаешь, неплохая мысль. Выйдешь замуж и не вернешься.

Дидар. Я больше не хочу учиться. Можно я останусь здесь, с тобой?

Толеген. Тебе надо остаться в столице. Там жизнь кипит, работы много. А здесь только Зоя, старая карга и старый дом.

Дидар. А ты бы смог жить в столице?

Толеген. Не-а. Мое место здесь. Здесь я родился, здесь и умру. А у тебя вся жизнь впереди. Только смотри, не просри ее, как я.  

Дидар. Я не знаю, как мамочке сказать.

Толеген. Скажи как-нибудь. Я тебя поддержу. (Толеген передает сигарету Дидар.) Все-таки имя у него дурацкое.

Дидар. Нормальное.

Толеген. Не, дурацкое. Сейчас каждый второй Алиби.

Дидар. Алибек.

Толеген. Мне мое имя нравится. Редкое. Я, кроме себя, других Толегенов не знаю.

Дидар. Тебе подходит.

Толеген. Мхм.   

Дидар. Ты уже того?

Толеген. Да. А ты?

Дидар. Расслабилась.

Толеген. Классная травка, скажи.

Дидар. Ага, классная. (Пауза.) Толеген.

Толеген. Ммм?

Дидар. У меня небольшая проблема. (Показывает на живот.)

 

Толеген смотрит на живот несколько секунд, затем до него доходит.

 

Толеген. Небольшая проблема? Это уже большая проблема!

 

Толеген начинает смеяться, следом за ним смеется Дидар.

 

Дидар. Ага. Большая. Как думаешь, кто там?

Толеген. Не знаю, но я бы хотел щенка. Какого-нибудь породистого, вроде цвергш… сверг… Помоги.

Дидар. Швергнауцер. Нет, цвергнауцшер.

 

Снова смеются.

 

Дидар. Ты тоже должен мне помочь.

Толеген.  Чем? Я уже не в том возрасте.

Дидар.  Одиночества не боишься?

Толеген. Нет, не боюсь. Ни одиночества, ни старости. Живу одним днем.

Дидар. Что-то мне твой футбол надоел.

 

Толеген берет пульт и переключает на комедию.

 

Дидар. И что теперь?

Толеген. Выходи замуж за Алихана – и дело с концом.

Дидар. Алибека. Не хочу за него замуж. Я его не люблю.

Толеген. Здесь тебе оставаться все равно нельзя. Город маленький. Да и Зоя заметит скоро.

Дидар. Она-то точно расстроится. Ждет не дождется, когда я начну приносить ей деньги в зубах.

Толеген. Давай лучше футбол посмотрим. Зоя мне футбол не дает смотреть. Когда она уходит на дежурство – это мои самые любимые ночи.

Дидар (кладет голову ему на плечо). Когда я не могу уснуть в своей кровати, в этом вонючем общежитии, я вспоминаю наш дом. И все, что я помню хорошего, – это как мы с тобой смотрели телевизор. Мамы нет… Бабушка спит… А мы с тобой вдвоем, вот на этом же диване смотрим фильм.

Толеген. Мы еще футбол смотрели.

Дидар. Ага. Футбол тоже. А вдруг у меня тут футбольный мяч? (Улыбается.)

Толеген. Интересно, какой сейчас счет.

Дидар. Один ноль в мою пользу. Ох, что-то мне нехорошо.

 

Дидар пытается встать.

 

Толеген. Ты куда?

Дидар. Голова закружилась.

Толеген. Ты в порядке?

 

Дидар, шатаясь, делает несколько шагов.

 

Дидар. Спать пойду. Ох.

Толеген. Пульт верни!

 

Дидар оборачивается, кидает Толегену пульт. Тот его ловит и снова садится на диван. Дидар, шатаясь, уходит в комнату. Толеген берет пульт и включает телевизор. Позади него на кухню выходит бабка. Толеген ее не замечает. Некоторое время бабка стоит и с ненавистью смотрит на него.

Толеген. Гол! Го-ол!

 

Бабка вздрагивает, наливает себе стакан воды, пьет и уходит.

Затемнение.

 

Сцена 4.

Ранний вечер. Толеген лежит на диване и смотрит телевизор. Идет футбол. Зоя в нарядном платье выходит из комнаты. В руках несет мужской костюм, в другой руке – зеркальце. Отдает костюм Толегену, тот начинает переодеваться. Слышен лай собаки.

Зоя. Кто-то лает у нас во дворе?

Толеген. Тебе послышалось.

 

Зоя берет пульт и делает тише.

 

Зоя. Я же слышу, это собака.

Толеген. Это теща. 

Зоя. Очень смешно.

Толеген. Очень похоже.

Зоя. Неужели?

 

Зоя огибает диван и хочет подойти к двери.

 

Толеген. Подожди. Не выходи.

Зоя. Толеген, что происходит?

Толеген. Это не мама. Там собака. У нас во дворе.

 

Зоя останавливается и подходит к Толегену.

 

Зоя. Откуда у нас собака?

Толеген. Я принес. У коллеги взял. Всего лишь маленькая собачка.

Зоя. Толеген.

Толеген. Он хорошенький, черно-желтый. Два года. Кобель.

Зоя. Ты сказал, что идешь посмотреть на щенят.

Толеген. Кобели не рожают, поэтому щенят не было. Но был кобель. Ротвейлер, да.

Зоя. С ума сошел? Сейчас же иди и верни собаку. Или я сама это сделаю.

Толеген. Я не могу. Это любовь с первого взгляда. Шерхан – это не просто пес. Это друг! У него глаза такие, он все понимает. Смотришь на него – и как будто с мужиком разговариваешь. Я всегда мечтал о такой собаке.

Зоя. Ротвейлер – это не собака. Это чудовище! Они же едят людей!

Толеген. Только от голода. Их обычно впроголодь держат, чтобы злее были. Если не хочешь, чтобы Шерхан тебя съел, корми его почаще.

Зоя. Он, наверное, ест специальную еду. Господи, мне только этих проблем не хватало! Где он?

 

Зоя снова идет к двери. Толеген бежит за ней в рубашке и трусах.

 

Толеген. К дереву привязал. Лучше не ходи. Я потом ее в сарае запру.

Зоя. Я не понимаю, зачем нам собака? Взрослая, злая собака!

Толеген. Подожди. (Хватает Зою за руку.) Сейчас все объясню.

Зоя. Не надо мне ничего объяснять. Верни собаку туда, откуда принес.

Толеген. Не могу.

Зоя. Почему не можешь? Скажи, что у жены аллергия. В конце концов, можно просто ее пристрелить.

Толеген. Нельзя пристрелить. Я отдал за нее все деньги.

Зоя. Какие деньги?

Толеген. Мамины.

Зоя. Которые мама копила на похороны!

Толеген. Ты сама их мне отдала.

Зоя. Я не знала, что ты купишь собаку-убийцу. Ты сказал, что у тебя есть бизнес-идея!

Толеген. Ну да! Нужна всего лишь одна сучка.

Зоя. О боже.

Толеген. Если я куплю ему сучку, они будут… (Свистит.)

Зоя. Я знаю, чем занимаются сучка и кобель.

Толеген. А потом у нас будут щенки. Породистые. Дорогие. В год два помета по десять щенков. Это же десять штук баксов чистыми!

Зоя. Не могу поверить. Ротвейлер за триста тысяч!

Толеген. Все будет хорошо. Поверь мне. Я найду суку, а дальше они сами справятся.

Зоя. Теперь еще и на сучку деньги будешь просить? И по чем сейчас сучки?

Толеген. Дешевле, чем кобели. Я собирался завтра съездить посмотреть. Поедешь со мной?

Зоя. Господи, когда ты уже успокоишься.

Толеген. Если все пойдет по плану, верну мамины деньги через четыре месяца.

Зоя. Интересно, что ты притащишь в следующий раз. Страуса? Норку?    

 

Зоя вспоминает про время и смотрит на часы.

 

Зоя. Ох, время уже. На свадьбу опаздываем. Так, сейчас там, на свадьбе, не пей, ладно?

Толеген. Почему? Это же свадьба. Если я не буду пить, Кайрат обидится!

Зоя. Не обидится. Он сам попросил, чтобы я не давала тебе пить. Я буду следить. Толеген, давай, как нормальные люди сходим хоть раз!

Толеген. Зачем приглашают на свадьбу, если пить нельзя? 

Зоя. Веселись без водки.

Толеген. Без водки я грустный. (Толеген надевает брюки.) Ладно. Не буду пить. Ты не злишься? (Толеген подходит к Зое и целует ее в щеку.) Одна сучка – и дело в шляпе.

Зоя. Давай быстрей, пока мама не вышла.

 

Зоя смотрится в зеркальце, поправляет макияж. Толеген завязывает галстук. Из комнаты выходит бабка.

 

Бабка. Мне приснился зуб. С кровью. (Подходит к дивану и ложится.) Зоя, я умерла.

Зоя. Ты не умерла, мама. Это просто сон.

 

Зоя строит рожицы Толегену и крутит пальцем у виска.

 

Бабка. Представь, что я умерла.

Толеген. Давайте я представлю. Я уже много раз представлял.

Бабка. Я не с тобой говорю, жалеп. (Зое.) Нужно все повторить.

Зоя. Мам, ты хочешь прямо сейчас провести репетицию?

Бабка. Зоя, ты не забыла, что надо делать?

Зоя (теряя терпение). Мама, мы на свадьбу опаздываем, помнишь? Нас пригласили сегодня на свадьбу. Кайрат женится.

 

Толеген отворачивается к телевизору и смотрит футбол. Попутно развязывает галстук.

 

Толеген (тихо). Ну все. Можно раздеваться.

Бабка. Когда я умру, ты должна закрыть мне глаза и завязать челюсть. Повтори.

Зоя. Мам, ну пожалуйста. Я все помню.

Бабка. Повтори.

Толеген. Почему бы вам перед смертью сразу не закрыть глаза и рот?

Бабка. Посмотрим, с каким лицом умрешь ты.

Толеген. Ну это вряд ли.

Бабка. Зоя, повтори.

Зоя (монотонно). Когда ты умрешь, я должна закрыть тебе глаза и завязать челюсть. Потом мы тебя разденем и помоем.

Бабка. Ты забыла про нос.

Зоя. Нос надо заткнуть ватными шариками.

Бабка. В сундуке есть все, что нужно. Я все приготовила. Белый материал, марля, платок, адраспан, гвоздика. Кольцо с красным рубином…

Зоя. Отдам Алие, твоей племяннице.

Бабка. И еще. Я не хочу, чтобы Жамал меня мыла. И вообще видела меня голой.

Зоя. Хорошо. Жамал-апа не будет тебя мыть. Это все?

Бабка. Подай-ка мне зеркало.


Зоя дает зеркало бабке. Та смотрится в него, продолжая лежать. Гладит свои брови, щеки и губы. Потом садится.

 

Бабка. Мы сегодня чай пили?

Зоя (закатывая глаза). О, боже мой. Дидар! Дидар! Поставь чайник! Бабушка чай хочет!

Толеген. Она ушла.

Зоя. Где она все время пропадает, черт побери! Приехала на неделю домой и никакого толку!

 

Идет к плите и ставит чайник. Бабка садится за стол и ждет.  Зоя с громким стуком ставит на стол пиалы, ложки, сахар и пр.

 

Бабка. Зоя.

Зоя. Что еще? Ну что еще?

Бабка. Я в туалет хочу.

Зоя. Так иди!

Бабка. Боюсь, не успею.

Зоя. О, господи, боже мой. Сейчас. Сейчас!

 

Зоя бежит в бабкину комнату и выбегает с ночным горшком в руке. Бабка наклоняется, трогает себя внизу.

 

Бабка. Не успела.

 

Зоя ставит горшок на пол возле бабки, с полотенцем в руках подходит к столу, закрывает глаза и глубоко дышит несколько секунд. Затем швыряет полотенце на стол и идет к ящику. Достает пакетик и идет к Толегену.

Зоя (сквозь зубы). Все. Я так больше не могу. Она меня достала! У меня есть обычный демидрол. С работы принесла. На всякий случай. (Зубами разрывает пакет, достает оттуда шприц и ампулу.) Ты держи маму, а я сделаю ей укол. Надо только слегка превысить дозу.

Толеген. Тише. С ума сошла? Ты что делаешь?

 

Толеген вырывает у нее из рук шприц.

 

Зоя (тихо). Тебе легко говорить. Ты с ней не сидишь. А я так больше не могу. Я не вынесу. Она же больная. Чокнутая старуха!

Бабка. Зоя! Я пойду в свою комнату! Где мое чистое белье?

 

Бабка встает из-за стола и уходит враскорячку в свою комнату.

 

Толеген. Ты сможешь убить собственную мать? Это как-то не по-человечески.

Зоя. Очень даже по-человечески. Разве нет? Она ничего не почувствует. Просто заснет.

Толеген. Она твоя мать. И она очень старая.

Зоя. В том-то и дело, что она старая. Никто даже вскрытие делать не будет. Я могу принести другой препарат. Его надо колоть каждый день, по чуть-чуть превышать дозу, и наступит естественная смерть. Если не хочешь помочь, тогда я сделаю это сама, когда она заснет. Ночью.

Толеген. Ты этого не сделаешь. Скоро она сама умрет. Надо только потерпеть. (Толеген обнимает Зою, гладит по голове.) Успокойся. Вот так. Все будет хорошо. Ну, успокоилась?

Зоя. Ты такой хороший. Иногда.

Толеген. Черт, как я теперь спать буду. Ты еще злишься из-за собаки?

Зоя. Нет. Не злюсь… Конечно, я этого не сделаю, но мама меня просто достала. Дидар тоже… грубит, раздражается. (На плите свистит чайник.) Чайник кипит! 

 

Зоя бежит к плите. Быстро заваривает чай, ставит все на стол.

 

Зоя. Пошли. Опаздываем.

Толеген. А мама?

Зоя. Пусть мокрая ходит.

Толеген. Кто ей чаю нальет? Ошпарится еще.

Зоя. Не ошпарится. За молоком же она ходит. Я вот думаю: а может, она все специально делает? И она вовсе не сумасшедшая? Она ведь все понимает.

Бабка (из комнаты). Зоя, ты чай приготовила?

 

Зоя хватает Толегена за руку, и они быстро уходят из дома.

Затемнение.

 

Сцена 5.

Тот же вечер. Гостиная. Дидар заходит с улицы в дом, старается не шуметь. За столом сидит бабка, перед ней стоит бутылка с молоком.

Бабка. Обокрали. Меня обокрали.

Дидар. Опять что-то потеряла?

Бабка. Платье потеряла. (Моргает. Оглядывается.) Дидар, это ты? Ты где была?

Дидар. Да, это я.

Бабка. Чай хочу.

Дидар. Сейчас поставлю. Бабушка, зачем ты молоко достала? Прокиснет.

 

Ставит молоко в холодильник, идет к плите и ставит чайник. Дидар достает из сумки таблетки, наливает себе стакан воды, пьет таблетки.

 

Бабка. Ты где была?

Дидар. В аптеку ходила.

Бабка. Зачем?

Дидар. Надо.

 

Ставит на стол чайные принадлежности.

 

Бабка. Дидар, у тебя парень есть?

Дидар. Был. Сейчас нет.

Бабка. Почему?

Дидар. Потому.

Бабка. Он тебя бросил?

Дидар. Я его бросила.

Бабка. Влюбилась в другого?

Дидар. Да.

Бабка. Замуж зовет?

Дидар. Нет.

Бабка. Женат небось.

Дидар. Может, и так. 

Бабка. Зачем он тебе?

Дидар. Люблю, наверное.

Бабка. Если любишь, жди, когда его жена умрет.

Дидар. Он обещал развестись.

Бабка. Я старая. Жизнь прожила. Ты бы лучше меня слушала.

Дидар. Разведется, потому что он меня любит. Только мамочке не говори.

Бабка. Если бы любил, давно бы жену бросил. Где мой чай?    

 

Дидар ставит на стол чайник. Садится и наливает чай.

 

Дидар. Куда родители ушли?

Бабка. На свадьбу.

Дидар. Надо бы мамочке сказать. Или не говорить.

Бабка. Мне сегодня море приснилось. Аральское.

Дидар. Я знаю, папочка всегда хотел сына. А мамочка себя виноватой чувствует из-за того, что детей ему не родила. Иногда мне кажется, если бы вместо меня взяли мальчика, все были бы счастливее.

Бабка. Я море один раз только видела. В детстве. Меня родители возили на Аральское.

Дидар. Мамочка меня никогда не поймет. И не простит. Ну и пусть. Да и не мать она мне. Была бы родной, может, все было бы по-другому.

Бабка (мечтательно). Соленый ветер, волны шумят, рыбаки сеть из воды достают, а в ней рыба бьется. Я сандалии сняла и как побегу! Под ногами вода шлепает, чайки кричат, ветер свистит в ушах! Волны мою обувь тут же унесли в море. Домой пришлось пешком идти, а песок горячий-горячий…

Дидар. Ну конечно, я же отказник. Мамочка всегда напоминает, что я отказник. Как будто я когда-нибудь смогу забыть. Отказник. Хочу, чтобы она хоть раз побыла в моей шкуре и поняла, каково это, быть никому не нужной. Скоро она все узнает. Скоро все всё узнают.

Бабка. Жалко, что море высохло. Больше я никогда такой свободы не чувствовала. (Пауза.) Все. Напилась. Пошли платье поищем.

Дидар. Бордовое? В сундуке оно. Все твои платья в сундуке лежат.

Бабка. Я знаю, что бордовое платье в сундуке. Я синее не могу найти. Пошли в сундуке поищем.

Дидар. Не хочу искать платье. Я устала. Сейчас мамочка придет, поищет.

Бабка. Мама на свадьбу ушла. Поздно придет. Я до завтра ждать не могу.

Дидар. Почему?

Бабка. А если я умру до утра? Как вы меня похороните без синего платья?

Дидар (тихо). Алжыган кемпир. 

Бабка. Ну, пойдем. Пойдем. Я только платье синее найду и все.

 

Дидар начинает убирать со стола.

 

Дидар. Я не буду сидеть с тобой весь вечер. Сейчас посуду помою и уйду к себе.

Бабка. Если поможешь найти платье, я расскажу тебе секрет.

Дидар. Все твои секреты в сундуке лежат.

Бабка. У меня в голове мно-о-го секретов.

Дидар. Нет у тебя никаких секретов.

 

Бабка идет к сундуку и садится на пол в ожидании.

 

Бабка. Секрет про твою маму.

Дидар. Бабушка, у тебя голова не болит?

Бабка. Я скажу тебе про маму.

 

Дидар задумывается, затем меняется в лице.

 

Дидар. Которая меня бросила в роддоме? (Прекращает свое занятие и подходит к бабке.) Говори.

Бабка. Сначала найди синее платье.

 

Дидар садится рядом с бабкой, открывает сундук и быстро достает оттуда вещи, как попало. Обе молчат.

 

Дидар. Вот твое синее платье. Видишь? (Бабка кивает.) А теперь рассказывай.

Бабка. Что рассказывать?

Дидар. Секрет про маму.

Бабка. Не знаю никаких секретов.

Дидар. Если не расскажешь, я твои вещи выкину. (Берет груду вещей и встает.)

Бабка. Ладно! Расскажу. Положи вещи обратно в сундук.

 

Дидар медленно кладет вещи по одной обратно в сундук.

 

Бабка. Зоя принесла тебя из роддома.

Дидар. Я знаю. Это уже давно не секрет.

Бабка. Потому что твоя мама умерла. В роддоме.

Дидар. Значит я не отказник?

Бабка. Нет.

Дидар. Зачем же тогда…

 

Дидар кладет вещи в сундук и задумчиво молчит.

 

Бабка (качает головой). У нее ведь ничего не было. Мы жили бедно. Очень бедно! Одно платье у нее, одно платье у меня. Зоя подавала надежды, мечтала выучиться на врача. А потом встретила этого дурака, вышла замуж и стала медсестрой.

Дидар. Ну ты ведь тоже вышла замуж.

Бабка. Хорошие мужья умирают вовремя. Я вышла замуж за хорошего человека, а Зоя – за Толегена. Чувствуешь разницу? Он заморочил ей голову!

Дидар. Еще неизвестно, кто кому голову заморочил.

Бабка. Зря ты так про мать говоришь. Когда Айсулу заболела, Зоя ухаживала за ней до самой смерти. (Старуха внезапно замолкает.) Зоя будет ругаться. Не говори ей. Я не помню, больше ничего не помню.

Дидар. Это весь секрет?

Бабка. Да. Мы чай уже пили?

Дидар. Пили, пили.

Бабка. Пойду-ка я прилягу. Что-то спать захотелось. Совсем я уже старая стала…

 

Дидар закрывает сундук. Бабка что-то бормочет и поспешно уходит к себе. Дидар встает, достает из кармана фотографию, смотрит. Вдруг хватается за поясницу, одной рукой хватается за спинку дивана. Со стоном опускается на диван.

Затемнение.

 

Сцена 6.

Вечер. Полумрак. Зоя входит в гостиную, видит на диване Дидар.

Зоя. Ты почему тут? (Замечает ребенка.) Что это?

Дидар (бесцветным голосом). Мертвый ребенок.

Зоя. О Господи, это же ребенок! Мертвый.

Дидар. Я так и сказала.

Зоя. Ты… Он… У него пуповина и… Боже мой… Боже мой… Ты не сказала. Почему ты не сказала? Он такой маленький. Совсем маленький. Это… мальчик. Подумать только, мальчик! Ты была беременна, а я не заметила. Как же я не заметила?

Дидар. Еще бы ты заметила. Ты же дальше носа ничего не видишь.

Зоя. Хоть бы Толеген не узнал. Что же делать? Если он узнает про ребенка, расстроится. Не поверит, что я не знала.

Дидар. Плевать на него. Папочке все равно. Всем все равно.

Зоя. Это же мальчик. Мальчик!

Дидар. Ну родился. Ну умер. Такое случается.

 

Зоя склоняется над ребенком.

 

Зоя. Бедный, несчастный. Как же так? Не успел родиться.

Дидар. Ты слишком драматизируешь, а казахи никогда из смерти драмы не делали. Бабушка рассказывала, как ее дети умирали один за другим. Один от кори. Другой утонул.

Зоя. Времена были другие. Жалко же. Обал.

Дидар. Лучше бы меня пожалела.

Зоя. Тебя пожалела? Ах ты маленькая дрянь! Ты даже не понимаешь, что ты натворила!

Дидар (морщась). Ради бога, не кричи.

Зоя. Как тут не кричать если ты мне такой сюрприз устроила! Вот и вся твоя благодарность.

Дидар. Ну все, началось.

Зоя. Я так и знала! Чувствовала, что ты не просто так приехала. Теперь-то точно все злорадствовать будут. Как я людям в глаза буду смотреть? Какой позор, какой позор!

Дидар. Нет никакого позора. Никто ничего не узнает, если ты не скажешь. Избавься от него и дело с концом. (Зоя открывает и закрывает рот, не зная, что сказать.)  Чего ты так смотришь? Я бы тебе помогла, но у меня все болит.

Зоя (смягчившись)ю Тебе больно? Хочешь, я тебя осмотрю?

Дидар. Нет. Я в порядке.

Зоя. Пойду хоть полотенце принесу.

Дидар. Ему не холодно.

Зоя. Накрыть надо.

 

Зоя идет на кухню и приносит полотенце. Затем заворачивает ребенка в полотенце.

 

Зоя. Он живой родился или мертвый?

Дидар. Не знаю. Я не заметила. Может, был живой, а потом умер.

Зоя. Даже пуповину не успели перерезать.

 

Дидар приподнимается, полусидит на диване. Зоя садится рядом, на край дивана и склонившись, смотрит на ребенка.

 

Дидар. Почему вы назвали меня Дидар?

Зоя. Тебе не нравится?

Дидар. Нет. Мужское имя.

Зоя. Мой первый ребенок умер. Это был несчастный случай. Я заснула. Не спала три ночи. Заснула на минутку, а он холодный.

Дидар. Я думала, ты не рожала. 

Зоя. Рожала.

Дидар. Я не знала. Это был сын?

Зоя. Да. Он умер.

Дидар. Как его звали?

Зоя. Дидар.

Дидар: Ну конечно. Зачем придумывать новое имя. Ты назвала меня в честь умершего ребенка!

Зоя. Это очень хорошее имя. Толегену оно тоже понравилось.

Дидар. Ты выбирала его для сына!

Зоя. Ну хочешь, добавь Гуль или Жан.

Дидар. И как это будет? Дидаргуль? Или Дидаржан? (Дидар смотрит на младенца и отворачивается.) Забери его. Морщинистый, как старик.

Зоя. Недоношенный. Месяцев шесть, не больше.

Дидар. Похож на пришельца.

Зоя. Какого еще пришельца?

Дидар. Из фильма. Того, что у мужика в голове жил.  (Смотрят друг на друга. Зоя пытается вспомнить.) У него голова огромная была, а ручки и ножки ма-а-аленькие.

Зоя. Я этот фильм не смотрела.

Дидар. Ну да. Это же комедия.

Зоя. В столице таких детей выхаживают… 

Дидар. Он бы все равно не выжил. Урод.

Зоя. Он не урод. Обычный недоношенный ребенок. (Пауза.) Только бы Толеген задержался.

Дидар. Он не вернулся?

Зоя. На свадьбе остался. Хорошо, хоть собаку в сарае закрыл. Не знаю, когда теперь придет. Напьется. (Пауза. Обе молчат.) Почему ты мне не сказала?

Дидар. Я не обязана тебе все рассказывать.

Зоя. Парень твой знает?

Дидар. Да.

Зоя. Значит, жениться он не собирается?

Дидар. Какое это имеет значение теперь?

Зоя. Будет тебе урок на будущее.  

Дидар. Я идиотка. Он сказал, что я красивая, и я поверила. Мне таких слов никто не говорил. Бабушка говорила, но это когда я совсем маленькой была. Хорошенькая, наверное, была. А потом потолстела. Уродина. А он сказал, что я самая красивая. И что я умная… Я теперь никогда замуж не выйду.

Зоя. Ну почему же. Выйдешь. За кого-нибудь вроде нашего участкового или Бахыт-ага.

Дидар. Ты меня так успокаиваешь? Бахыт-ага - старый извращенец.

Зоя. Бахыт-ага настоящий художник. Он учился в институте.

Дидар. Чтобы делать могильные камни?

Зоя. Твой парень все равно тебя бросил. Хочешь, сделаю тебе укол, обезболивающий.

Дидар. Только не укол.

Зоя. Не нужно терпеть. Я же вижу, что тебе больно.

Дидар. Спасибо, мамочка, я еще поживу.

Зоя. О чем ты? У тебя, наверное, температура. (Кладет руку на лоб Дидар.) Да, лоб горячий. Может, еще снотворное вколоть?

Дидар (порывается встать). Только подойди со своим уколом, я закричу на весь дом.

Зоя. Да что с тобой?

Дидар. Бабушка мне все рассказала.

Зоя. Не слушай ее. Она совсем из ума выжила.

 

Дидар достает из кармана фото.

 

Дидар. Вот. Ты заколола первую жену до смерти.

Зоя. Бабушка не могла такого сказать.

Дидар. Бабушка говорила вещи и похуже.

Зоя. Нет, когда-нибудь я точно прибью эту чертову старуху!

 

Зоя молчит. Хочет взять Дидар за руку, но та отдергивает руку.

 

Зоя. Дидар, послушай…

Дидар. Меня тошнит. Кажется, меня сейчас вырвет.

 

Зоя бежит на кухню, хватает чашку и возвращается. Подставляет чашку Дидар. Ее рвет.

 

Зоя. Пройдет время, и ты скажешь мне спасибо.

Дидар. Спасибо. А теперь уйди. 

 

Дидар закрывает глаза. Зоя берет ребенка.

 

Зоя. Хорошо, уйду. Только сначала заберу его куда-нибудь, пока Толеген не пришел. У него язык за зубами не держится.

Дидар. Куда?

Зоя. Еще не знаю.

Дидар. Мне все равно, куда ты его заберешь, только в туалет не бросай.

Зоя. Закопаю в саду. (Медлит.) Почему ты не плачешь? Тебе станет легче, если поплачешь. У нас в роддоме как-то лежала женщина, у которой ребенок умер при родах. Она не плакала три дня, а потом, при выписке, у нее началась истерика. Боялась возвращаться домой без ребенка.

Дидар. Зачем ты это рассказываешь?

Зоя. Просто вспомнила.

Дидар. Боишься, что у меня начнется истерика? Я не собираюсь плакать.

Зоя. Ты сильная. Всегда такой была. Конечно, ты справишься.

Дидар. С чем справлюсь? Тоже мне, трагедия. Я сейчас, кроме облегчения, ничего не чувствую.

Зоя. Ты так думаешь. А потом у тебя подскочат гормоны, и тебя накроет. Сто раз такое видела.

Дидар. Ты мне надоела. Уйди, пожалуйста. Просто забери это куда-нибудь и уйди.

 

Зоя идет к двери, потом возвращается.

Зоя. Дидар?

Дидар (приоткрыв глаза). Что?

Зоя. Иногда такие маленькие выживают.

Дидар. А этот не выжил.

 

Зоя молча смотрит на Дидар.

 

Дидар. Что?

Зоя. Ничего.

Зоя выходит. Дидар хватает тазик, ее снова рвет.

Затемнение.

 

Сцена 7.

Двор. Раннее утро. Зоя выходит из дома со свертком в руке. Осторожно кладет его на землю, под ближайший куст. Берет лопату. Начинает копать. Подходит Толеген. Он плохо держится на ногах. Зоя его не замечает.

Толеген. Что ты там ищешь? (Зоя замирает, поглядывает на сверток.) Или прячешь что-то?

Зоя. Ничего я не прячу. (Пауза.) Хочу дерево пересадить.

Толеген. Этому дереву десять лет. Нет, мне, конечно, пофиг. Можешь хоть весь двор пере… перекопать.

Зоя. Сколько ты выпил?

Толеген. Не знаю. Жених начал плакать, мы его успык… успыкаивали. Потом выпили.

 

Зоя продолжает копать.

 

Зоя. Кайрат третий раз женится. И каждый раз плачет.

Толеген. Это он от счастья.

Зоя. Мир сошел с ума. Мужики плачут, а я держу лопату.

Толеген. Ну хочешь, помогу. (Берет у Зои лопату и начинает копать.) Что ищем?

Зоя. Ничего. Копай.

Толеген. Если ты все-таки убила свою мамашу, нужна яма побольше.

Зоя. Мама спит. С ней все в порядке.

Толеген. А жаль. Это очень хорошая лопата. Черная. Похоронная. Ею можно тысячу кроликов закопать. И сто старух. И теперь она моя. (Гладит лопату.)

Зоя. Быстрей давай. Светает уже.

Толеген. Я так и не понял, зачем мы копаем? Хороним или ищем? (Продолжает копать.) Зоя, представь, что сейчас, прямо отсюда, фонтан нефти забьет. Мы разбогатеем. Не будем работать. Дадим маме пятьсот тысяч. Купим тебе шубу. Я больше не буду работать. (Толеген внезапно останавливается, замечает сверток под кустом и смотрит на куст.) Что это там?

Зоя. Где?

Толеген. Под кустом.

 

Толеген бросает лопату, бежит к кусту. Зоя тоже бежит к кусту, но Толеген первый хватает сверток. Разворачивает.

 

Толеген. Господи… Мертвый младенец! Настоящий?

Зоя. Резиновый.

Толеген (тычет пальцем в ребенка). Настоящий. Даже пуповина есть. Почему он такой маленький?

Зоя. Недоношенный.

Толеген. А-а. Тебе что, зарплату младенцами выдали?

 

Зоя подходит, хочет забрать сверток с младенцем из рук Толегена.

 

Зоя. Отдай ребенка, Толеген.

 

Пауза. Толеген не отдает.

 

Толеген (с подозрением). Чей это ребенок? (Толегена внезапно озаряет догадка, он меняется в лице.) Да я же тебя пальцем не тронул. Сто лет, как у нас с тобой не было!

Зоя. Совсем из ума выжил? Отдай ребенка!

Толеген. Не отдам, пока не скажешь, откуда он.

 

Зоя пытается вырвать сверток из рук Толегена. Тот кидает сверток в сторону и хватает Зою за горло. Борются некоторое время. Сзади подбегает собака и уносит в зубах сверток с ребенком, но они этого не замечают. Зоя, наконец, отбивается, толкает Толегена. Он падает на землю.

Зоя. Это Дидар.

 

Толеген приподнимается на локтях.

 

Толеген (растерянно). Дидар?

Зоя. Да. Это Дидар. Ты скажешь, что я плохая мать, потому что я не заметила. Нормальная мать должна знать, если ее дочь забеременела. А я вот проморгала. Слава богу, никто не заметил.

 

Пауза.

 

Толеген. И я не заметил. Как это случилось?

Зоя. Откуда я знаю? Как у всех дурочек из провинции. Глаза разбежались в столице.

Толеген. Да я не об этом. Как у нее…

Зоя. А-а. Меня рядом не было. Зашла в дом и увидела Дидар на диване, а рядом с ней ребенок.

Толеген. Она сказала, кто отец?

Зоя. Нет.

Толеген (с облегчением). Слава богу.

Зоя. Слава богу?

Толеген: То есть жаль, конечно, что малыш умер. Как она? В порядке?

Зоя. Не очень. Плачет. (Толеген встает.) Толеген, я хочу сказать, что… 

Толеген. Если ты будешь ругаться…

Зоя. Нет. Я… (Толеген вдруг начинает смеяться. Зоя смотрит на него, пока он смеется. Он постепенно успокаивается.) Ладно. Поговорим завтра. Когда протрезвеешь.

Толеген. Ну и что теперь? Надо же что-то делать.

Зоя. Надо копать. Младенец все равно умер.

 

Зоя поднимает лопату и вручает ее Толегену. Толеген берет лопату. Начинает копать.

 

Толеген (вздыхая). А ведь пацан был. Эх, жалко. Обал.

Зоя. Да. Можно сказать, внук.

 

Пауза.

 

Толеген. Так даже лучше, да? Разговоров не будет. Дидар учебу закончит. Замуж выйдет.

Зоя. Может, и лучше.

 

Пауза.

 

Толеген. Зоя, а я рассказывал, что у меня в детстве пес был?

Зоя. Нет, не рассказывал.

Толеген. Да. Был. В пятом классе на улице щенка подобрал. Черный такой, пухлый. Скулил на всю улицу. Я его домой притащил. Ухаживал за ним. Хороший был пес, умный. А потом заболел… Пришлось его на дачу отвезти.

Зоя. И что? Сдох?

Толеген. Да если б сдох. Сукой оказался! С тех пор я собак боялся заводить. Мне все мерещилось, что сукой окажется.

 

Сзади слышатся чавкающие звуки.

 

Зоя. Толеген, где ребенок?

Толеген. Ребенок? Где-то здесь был.

Зоя. Куда ты его выкинул?

Толеген. Я не помню. Должен быть где-то здесь. (Смотрит вниз, на землю.) Пропал. Он что, ожил?

Зоя. Идиот.

 

Оба замирают, оглядываются. Разворачиваются и видят, что собака ест ребенка.

 

Зоя (хватаясь за голову). А-а-а! Сукин сын!

Толеген (растерянно). Шерхан ест ребенка.

Зоя. Толеген, сделай что-нибудь.

Толеген. Что я сделаю?

Зоя. Что-нибудь, Толеген! Прогони собаку!

Толеген. Да уж пусть доедает.

Зоя. Доедает? Это же твой внук, хоть и мертвый! Мужик называется!

 

Зоя выхватывает лопату из рук Толегена, подбегает к собаке и рубит ее лопатой. Короткий скулеж собаки, затем наступает тишина. 

Пауза.

Толеген (ошарашено). Ты убила мою собаку.

Зоя. Твоя собака съела нашего внука.

Толеген. Она не хотела. Это от голода. Ты ее не кормила!

Зоя. Я не кормила? Это твоя собака. Ты должен был ее кормить!

 

Зоя хватает собаку за хвост, волочит по земле и швыряет в яму.

 

Толеген (растерянно). Ты убила собаку за семьсот баксов.

Зоя. Все равно яму вырыли. Ребенок у него внутри. Похороним собаку - похороним и внука. 

 

Зоя отдает Толегену лопату. Он начинает закидывать яму землей. Некоторое время молча кидает землю.

 

Толеген. Не живут мужики в этом доме. Бабы только.

Зоя. Да уж. Мужиков в этом доме нет.

Толеген. Но Шерхан мой точно кобелем был.

 

Толеген начинает плакать.

 

Зоя. Только не слезы. Толеген, не плачь. Ну, не плачь, Толеген. (Толеген подходит к Зое, обнимает ее. Зоя гладит его по спине.) Возьми себя в руки. Я тоже хочу плакать, но я держусь. Ничего, кроликов мы пережили и собаку как-нибудь переживем.

 

Толеген постепенно успокаивается.

Толеген. Подержи. (Толеген отдает Зое лопату, вытирает слезы и протягивает ладони вперед как для молитвы.) Молитву надо бы прочесть.

Зоя (с удивлением). Ну ладно.

 

Толеген стоит некоторое время не шевелясь. Смотрит по сторонам и начинает бормотать молитву. Сначала невнятно, затем четче выговаривает слова.

Толеген (неспешно). О Всевышний! Дай нам силы пережить эту тяжелую утрату. Укрепи наш ду, и прими это маленькое, безгрешное существо к себе, на небеса. Его земной путь был коротким. Он не успел оставить потомство и не успел согрешить, но он отправляется к тебе с надеждой на райский приют.

 

Зоя начинает плакать.

 

Зоя (утирая слезы, тихо). Как ты хорошо говоришь. Прям за душу.

Толеген (продолжает). Все мы когда-нибудь будем там. Покойся с миром, малыш. Надеюсь, Собачий бог не оставит тебя и позаботится о тебе в собачьем раю. Пусть тебя встретит сахарная косточка и семьдесят две девственные суки…

Зоя. Ты что несешь?

Толеген. Молитву читаю.

Зоя. Над псом?

Толеген. Над кем же еще?

Зоя. Ах ты…! Да пошел ты!

 

Зоя кидает лопату на землю и уходит в дом.

 

Толеген (серьезным тоном). Ну а ты… жаль, что не выжил. Может, это и к лучшему. Этот мир для баб. Мужикам здесь не место.

 

Толеген поднимает лопату, прислоняет ее к крыльцу. Открывает входную дверь, медлит, затем закрывает, разворачивается и уходит со двора. 

Из дома выходит бабка с сумкой. Слышно, как в сумке гремят пустые бутылки.

Затемнение.

 

Сцена 8.

Гостиная. Утро. Толеген и Зоя сидят на диване.

Толеген. Дидар со мной не разговаривает. Делает вид, что меня нет.

Зоя. Со мной она тоже не разговаривает. Вчера с бабкой разговаривала перед сном, я подслушала. Толком ничего не расслышала.

Толеген. Во сколько поезд?

Зоя. Через час. Может, попробуешь поговорить с ней еще раз?

Толеген. А что я ей скажу? Ты – мать, ты и поговори. Это же ваши женские штучки.

Зоя. Я уже не понимаю, когда она врет, а когда правду говорит. Помнишь, она на тебя наговаривала? Я ведь ей тогда почти поверила! А потом она сказала, что это была шутка. Что не было ничего.

Толеген.:Да я уже и сам не разберу, кто на кого наговаривал. То ли она на меня, то ли ты на нее.

Зоя. Что бы она ни сказала – я ей не верю! Она патологическая врунья. Наверное, это гены такие. Почему я об этом не подумала? Мне казалось, что я доброе дело делаю. Сироту в дом беру. Но я ведь не виновата. Я сделала все, что смогла. Знала бы, что все так закончится, завела бы собаку.

Толеген. А я тебе предлагал собаку, но ты притащила ребенка! (Толеген встает, идет к входной двери.) Попрощайся с ней сама. Я не знаю, что ей сказать.

Зоя. Толеген, ты куда? Толеген!

 

Толеген торопливо уходит. Из комнаты выходит Дидар, тащит чемодан.

 

Зоя. Куда торопишься? Разве ты опаздываешь?

Дидар. Я вызвала такси. Ты злишься?

Зоя. Мне хочется сказать тебе кое-что, но тебе же бесполезно объяснять. Как об стенку горох! Да ты и не слушаешь.

 

Дидар останавливается.

 

Дидар. Говори. Я тебя внимательно слушаю.

Зоя. Ты хоть понимаешь, что ты натворила?

Дидар. Ты о чем?

Зоя. Я говорю о ребенке.

Дидар. Я его не убивала.

Зоя. Я тебе не верю.

 

Дидар подходит к Зое и берет ее за руку.

 

Дидар. Мамочка, ну что ты такое говоришь. Думаешь, я способна?

Зоя. Все способны.

Дидар (со смешком). Уж ты-то знаешь. (Зоя хочет что-то сказать, но Дидар останавливает ее жестом.) Мамулечка, послушай меня. Я знаю, что я была невыносимой, и ты со мной намучилась. И что у меня скверный характер, и что я частенько… врала. Я понимаю, сколько денег и сил ты потратила, чтобы вырастить меня. И мне очень повезло, что ты меня удочерила, и я не попала в детский дом.

Зоя. Что с тобой?

Дидар. Ну как же! Я долго думала, все осознала и я прозрела!

Зоя. Я тебе не верю.

Дидар. Поверь мне, мамочка. (Дидар неуклюже обнимает Зою. Зоя не пытается обнять ее в ответ.) Все будет хорошо. Я больше не буду себя так вести. Закончу универ, устроюсь на работу, буду присылать тебе деньги и поддерживать тебя. А потом, когда ты состаришься, я вернусь, чтобы заботиться о тебе.

Зоя (недоверчиво). Дидар, ты серьезно?

Дидар. Ну конечно! Все будет хорошо, мамочка. Я тебе еще внуков рожу. Будешь бабушкой, будешь ворчать на моих детей и дарить им подарки.

Зоя. Я не могу вот так сразу взять и поверить тебе.

Дидар. А ты поверь! Просто возьми и поверь.

Зоя. Ты должна учиться. Я надеюсь на тебя.

Дидар. Ну конечно, мамочка. Я же сказала.

Зоя. Ты вернешься, да?

Дидар. Вернусь.

Зоя. Обещаешь?

Дидар. Обещаю.

Зоя. Не оставляй меня одну. Я так боюсь одиночества!

Дидар. Не бойся, мамочка. Все будет хорошо. Кстати, где папочка?

Зоя. Ушел в магазин.

Дидар. А, ну ладно. Ой, совсем забыла. Он же купил тебе подарок.

 

Достает из кармана коробочку с украшением - подарок Толегена.

 

Зоя. В честь чего это?

Дидар. Он сказал, что хочет сделать тебе приятное.

Зоя. Да он мне в жизни носового платка не подарил.

Дидар. Возьми. Он так старался! Он тебя любит.

 

Зоя берет подарок. Слышно, как снаружи сигналит машина.

Зоя. Такси приехало.

Дидар. Да, поеду. (Зоя с Дидар идут к двери. По дороге Дидар берет чемодан за ручку.) Скоро сессия. Я уже говорила, что моя комната в общежитии на тринадцатом этаже?

Зоя. Высоко. Не страшно?

Дидар. Из окна сумасшедший вид на город.

 

Обе выходят из дома. В гостиной появляется бабка. Подходит к плите, ставит чайник. Достает из холодильника молоко. Делает все неряшливо, видно, что со стола что-то капает. Зоя возвращается в дом.

Зоя. Мама! Молоко течет, неужели ты не видишь?

Бабка. Пора чай пить.

Зоя. Надо было меня подождать.

 

Зоя начинает хлопотать вокруг бабки.

 

Бабка. Сколько можно тебя ждать?

Зоя. Я Дидар провожала.

Бабка. Уехала?

Зоя. Уехала.

Бабка. Твоя дочь сбежала из дома. Ты поэтому такая радостная?

Зоя. Никто от меня не бежал, мама. 

Бабка. Скоро твой дурак тоже сбежит.

Зоя. Толеген меня любит. Иначе не жил бы двадцать лет с женщиной, которую он не любит. И не называй его дураком.

Бабка. Ха! Любит. Да он терпел тебя только потому, что курил травку.

Зоя. Угомонись, мама, или я тебе сейчас этот чайник на голову...

Бабка. Ты озлобилась, дочка.

Зоя. А знаешь, почему? Потому что моя мать – противная и злая старуха. Я становлюсь похожей на тебя.

Бабка. Я тебя хотя бы люблю.

Зоя. Ты все время делаешь мне больно!

Бабка. Я всего лишь говорю правду. Ты не любишь Дидар – это правда, и что мой зять похотливый дурак – тоже правда. Хотя всей правды ты все равно знать не хочешь.

Зоя. Как же ты меня достала! Давай, расскажи свою правду.

Бабка. Да кто я такая, чтобы рассказывать? Пусть твой жалеп сам расскажет.

 

С улицы в дом заходит Толеген.

 

Толеген. Я слышал, как отъехала машина. Ждал на улице.

 

Толеген подходит к столу.

 

Зоя. Мама совсем из ума выжила. Представляешь, она говорит, что ты и Дидар…

Толеген. Зоя, кому ты веришь: мне или полоумной старухе?

Зоя. Вот видишь, мама! Ничего не было. Ни-че-го.

Бабка. Тяжело живется людям, которые и правду не говорят, и врать не научились. (Зое.) У тебя с арифметикой всегда туго было.

 

Бабка встает и удаляется в свою комнату.

 

Зоя. Я не понимаю, зачем она говорит такие ужасные вещи?

Толеген. Затем, что я ей не нравлюсь. И никогда не нравился. Что это у тебя на шее?

Зоя. Дидар подарила. Сказала, что это украшение ее старит. Нравится?

Толеген. Не очень.

Зоя. А мне нравится.

Толеген. Ну ладно. Я ухожу.  

 

Толеген разворачивается, чтобы уйти. Зоя идет за ним.

 

Зоя. Куда? Хочешь выпить?

Толеген. Да.

Зоя. Я не знаю, что делать, наша семья разваливается, а ты напьешься и будешь жить дальше? А как же я?

Толеген. Я хочу выйти.

 

Зоя подбегает к входной двери и загораживает дверь.

 

Зоя. Ты мой. Я тебя никому не отдам!

Толеген. Дай мне пройти!

 

Зоя подходит к Толегену, судорожно его обнимает.

Зоя. Не отдам, не отдам, не отдам!

 

Толеген разжимает ее руки.

Толеген. Да что на тебя нашло?

Зоя. Не уходи. Пожалуйста, Толеген. Не бросай меня.

Толеген. Да вернусь я, вернусь! Всегда возвращаюсь. Все равно мне идти некуда.

Зоя. А мне что делать?

Толеген. Чай пить.

 

Толеген уходит. Зоя снимает с себя украшение и швыряет его на пол.

Затемнение.

 

Сцена 9.

Ночь. Крыльцо за входной дверью. Над крыльцом горит фонарь. У двери прислонена черная лопата. Толеген стучится в дверь. Он пьяный, шатается.

Толеген. Зоя! Зоя! Открой! Холодно тут! Я замерз!

Прыгает, чтоб согреться, чуть не падает. Толеген достает из кармана ключи, тычет в дверь ключом, но не может попасть в замок. Снова стучится. Затем оглядывается, берет лопату, бьет в дверь один раз. Замахивается во второй раз, внезапно падает на крыльцо и больше не встает.

Утро. Гостиная. Бабка выходит из комнаты, идет на кухню, берет сумку с бутылками. Открывает дверь, видит на крыльце Толегена.

Бабка. Толеген?  (Наклоняется, трогает Толегена, встает.) А сам-то рот не закрыл. Зоя. Зоя. Зоя!

 

Бабка возвращается в гостиную, делает несколько шагов и останавливается, лицо становится спокойным.

Бабка. Зоя.

 

Зоя выбегает из комнаты.

 

Зоя. Мама, ты чего кричишь? Что-то случилось?

Бабка. Случилось.

Зоя. Что?

Бабка. Я забыла.

Зоя. Почему так холодно? Ты на улицу выходила?

Бабка. Я за молоком собиралась. Открыла дверь, а там…

Зоя (нетерпеливо). Что там?

Бабка. Холодно. Ночью мороз ударил.

Зоя. Так ты дверь не закрыла?

 

Зоя идет к двери и видит Толегена. Следом за ней идет бабка.

 

Зоя. О, господи. Толеген! (Наклоняется над ним, трясет его за плечо.) Толеген, Толеген. Как же так. Как же так!

Бабка. Я же говорю, мороз ударил.

Зоя. Мама, Толеген умер. Замерз! Мама! Он замерз! Замерз!

 

Зоя закрывает лицо руками и плачет над телом Толегена.

 

Бабка. Да не кричи ты! Я вижу, что он замерз. Дурак.

Зоя. Мама, зачем ты так говоришь? Он же умер!

Бабка. Потому и говорю. Даже умереть нормально не смог. Сдох у двери, как собака, обнимая лопату вместо жены. Жалеп.

Зоя. Лопату? Вместо жены?

 

Зоя хватается за ручку лопаты, дергает несколько раз. Затем ей это удается. Действие сопровождается хрустом замерзших пальцев Толегена. 

 

Зоя. Это все из-за тебя! (Зоя надвигается на бабку с лопатой. Та пятится.) Ты мне всю жизнь испортила. Зачем ты рассказала все Дидар? Ты нашу семью разрушила, мама! Мою семью!

Бабка. Не надо лопатой. Столько грязи потом тебе убирать. У тебя всегда есть укол, я знаю. И для меня есть укол. Один укол и готово! Думала, я не знаю? Я все знаю. Но ты не бойся. Я никому не скажу.  

 

Зоя останавливается, стоит так некоторое время, затем опускает лопату.

 

Зоя (устало). Тебе пора умереть. Ты слишком долго живешь. Только вредишь всем.

Бабка. Ну, убей меня. Убей! Совсем одна останешься.

Зоя. А кто в этом виноват? Я же бесплодная. Не женщина и не мать. Но у меня дочка есть. Она скоро вернется.  

Бабка. Дидар не вернется.

Зоя. Вернется. Она обещала.

Бабка. Так и сказала?

Зоя. Да, сказала: «Не волнуйся мамочка, я обязательно вернусь».

Бабка. Ох, ты меня успокоила. Значит, она все-таки научилась врать.

Зоя. Она не врала.

Бабка. А ты-то откуда знаешь? Ты из-за своего дурачка уже не отличаешь черного от белого.

Зоя. Зря я чужого ребенка взяла. Если бы мой сын не умер, я бы оставила Дидар в роддоме. Среди отказников.

Бабка. Не было у тебя никакого сына. Это все твои фантазии.

 

Зоя опускает голову.

 

Зоя. Я не знаю. Не знаю. Иногда мне кажется, что это правда. Что так и было. Был сын, Дидар. Была дочь, Дидар.

Бабка. Ой, некогда мне тут с тобой болтать. Я за молоком пошла. Мы еще чай не пили. Сейчас молоко принесу, будем чай пить. Горячий. Все вместе, всей семьей. У нас такая хорошая семья. Бабушка, мама, папа, дочка. (Бабка смеется.) Ха-ха. Ты не можешь рожать, но семью получила. Бесплодная, сухая Зоя получила мужа и дочку. Ты у меня такая умница. Как ты хорошо придумала, Зоя. Как ты все хорошо придумала!

Зоя (вслед удаляющейся бабке). Я не хотела укол делать, мама! И ребенка я не хотела. Но она сказала, что Толеген к ней вернется. Что у них снова будет семья, а я останусь одна. Все женщины рожают, а я не могу. Но ведь это нечестно! Несправедливо.

 

Бабка идет к двери, перешагивает через труп Толегена, закрывает за собой дверь. Зоя идет к шкафу, достает оттуда пакетик с лекарствами, садится на диван. В левой руке держит пакет с препаратами, в правой - зажимает лопату в руке.

 

Зоя (обращаясь к лопате). Когда я его в первый раз увидела, он был такой красивый. У них все, а у меня – ничего. Да еще эта Айсулу со своим животом! (Пауза.) Теперь у меня есть семья. Мама. Папа. Дочка. И сын у меня был, Дидар. Или я все придумала? Нет, не придумала. Был у меня сын. Только он заснул. Он заснул, и я засну. Мы все заснем.

Зоя берет шприц, вводит себе препарат и, свернувшись, ложится на диване.

Затемнение.

2019 г.

Маншук Кали

Маншук Кали — выпускница ОЛША (семинар прозы), ученица московского драматурга Олжаса Жанайдарова. Финалист фестиваля «Драма.КЗ 2019». Публиковалась в альманахе «Литературная Алма-Ата», в литературном журнале «Тамыр».