Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Ныгмет Ибадильдин

Красавица Жулдыз и ее многочисленные проблемы

Сценарий мультфильма по мотивам казахских сказок и эпосов

Действующие лица

Откен – отец Аспана и Кунгей

Келген – жена Откена

Гарыш – волшебник

Аспан – сын Откена и Келген

Кунгей – дочь Откена и Келген

Жулдыз – невеста Аспана

Ведьма

Балбалы

СЦЕНА 1. Где-то в степи

Вид с квадрокоптера: степь, озера, горы. На горе – три каменных балбала: фигуры воина и двух женщин. Слышится мелодия домбры.

РАССКАЗЧИК (голос за кадром). Давным-давно в Великой степи жили богатыри и прекрасные девы, поэты и волшебники! Они боролись, любили, страдали. Веселились и грустили. Жили, мечтали. Совсем как мы с вами. И среди них жила одна обычная семья, муж Откен и жена Келген. Все у них было. И счастье в доме, и уважение людей, и достаток, но… С этого «но» и начинается наш рассказ.

СЦЕНА 2. В юрте

Откен сидит в юрте, наигрывая на домбре ту же самую мелодию, которая играла в первой сцене. Жена Откена, Келген, пьет чай за столом. Юрта богата, вся в коврах и сундуках.

КЕЛГЕН. Что не так? Или чай не сладок? Или сливки с пенкой? Чем опечалены, супруг мой?

ОТКЕН. Не начинай, а? Что ты как в древней сказке: «вы» да «чем опечалены»? Сама знаешь, все есть у нас, а детей нет. По святым местам ходили, у всех знахарей проверялись, пробовали много раз, анализы сдавали. Как вспомню… И ничего… Хотя… может еще раз попробуем, а?

КЕЛГЕН. Вам, супруг мой, только бы пробовать. А между прочим сегодня ночь чудес, что возжелаешь, то и сбудется…

ОТКЕН. Ну вот я и хочу возжелать… возлежать…

Келген хмыкает, Откен запинается, и мелодия домбры прерывается.

ОТКЕН (скороговоркой). Детей - сына-богатыря, и дочь- красавицу - утешение старости моей.

Откен наигрывает более веселую мелодию.

КЕЛГЕН (передразнивает). Не твоей, а нашей. Нашей! Как женился – все, с тех пор у нас все общее. И дети! Правой рукой воду подаст мне, а левой стремя поддержит тебе.

ОТКЕН (прерывая игру и показывая руками поддержку чаши). Может, я тоже воды захочу? А представляешь, если получится наоборот: дочь – богатырша, а сын – красавец, прям как я?

КЕЛГЕН. Вот за что я тебя полюбила?

ОТКЕН. Молодые были, глупые, на домбре хорошо играл. А уж красавец я был!

КЕЛГЕН. Еще раз для легкомысленных мужей-домбристов повторяю: сегодня ночь чудес, которая случается раз в семь лет. Марс в Венере, Меркурий в Перигее. Парад планет. Все заветные желания сбываются,а мы желаем детей. В общем, не пробовать, а делать!

ОТКЕН. Перигий, апогей, ну почему ты у меня такая умная, а? Обычно мама красивая, а папа умный,а у нас как в сказке - все наоборот… Ладно, что мы там должны сделать - что-то завязать, отвязать, выпить, съесть?

КЕЛГЕН. Ничего! Нужно просто очень захотеть, чтобы у нас были дети. Выходим, смотрим на звезды, загадываем наше желание, и тогда у нас родятся настоящие дети.

ОТКЕН. Теперь это так делается?

Келген и Откен выходят, домбра остается и продолжает играть. Келген и Откен смотрят на звездное небо. Из звезд складывается смайлик и подмигивает зрителям.

СЦЕНА 3. В юрте

Слышится детский плач: плачут сразу два ребенка, один голос громкий и низкий, второй – тихий и высокий. В юрте стоят два бесыка: один обычный, второй – в два раза больше. Уставшая Келген качает обычный бесык ногой, большой бесык – обеими руками. Из большого бесыка доносится храп.

КЕЛГЕН (поет). Аспан, Аспан не храпи, сестренку Кунгей разбудишь. Ах, когда я и сама посплю, когда же, когда?

Бесык Аспана ломается под его тяжестью. Аспан продолжает спать и сопеть. Кунгей просыпается и начинает хныкать. Келген не удивляется, но на грохот приходит Откен.

ОТКЕН. О-о-о боги, это пятый бесык за неделю!

КЕЛГЕН. Зато как растет!

ОТКЕН. Растет как доллар… Эх, депрессия у меня… послеродовая, видимо…

КЕЛГЕН. Это у меня, а не у тебя, должна быть послеродовая депрессия. Все время хочется спать…

Келген зевает, засыпает. Откен засыпает рядом. Сзади к ним подходит Аспан и говорит басом.

АСПАН. Вы - Мама?

Келген вздрагивает, будит Откена. К Откену обращается Кунгей, сидящая в своем бесыке.

КУНГЕЙ. А это что за дядя? Папа? Ты - папа? Как дела, папа? Рассказывай сказку!

ОТКЕН (заикаясь). Ка-ка-кую? Ска-ка-зку?

АСПАН. Ка-ка-ку-ку!

КУНГЕЙ. Ку-ка-ре-ку!

Аспан помогает Кунгей вылезти из бесыка, оба играют, смеются, шумят.

КЕЛГЕН. Тише, а? Ну-ка, тише вы, дети! Уши помойте! Или давайте… что там… уроки сделайте!

ОТКЕН. Лето же! Каникулы. Идите поиграйте, дети, на улицу…

АСПАН. А вы?

КУНГЕЙ. Да? А вы что будете делать? Мутить что-нибудь?

Дети снова продолжают возиться и шуметь. Откен испуган, Келген смеется. Наконец, глядя на них, Откен тоже облегченно смеется. Дети смеются с ними. Откен берет их за ручки и выводит из юрты. Дети шагают рядом с ним и растут на ходу.

СЦЕНА 4. Юрта Откена и Келген

Вся семья обедает за круглым казахским столом. Дети уже сильно подросли.

ОТКЕН. Ну, рассказывайте, дети, как прошел ваш день?

Флешбэки, где Кунгей и Аспан играют и ссорятся с ровесниками. Приезжают взрослые на лошадях, пытаются вмешаться и успокоить Аспана. Аспан разбрасывает всадников, закидывает их на деревья. Остальные взрослые и дети в ужасе разбегаются в разные стороны. Кунгей пытается успокоить Аспана.

КУНГЕЙ. Ну как? Как обычно. Кто-то, не будем показывать пальцем кто, что-то сломал… Кого-то перепугал насмерть, а потом я все починила и всех успокоила. Я молодец?

АСПАН. Я ничего не ломал… (Кунгей закатывает глаза.) Ну если и сломал, то не нарочно… И ты не молодец. По крайней мере не всегда.

КУНГЕЙ. Был приступ гнева. Я справилась.

КЕЛГЕН. Ну вы оба хороши. Вот Кунгей, зачем ты спорила со старшими? И переспорила. Их чуть удар не хватил.

КУНГЕЙ. Будут знать, как важничать. Понты заморские. Возраст — это еще не подвиг.

Аспан и Откен хихикают.

КЕЛГЕН. Это не смешно. Откен!

Откен испуганно прикрывает рот.

ОТКЕН. Дети, мы вас не ругаем, но все чужие вокруг жалуются на ваши игры.

КУНГЕЙ (Откену). Ты что, чужой?

ОТКЕН (смеясь и рыча). Я не чужой, я хищник!

КЕЛГЕН (закатывая глаза). Откен!

АСПАН. Вы сами говорили: умейте занять и развлечь себя. Подбросить, кинуть, поймать, если получится.

КЕЛГЕН и ОТКЕН (в один голос). Нет!

КЕЛГЕН. Кидать ничего, а тем более кого-то, не надо!

АСПАН. Ну это же весело, мама! Как они летят!

ОТКЕН (хватается за голову). Какой ужас…

КЕЛГЕН. Время звать Гарыш-ага.

КУНГЕЙ. Кого?

АСПАН. Куда?

ОТКЕН. Его, сюда. Гарыш-ага и врач, и ученый, и волшебник.

КУНГЕЙ. Ученый-копченый.

КЕЛГЕН. Кунгей!

КУНГЕЙ. Тогда крученый!

ОТКЕН. Кунгей!

КУНГЕЙ. Ну что сразу Кунгей, чуть что, так сразу - Кунгей.

ОТКЕН. Он патриарх этих земель, он сыграл в нашей судьбе не последнюю роль!

КУНГЕЙ. В патриархальном обществе одни патриархи?

КЕЛГЕН. Вам как раз нужен такой, он игрок судьбы.

АСПАН. Игрок, ура! Мы с ним поиграем?

ОТКЕН. Да уж, жизнь не игра и даже не игрушка.

АСПАН. Игрушки?

ОТКЕН. Все, собираемся в путь.

Дети, дерясь друг с другом, бросаются собираться в путь.

КЕЛГЕН (строго). Ну-ка, оба назад! Посуду помойте. Со стола приберите.

Дети ошарашено смотрят на родителей.

ОТКЕН. Мы вас родили, чтобы вы посуду за нас мыли. Вы не знали?

КУНГЕЙ и АСПАН (хором). Что?!

Келген хмурится. Кунгей и Аспан молниеносно убирают со стола, моют посуду, потом переодеваются и вылетают из юрты.

СЦЕНА 5. В пещере Гарыша

Гарыш ходит по пещере-замку и говорит по сотовому телефону.

ГАРЫШ. Не приеду я, без меня решайте… Еще лет сто, да… на телефоне.

Раздаются звуки домбры, Гарыш прислушивается. Потом выходит. Видит Келген, Откена и детей, сидящих на конях. Откен наигрывает на домбре.

ОТКЕН. Салем, Гарыш!

ГАРЫШ. Кто здесь? А… Келген, Откен, сразу и не узнал, вы же вроде недавно поженились. У вас еще домбра там была какая-то.

ОТКЕН. Двадцать лет мы женаты, дети, наконец, родились у нас, за год как пятилетние выросли, за два – как семилетние, сейчас им по пять, а выглядят на все шестнадцать!

ГАРЫШ. Акселераты? Время нелинейное: позавчера поженились, вчера дети, сегодня им уже по шестнадцать. А завтра – светлое будущее?

КЕЛГЕН. Дети, знакомьтесь – это Гарыш-ага.

АСПАН и КУНГЕЙ (хором). Здравствуйте, Гарыш-ага!

КУНГЕЙ. Мы вас помним.

АСПАН. Я не очень.

КУНГЕЙ. И чтим! Вернее, почитаем.

АСПАН. Что?

Кунгей незаметно толкает брата.

ГАРЫШ (Кунгей). Такая маленькая, а уже врать умеешь, молодец, пригодится в жизни. Та самая вежливость. Так легко обходится и так дорого стоит. (Аспану) Ты тоже молодец, правдив. И то, и другое пригодится в жизни. Такой вот моральный релятивизм.

КУНГЕЙ. Что? Какой?

ГАРЫШ. Моральный. Заходите, чаю попьем, покурим.

ОТКЕН.Мы зайдем, а вы (детям), ты и ты, съездите до того озера, поиграйте с крокодилами. Ой, то есть с леопардами. Ой, с белочками. Ничего не сломайте, никого не прибейте и не уроните.

Откен и Келген заходят в пещеру. Дети, развернув лошадей, уезжают.

ГАРЫШ. Это сильно. Крокодилы.

ОТКЕН. Оговорка. По Фрейду.

КЕЛГЕН. Нет, не оговорка.

ГАРЫШ. Я понимаю, дети ваши вас беспокоят, и вы пришли на консультацию.

ОТКЕН. Где тут кушетка?

КЕЛГЕН. Без нее.

ГАРЫШ. Я вас слышу… Дети непростые… Когда вырастут, принесут много счастья и себе, и людям.

ОТКЕН. Пока только несчастья от них: то сломают что-нибудь, то играют так, что люди жалуются.

ГАРЫШ. А на что жалуются?

КЕЛГЕН. Понимаете, у Аспана такая силища, что…

Раздается страшный грохот. Откен и Келген вздрагивают, собираются выскочить из пещеры. Гарыш останавливает их знаком и выходит. Келген и Откен с испугом смотрят друг на друга. Гарыш возвращается.

ГАРЫШ. Аспан гору передвинул. Кунгей сказала, так красивей будет.

КЕЛГЕН. Ну вот…

ГАРЫШ. Дети как дети, играют, балуются… Пусть остаются у меня на год, на два. Сколько понадобится. Воспитаю…

Откен и Келген переглядываются. Откен пускает скупую мужскую слезу. Келген хлопает его по плечу. Оба кивают.

СЦЕНА 6. У пещеры Гарыша

Откен, Келген и Гарыш выходят наружу. Откен подзывает Аспана и Кунгей и отдает Аспану домбру.

ОТКЕН. Единственное настоящее богатство у нас — это вот эта старая домбра. Она живая и волшебная. Как я играл на ней, как играл! Так, что ваша мама решила быть со мной! Теперь это домбра ваша.

КУНГЕЙ. Он же играть не умеет. Вы его что, больше любите?

ОТКЕН. Любим одинаково, а играть он научится. Она ваша: и его, и твоя. Кому нужнее – тот и играет.

АСПАН. А как мы поймем, кому нужнее?

КЕЛГЕН. Это и есть волшебство – она сама выбирает. В момент любой опасности, особенно смертельной, мелодия Домбры подскажет так, как надо.

КУНГЕЙ. А если мы разделимся? Он женится, я карьеру начну. За границей.

ОТКЕН. Домбра волшебная, она сама выбирает хозяина.

КУНГЕЙ. Как выбирает?

АСПАН (передразнивая). Как подскажет сердце.

КУНГЕЙ. На домбре сперва научись играть, а?

АСПАН. Ха! Мне домбру дали!

КУНГЕЙ. Тебе нужна домбра из столетнего дуба! А эту ты сломаешь, лучше не трогай!

ОТКЕН. Мы уезжаем, не ссорьтесь хотя бы сейчас. Поддерживайте друг друга, дети мои.

КЕЛГЕН (плачет). Дети!

Откен уводит Келген, они седлают коней и уезжают в сторону заката. Кунгей и Аспан остаются на месте и смотрят им вслед. Гарыш стоит немного в стороне.

ГАРЫШ. Детство кончилось, дети, я вам не папа, и тем более не мама. Начинаем курс молодого героя.

КУНГЕЙ. А я?

ГАРЫШ. …и героини. Любительница феминитивов.

СЦЕНА 7. У пещеры Гарыша

Гора, в которой расположена пещера Гарыша, находится в горном хребте известковых и осадочных пород. Картинка похожа на пейзажи Мангышлака. Но перед горами не пустыня, а большие луга и долины.

Гарыш и дети встают с утра, делают зарядку, приседают. Дети скачут на лошадях, Гарыш чуть позади.

Дети занимаются, и Гарыш стоит у доски, пишет формулы. Аспан спит на уроке, Кунгей отвечает. Дети на уроке, Аспан отвечает и что-то чертит на доске, Кунгей смотрит на него вопросительно, Гарыш смотрит на него, кивает и смеется, Аспан тоже смеется.

Дети на улице занимаются борьбой. Кунгей не может делать физические упражнения в полной мере – поднять сабли или добросить копье. Аспан играючи жонглирует камнями огромного размера.

Дети играют в шахматы, стреляют из луков, набрасывают аркан на столб, поднимают монетку на скаку, проходят конкур через скальные россыпи и деревья, смотрят на звезды. У Кунгей прогресс в спорте, Аспан метает копье, и Кунгей попадает в него стрелами. Кунгей стреляет из лука на скаку в солнце, и Аспан разламывает стрелу копьем.

Аспан отвечает у доски, решая математическую задачу. На доске формула: Е=МС2. Кунгей смешивает жидкости в колбах и глиняных сосудах. В колбах что-то кипит и меняет цвет, над глиняным сосудом рождается облако, и из него бьет молния.

Гарыш показывает им глобус, модели планет и самолетики из бумаги.

Аспан играет на домбре, Кунгей слушает и танцует зумбу.

Ночь. Кунгей, Аспан и Гарыш стоят у телескопа.

Снова день, Кунгей рисует (облет камеры и рисунок в стиле Матисса), Аспан вырезает каменного балбала. Кунгей обтачивает балбала с помощью инструментов. У нее инструмент типа лазерной указки, и она на камне рисует с помощью этого инструмента петроглиф.

Наступает рассвет.

АСПАН (кричит). Мы готовы для подвигов?

ГАРЫШ (вздыхая). Да они вас сами найдут.

СЦЕНА 8. У пещеры Гарыша

Гарыш и дети сидят на холме, среди лесистых гор. Аспан и Кунгей играют в шахматы. Гарыш наблюдает за игрой. Кунгей ставит мат.

КУНГЕЙ. Детский мат. Проигравший расставляет.

АСПАН. Зато я… я… подтягиваюсь больше тебя в десять раз!

КУНГЕЙ. Я один, а ты десять? Ладно, переходи.

Сгущаются сумерки. Из-за гор слышны раскаты салюта. На небе появляются разноцветные цветы и огромные воздушные змеи.

АСПАН. Что это? Нашествие?

КУНГЕЙ. Инопланетное?

Аспан и Кунгей как завороженные смотрят на салюты.

ГАРЫШ. Нет, не нашествие… Там, за горами, в плену большого города живет красавица; имя ее инопланетное – Жулдыз. Пора ей замуж, и нет никого на всем свете, кто сравнялся бы с ней по красоте и уму. Салюты в честь ее дня рождения… Сегодня ей исполняется семнадцать лет…

АСПАН (заворожено). Жулдыз…

КУНГЕЙ. Учитель, она что, умнее меня? Хммм…

ГАРЫШ (смущенно). Если разрешите, я продолжу. Чтобы завоевать сердце Жулдыз, нужно выиграть состязание. Попасть в монетку из лука. А монетка та висит на высоком столбе, а столб тот стоит на высоком холме… Тот, кто попадет, освободит красавицу из плена и получит ее себе в жены… Но перед этим еще необходимо победить великана, который спит у подножья…

КУНГЕЙ (перебивая). Серьезно?! Она саму себя назначила призом? Это оскорбительно!

АСПАН. Нормально, о чем ты? Можно поподробнее про великана?

ГАРЫШ. Там сперва монетку надо пройти. Чтобы попасть в монетку, нужна не только сила, но и мозги. Необходимо рассчитать траекторию, учесть ветер, в общем, вся эта физика...

Мы видим, как Стрелок стреляет в монетку. Лук крупным планом. Тетива спущена. Стрела летит, закручиваясь в воздухе, солнце переливается на наконечнике стрелы. Монетка разламывается. У великана открываются глаза.

ГАРЫШ (продолжая). Когда монета расколется, придет великан. Или дракон прилетит. В общем, случится какой-то миникатаклизм на равнине.

АСПАН. Попасть – одно, великан – другое, дракон – третье… Мелочи. Вы расскажите лучше, как завоевать сердце красавицы.

Аспан вытаскивает саблю из ножен и сделав с ней пируэт застывает, любуясь своим отражением в клинке.

КУНГЕЙ. Не идут тебе усы, я уже говорила.

АСПАН. Что??

КУНГЕЙ. А про сердце красавицы – только не надо говорить, что оно в черной козе, коза в стаде, стадо на лугу, а лугов там немерено? Если сердце у нее есть, оно должно быть у нее внутри. Вот и все.

АСПАН. Сердце в черной козе? Такое бывает?

ГАРЫШ. И не такое бывает. Но это сердце не выиграть и не проиграть, его самому полюбить надо.

АСПАН. А что такое любовь?

КУНГЕЙ. Большой же ты уже, должен знать. Дофамины всякие, серотонин.

ГАРЫШ. Что такое любовь… Любовь – это… Любовь – это… Я вам лучше сыграю.

Гарыш берет домбру и играет прекрасную мелодию. На нее откликаются птицы, звери в лесу и даже бараны в стаде. Расцветают цветы, зажигаются звезды.

АСПАН (потрясенно). Кажется, я понял.

КУНГЕЙ. Мне тоже кажется, что я… (смотрит на Аспана),что он понял.

АСПАН. Едем. Спасать Жулдыз.

КУНГЕЙ. А нельзя как-то без конкурса? Без всякой средневековой жестокости, где женщина – приз, и чтобы девушка сама выбирала себе жениха, и ее выбирали взаимно.

АСПАН. Девушку надо спасать. А спасителя она сразу полюбит.

КУНГЕЙ. Ладно, ты –спаситель. А если она не полюбит тебя?

АСПАН. Меня? Да меня все любят. Дети, животные и птицы.

КУНГЕЙ. Еще вопрос. А где ее родители?

АСПАН. Да, предки где?

ГАРЫШ. Она рождена от святого духа и стихии земли.

КУНГЕЙ, АСПАН (хором). Bullshit!

ГАРЫШ. Ну ок… Конечно, были какие-то родители, но куда делись – не знаю.

КУНГЕЙ. Ладно, разберемся.

АСПАН. Легко!

ГАРЫШ. Позвольте закончить?

КУНГЕЙ (прерывая). Да, учитель, а почему вы сами ее не спасете? От великана. И не найдете ее родителей? И не женитесь на ней?

АСПАН. Ну вот, сама ж говорила: женщина не приз.

ГАРЫШ. Я старый холостяк, и брак не моя стихия. Я просто холостяк. Я просто старый. Понятно? И спасти ее в силу определенного стечения обстоятельств не могу.

АСПАН. Вы сами говорили – человек сильнее обстоятельств и сам делает свою судьбу.

ГАРЫШ. Да, говорил, но здесь не тот случай. Спасать и вмешиваться я не могу.

КУНГЕЙ. Тогда мы едем.

АСПАН. Едем. Благословите, учитель.

ГАРЫШ. Я не хочу, чтобы вы ехали. Какое уж тут благословение.

АСПАН. Но мы все равно поедем!

КУНГЕЙ. Так что там с великаном?

ГАРЫШ. Никто не знает. Поэтому я и боюсь. За вас боюсь.

КУНГЕЙ. Да ладно вам…

ГАРЫШ. Ну раз вы меня не слушаете и все равно поедете, то вот вам от меня маленький оберег.

КУНГЕЙ. Мы не суеверны.

АСПАН (демонстрируя бицепс). Я верю в силу… интеллекта.

Гарыш показывает им две коробочки, похожие на смартфоны.

ГАРЫШ. Это как раз насчет интеллекта – это справочная такая. Если вы чего-то не знаете, она вам поможет. Когда требуется что-то узнать, эти устройства посылают импульс в ваш гиппокамп.

КУНГЕЙ. Гиппо… Что? Крат?

АСПАН. Камп.

ГАРЫШ. А… я забыл, мы же или вы же в другом времени… А неважно.

КУНГЕЙ. Они правда дадут нам подсказку? Волшебство какое-то.

ГАРЫШ. Нет тут волшебства, это как бы подсказка, доступ ко всем знаниям человечества. Гугл-шмугл, культур-мультур. Вы привыкнете. Даже пристраститесь.

АСПАН. Гугуль-шмугуль. Ладно, поехали. Вперед!

Аспан и Кунгей садятся на коней и уезжают.

СЦЕНА 9. На холме

Аспан и Кунгей уезжают в сторону заката, Гарыш смотрит им вслед.

ГАРЫШ. Выросли, а я и не заметил. Хотя им еще так нужны подсказки... Они всем нужны. Ведь там будет не один великан. Но и вы, дети, будете не одни.

Гарыш подбрасывает вверх какое-то устройство. Устройство взлетает. Мы видим с устройства Аспана и Кунгей, которые радостно скачут на конях.

СЦЕНА 10. Степь

Вид сверху. Аспан и Кунгей едут на лошадях. Вид сзади. Аспан и Кунгей как гора и Санчо Панса. Вид сбоку - они скачут наперегонки. Впереди – гора. С нее открывается вид на долину. Кунгей первая выезжает наверх.

АСПАН. Уже приехали?

Они смотрят на долину и видят перед собой огромный город.

СЦЕНА 11. В пещере

Эту же панораму видит Гарыш, используя вместо экрана шкуру на стене пещеры.

ГАРЫШ. Приехали.

СЦЕНА 12. В городе

Аспан и Кунгей въезжают в пустой среднеазиатский город.

АСПАН. А где люди? Чума на оба ваших дома.

КУНГЕЙ. Да, мираж, постапокалипсис. А кто же тогда запускал салюты?

Аспан и Кунгей видят армию воинов балбалов. Они выстроены в ряд перед дворцом. Их огромное количество. Кунгей и Аспан едут между ровными шеренгами.

АСПАН. Это жители?

КУНГЕЙ. Нет, это армия зомби. Гарыш вообще не говорил про это. Так тихо.

Аспан на ходу, не спешиваясь, трогает каменные головы камчой.

КУНГЕЙ. Имей уважение, не трогай! Может, это колдовство, или, может, это могильные памятники, может, когда-то это были люди! И вообще, пошли пешком.

АСПАН. Да, да, это я от страха, я слышу их дыхание, и они нам не рады.

Кунгей и Аспан спешиваются. Кунгей берет поводья обеих лошадей, Аспан вытаскивает лук. Раздается скрип. Один из воинов падает.

КУНГЕЙ (испуганно). Это ветер… Больше ничего.

АСПАН. Ветер перемен? А может, караул устал?

КУНГЕЙ. Это ты его задел?

АСПАН. Нет… Ну может быть. Слегка.

КУНГЕЙ. А может, это знак?

АСПАН. Ага, бегите отсюда, глупцы.

Из устройства, подаренного Гарышем, вылетает ссылка «Было сказано Гэндальфом. Светлым магом придуманного литературного мира. Хороший совет».

За спинами Аспана и Кунгей раздается карканье. На один из балбалов садится Ворон.

ВОРОН. Nevermore!

Из подарка Гарыша вылетает ссылка «Эдгар Алан По, стихотворение Ворон». Аспан не глядя быстро стреляет на звук. Ворон падает.

АСПАН. Қазақша неге айтпайды?

КУНГЕЙ. Ты что? Зачем? Думай, прежде чем стрелять.

АСПАН. Рефлекс, но, может, это шпион колдунов?

КУНГЕЙ. Не говори ничего, мне и так страшно.

АСПАН. Не нравится мне все это… Где соперники-женихи и где прекрасная невеста?

ЖУЛДЫЗ (голос сверху). Я здесь, а женихи — перед вами.

Жулдыз показывает на армию балбалов. Кунгей и Аспан задирают головы и видят Жулдыз на балконе.

СЦЕНА 13. В городе, у дворца

Жулдыз смотрит с балкона на Кунгей и Аспана.

АСПАН (с придыханием). Прекрасная?

КУНГЕЙ (сдержанно). Пойдет.

ЖУЛДЫЗ). Добро пожаловать, путники, я – прекрасная Жулдыз.

Кунгей кивает. Аспан опускается на колено.

КУНГЕЙ и АСПАН (хором). Приветствуем вас!

КУНГЕЙ. Это Аспан.

АСПАН. А это – Кунгей. (не отводя глаз от Жулдыз). А вы случайно не пери? Нет, вы, наверное, ангел?

КУНГЕЙ (под нос). Ага, в тюбетейке.

ЖУЛДЫЗ.Нет, нет, что вы. Я сейчас спущусь.

Кунгей пихает Аспана. Жулдыз встает на облако, которое образуется перед ней, и спускается к ним. Спустившись, она отпускает облако взмахом руки.

АСПАН. Колдовство!

ЖУЛДЫЗ. Это город такой, волшебный.

АСПАН. Странный и тревожный.

КУНГЕЙ. Госпожа, этот парень пришел участвовать в соревновании женихов, я его сестра. Но, согласитесь, это странно – такой огромный город, и пуст.

ЖУЛДЫЗ. Злая ведьма из моих снов заколдовала этот город…

АСПАН. А жителей съела?

ЖУЛДЫЗ. Что, простите?

КУНГЕЙ. Он хотел сказать, что мы сомневаемся, что такое возможно. Ведьма и всякое там прочее мракобесие…

АСПАН. Точно. Но город пуст. Это факт.

ЖУЛДЫЗ. Здесь никогда не было жителей, этот город и дворец пустые давно. Сколько я себя помню.

АСПАН. А где ваши родители?

ЖУЛДЫЗ. Я никогда их не видела.

КУНГЕЙ. А кто ж вас вырастил?

ЖУЛДЫЗ. Железные слуги, учителя.

КУНГЕЙ. Жесть… в прямом и переносном смысле…

АСПАН. Так вы никогда не видели живых людей?

Жулдыз (радостно). Год назад стали приезжать женихи. Со своими свитами. Потом, правда, они превращались в камни… Из-за монетки. Кто не попадает в нее - становится таким. И их слуги заодно.

Жулдыз смотрит на Кунгей.

ЖУЛДЫЗ. И сестры, наверное, тоже.

АСПАН. Ого, такого нам не рассказывали.

КУНГЕЙ. Нам много чего не рассказывали… Когда мой брат попадет в монетку… а он обязательно попадет, к кому мы будем свататься? К железным слугам?

ЖУЛДЫЗ. Я не знаю… Может, мы сможем отыскать моих родителей… Если ты попадешь в монетку, я стану свободной, выйду за тебя замуж и смогу выехать из города…

КУНГЕЙ. Хмм… Замуж и свобода? Хмм… В общем, все сложно.

АСПАН. Надо действовать. Где монета? Едем.

ЖУЛДЫЗ. Так все просто? А помолиться перед выстрелом, поесть с дороги, принять душ?

КУНГЕЙ. Те, кто приезжал до нас, ели, пили, молились строем. А им не помогло. Так что приступим сразу.

ЖУЛДЫЗ. Кто стреляет и не попадает, превращается в каменного балбала.

АСПАН. Да, мы уже поняли. Причем вместе со слугами… И даже с сестрами.

КУНГЕЙ. Не ерничай.

АСПАН. А кто про сердце в хромой черной козе говорил?

ЖУЛДЫЗ. Какой козе?

КУНГЕЙ. На которой не подъедешь.

ЖУЛДЫЗ. Не было никакой козы. Только монетка. Главное попасть.

СЦЕНА 14. На холме

Аспан едет впереди. Жулдыз и Кунгей идут пешком сзади. Кунгей ведет на поводу коня.

ЖУЛДЫЗ. Спасибо огромное, что приехали. С других краев уже перестали приезжать, монетка высоко.

КУНГЕЙ. Он что-нибудь придумает. Он всегда что-то придумывает.

ЖУЛДЫЗ. Но я ему понравилась? Что-то он не общается. В монетку еще не попал, а уже зазнается. Ты же его сестра, можешь сказать?

КУНГЕЙ. Понравилась, не кипишуй. И не зазнается он. Он не такой. В смысле не волнуйтесь, как вас там… ваше высочество? А он вам самой как? Тут первое впечатление очень важно.

ЖУЛДЫЗ. Решительный. Были те, кто просто боялся заехать в город. Другие заехали, но даже боялись пробовать… Сдавались сразу.

КУНГЕЙ. Да, место жуткое. Не хотела бы я провести здесь всю жизнь… Ой, прости.

ЖУЛДЫЗ. Привыкаешь со временем.

Перед ними возникает холм, на холме – столб, на вершине столба - очень высоко – висит монетка. Жулдыз, Аспан и Кунгей приближаются к холму. У подножия холма все натыкаются на стену. Дальше не пройти.

СЦЕНА 15. Гарыш наблюдает

Гарыш наблюдает за ними сверху, не выходя из своей пещеры, глядя в экран на стене.

ГАРЫШ. Пришло твое время, принцесса… Посмотрим, сможем ли мы победить твою маму…

СЦЕНА 16. Выстрел в монетку

Аспан ходит вдоль круга.

АСПАН. Монетку вообще почти не видать.

ЖУЛДЫЗ. В этом-то и вся задача.

КУНГЕЙ. Задача? Теорема Пифагора.

Аспан подходит к кругу и пробует пространство за кругом рукой, рука не проходит.

АСПАН. Магия? А, понятно… Все понятно, что ничего непонятно.

КУНГЕЙ. Физика. Это поле какое-то. Может, с коня будешь стрелять? Повыше и обзор получше.

АСПАН. Если монетка этим полем не защищена,то можно попробовать.

ЖУЛДЫЗ. Позволяется только один выстрел. И никто ни разу не попадал…

КУНГЕЙ. Не попадешь - в камень превратишься. В минерал какой-то, алюмосиликат с высоким содержанием меди или золота. Потом из тебя еще монеток наделают… И из меня тоже…

АСПАН. Спасибо за мотивацию. Ты очень помогаешь!

КУНГЕЙ. Стоп! Я поняла. Там, в поле, внутри магнит. Магнит притягивает железные наконечники на стрелах. Поэтому стрелы не могут долететь.

АСПАН. Значит, железный наконечник стрелы не пойдет. Надо другой.

Кунгей и Аспан оглядываются. Жулдыз снимает сережку с уха. Сережка – в виде наконечника стрелы.

ЖУЛДЫЗ. Она алмазная.

АСПАН. Ого, сгодится!

Аспан вставляет острую сережку вместо железного наконечника. Садится на коня. Вытягивается во весь рост.

КУНГЕЙ. Один выстрел – помни.

АСПАН. Один выстрел, один народ, один лидер. Почему? Потому мы и в злой сказке. Должен же быть второй шанс. Как вторая сережка.

КУНГЕЙ. Наверное, тут где-то автор этой полусферы смотрит за соблюдением правила одного выстрела.

АСПАН. И одного лидера, наверно. Сейчас и проверим.

Аспан скачет вдоль круга, потом резко встает ногами на седло, поднимает лук, на ходу целится. И стреляет. Стрела летит вверх, достигает монетки, пробивает ее. Монетка раскалывается в замедленном темпе.

Окружающая обстановка резко меняется: сверкает молния, грохочет гром, просыпается ведьма, великан вздрагивает, у Гарыша на стене пещеры лопается его металлический экран. Маленький дрон, через который Гарыш наблюдал за событиями, разбивается.

ГАРЫШ. Блин, старье подсунули, не выдержало ударной волны. Но он попал.

ЖУЛДЫЗ. Попал?

КУНГЕЙ. Попал!!

АСПАН. Попал…

Кунгей и Аспан прыгают, радуются победе. Жулдыз смотрит на Аспана. Аспан тоже смотрит на нее.

ЖУЛДЫЗ. Я успела влюбиться или нет?

КУНГЕЙ. Это риторический вопрос? Или надо отвечать?

АСПАН. Да, а я? Я успел, или… Что-то происходит…

ЖУЛДЫЗ. Все только начинается.

Раздается грохот – это из горы выходит великан.

КУНГЕЙ. Началось.

СЦЕНА 17. Великан выходит из горы

Выходит великан из горы. Это огромный каменный робот. Он идет быстро ко дворцу и месту соревнования. Балбалы оживают и шагают за великаном.

СЦЕНА 18/ Ведьма начинает действовать

Ведьма выходит из дупла огромного дерева, ударяет по камню, и он превращается в экран. Ведьма наблюдает за событиями через глаза Великана.

ВЕДЬМА. Ну наконец-то! Нашелся смельчак. Здравствуй, дочь, здравствуйте, родственнички, которых я не знаю. А теперь позабавимся немножко.

СЦЕНА 19. Побег

КУНГЕЙ (Аспану и Жулдыз). Уходим! Потом разберемся, кто и кого любит.

Аспан влетает в седло и сажает Жулдыз позади себя. Все скачут на лошадях прочь.

АСПАН. А как же родительское благословение?

ЖУЛДЫЗ. Они не будут против.

КУНГЕЙ. А дворец?

Дворец рассыпается в пыль. Жулдыз поторапливает остальных. За ними бежит великан.

СЦЕНА 20. Великан преследует героев, ведьма смотрит его глазами

Великан Робот бежит по степи за тремя всадниками. Его движениями управляет Ведьма. Из Ведьминого лица вырастают провода и цепляются к экрану. Ведьма управляет Великаном, как в компьютерной приставке Sony Play station.

ВЕДЬМА. Ого, какие шустрые!

Великан Робот превращается в дракон-самолет и начинает пикировать наших героев. Ведьма возбужденно кричит. Наши герои прыгают прямо на лошадях в реку со скалы. Ведьма взвизгивает. Дракон открывает пасть и из нее вырывается огонь. Дракон осушает воду в реке.

СЦЕНА 21. Поединок Аспана с драконом-роботом

АСПАН. Все, стоп. Я остановлю его!

Аспан стреляет из лука много раз, но дракон продолжает атаковать. Одна из стрел слегка задевает дракона, и он улетает повыше.

ЖУЛДЫЗ. А когда закончатся стрелы? Тогда что?

КУНГЕЙ. Не говори под руку.

Жулдыз протягивает Аспану вторую сережку.

ЖУЛДЫЗ. Возьми сережку. На всякий случай.

Аспан спрыгивает с коня и бросает поводья Жулдыз. Аспан и Жулдыз обмениваются взглядами.

АСПАН. Это не облако, но он тебя послушает.

ЖУЛДЫЗ. Я буду ждать тебя!

КУНГЕЙ. Без мелодрамы, вперед. А ты, Аспан, убей великана.

Жулдыз и Кунгей скачут прочь. Аспан остается один.

АСПАН. Так она меня полюбила? Ладно, некогда, подумаю об этом завтра.

Из подарка Гарыша вылетает фраза: «Унесенные ветром. Маргарет Митчелл. Роман-эпопея – оправдание южан. Другая реальность».

Девушки скачут, останавливаются, оборачиваются. Аспан кажется маленьким на фоне огромного дракона.

ЖУЛДЫЗ. А он что-нибудь еще умеет, кроме как стрелять из лука?

КУНГЕЙ. Ну он очень добрый. Любит котят и детей. Он за мир во всем мире. И за равные права всех везде и всегда.

ЖУЛДЫЗ. Дети — это хорошо, и равенство тоже, но вряд ли это поможет сейчас с драконом. Дракон же тоже имеет права и свободы.

КУНГЕЙ . Он быстро учится. И его трудно убить.

Аспан стреляет очень часто в дракона из лука. Ведьма за экраном сжигает стрелы. Она смеется.

ВЕДЬМА. Не в то время ты родился, мальчик. Получи!

Дракон изрыгает ракету, она разделяется на боеголовки. Они устремляются к Аспану. Аспан метает копье. Ведьма около экрана уворачивается от копья в голову, но копье попадает в крыло. Дракон падает.

ВЕДЬМА. Ух ты, значит по-взрослому будем играть… Сейчас я тебе…

Ведьма делает апгрейд дракона, нажимая клавиши на каменном пульте. Летающий дракон превращается в ползучего дракона, из него все еще торчит копье, поэтому долго ползти он не может и лишь изрыгает пламя. Аспан берет последнюю стрелу с наконечником из сережки, стреляет и попадает в лоб дракона. Дракон окаменевает и распадается на детали. Армия балбалов останавливается. Кунгей и Жулдыз подъезжают к Аспану.

СЦЕНА 22. Жулдыз, Кунгей и Ведьма реагируют на результат поединка

КУНГЕЙ (кричит Жулдыз). Ты видела?

ЖУЛДЫЗ. Да, он силен!

ВЕДЬМА (закачивает фразу на затухающем экране) …и удачлив…

КУНГЕЙ. А куда делись все женихи?

Жулдыз показывает на балбалов.

ЖУЛДЫЗ. Они остановились!

КУНГЕЙ. Я чувствовала: они ревновали.

Аспан вытирает пот.

АСПАН (с трудом). Тебя только это волнует?

ЖУЛДЫЗ (Аспану). О мой герой, прими этот дар в знак моей признательности.

Жулдыз снимает с волос и протягивает Аспану гребень.

КУНГЕЙ. Он не причесывается никогда.

АСПАН. Спасибо.

Аспан растерянно вертит гребень в руках, снимает шлем. У него лысая голова, из волос лишь затейливая косичка-айдар.

АСПАН. Может, ему?

Аспан втыкает гребень в гриву своего коня. Конь в замешательстве и смотрит вопросительно на коня Кунгей. Конь Кунгей ржет.

СЦЕНА 23. Гарыш, Откен и Келген встречаются

Гарыш встречает Откена и Келген у входа в свою пещеру.

ОТКЕН. Что-то произошло в степи, говорят, что какого-то великана убил молодой неизвестный батыр.

КЕЛГЕН. Это не наши шалят?

ГАРЫШ. Они… Все с ними в порядке. Аспан везет сюда невесту... Но все сложно.

ОТКЕН. У вас просто не бывает.

КЕЛГЕН. Опять какое-нибудь древнее проклятие и мощное колдовство? Может, твои старые долги или что-то там еще?

ГАРЫШ. В общем, надо ехать к ним навстречу, там намечается что-то серьезное.

ОТКЕН. А ты?

ГАРЫШ. А я полечу. Вот так.

Гарыш берет полетный рюкзак и запускает его, отрывается от земли.

КЕЛГЕН. Мы с тобой.

ГАРЫШ (вздыхает). Это не такси.

ОТКЕН. Что?

ГАРЫШ. Вы не поместитесь.

КЕЛГЕН и ОТКЕН (с энтузиазмом). Поместимся.

Они берут Гарыша с двух сторон за руки. Все взлетают, и вдруг Откен и Келген, охая, падают с небольшой высоты.

ГАРЫШ. Я же говорю: пока экспериментальная модель. Троих и даже двоих не вынесет. Вы как-нибудь на лошадках.

Гарыш улетает. Откен и Келген остаются одни.

ОТКЕН. Так бы сразу и сказал.

КЕЛГЕН. Сразу и сказал бы – э-кспе-риментальная.

СЦЕНА 24. Ведьма выходит навстречу героям

Ведьма встает от сломанного экрана. Она превращает дерево в красивую юрту и всю чащу в благоустроенное, ухоженное место. Сама преображается из растрепанной и страшной ведьмы в благообразную старушку. Напевает песню. Рядом с юртой появляется ручей и качели алтыбакан. Надпись: «Наурыз құтты болсын и Рухани жанғыру».

ВЕДЬМА. Вот он? рай на земле.

СЦЕНА 25. Жулдыз и Аспан заходят в юрту к ведьме, Кунгей остается одна

Аспан и Жулдыз едут впереди, болтают и смеются Кунгей едет сзади, задумавшись.

КУНГЕЙ. Как-то слишком хорошо все складывается. Где-то должен быть подвох, а где - не пойму. Стоп, что это?

Кунгей видит, как Аспан и Жулдыз спешиваются у красивой юрты и заходят внутрь. Как только они входят, ландшафт резко меняется, все становится опасным и зловещим, раздается похожий на карканье смех Ведьмы.

КУНГЕЙ (им вслед). Стоять, бояться, это ловушка!

Жулдыз и Аспан не слышат ее, они уже внутри. Кунгей остается одна.

СЦЕНА 26. В юрте у ведьмы

Аспан и Жулдыз входят в юрту. В юрте чисто и красиво, как в Национальном музее.

ВЕДЬМА. Приветствую вас, дети мои. Присаживайтесь, устали ведь с дороги, присаживайтесь да рассказывайте новости великой степи.

АСПАН И ЖУЛДЫЗ (хором). Здравствуйте, бабушка!

Жулдыз и Аспан садятся у круглого стола. Ведьма наливает им чай.

АСПАН. Спасибо за приглашение. Новости… Мы сами делаем новости.

ЖУЛДЫЗ. Тут такое было!Аспан – мой герой, победил огромного великана и освободил меня!

ВЕДЬМА. Биоробота? Ой, не слушайте меня, старую, рассказывайте дальше. Вернее, начните с самого начала.

АСПАН. Эта девушка - моя невеста. Она жила в заколдованном городе и не могла оттуда уйти… Чтобы освободить ее, я выиграл состязание: нужно было попасть в монетку, которая висит очень высоко…

Жулдыз делает глоток чая и засыпает. Аспан этого не замечает.

АСПАН. Я попал в монетку, и тут началось! За нами погнался огромный великан, он превращался то в дракона, то в паука, летал, плевался огнем, но я, то есть мы победили.

ВЕДЬМА. Эх, сломали.

АСПАН. Нет, не сломали, мы победили.

Аспан тоже падает, засыпая.

ВЕДЬМА. Масть пошла, а деньги кончились, малята. Победители. Победили, победили, сломали такую машинку. Ломатели. Многофункциональную.

Ведьма из старушки превращается в настоящую ведьму. Она хохочет и смотрит на спящих Жулдыз и Аспана.

ВЕДЬМА. Спасибо, что разбудил и сам привез. Ну, здравствуй, доча. Сколько лет, сколько зим…

Ведьма, радостно ухмыляясь, выходит из юрты.

СЦЕНА 27. Битва Ведьмы, Кунгей и Гарыша

Вокруг молнии и дождь.

ВЕДЬМА. Как хорош-ш-ш-шо!

КУНГЕЙ. Плохо! Бабушка, выпустите моего брата и невестку!

ВЕДЬМА. Ого, а ты-то кто такая?

Ведьма машет рукой, и дождь прекращается.

КУНГЕЙ. Я сестра.

ВЕДЬМА. Милосердия?

КУНГЕЙ. Аспана.

ВЕДЬМА. Значит, Аспана… Долго твой братец не засыпал.

КУНГЕЙ. Они любят друг друга.

ВЕДЬМА. Да что вы знаете про любовь, малявки? Они всего пять минут друг с другом знакомы.

КУНГЕЙ. Он освободил ее!

ВЕДЬМА. Да не кричи ты, они мои уже. Навечно.

КУНГЕЙ. Как так? Вечность условна!

ВЕДЬМА. В моем случае безусловна. Аспан станет таким же великаном, как тот, которого он сломал. Манкуртом. Сильным, страшным и покорным моей воле.

КУНГЕЙ. Так тот великан раньше был человеком?

ВЕДЬМА. Тот нет, я его слепила из того, что было, но Аспан будет лучше. Он будет моим рабом, боевым големом, настоящим шала-казахом.

КУНГЕЙ. Нет.

ВЕДЬМА. Да.

КУНГЕЙ. Нет!

ВЕДЬМА. Да! Хватит пререкаться со старшими!

КУНГЕЙ. А Жулдыз?

ВЕДЬМА. Насчет нее у меня другие планы, но тоже большие! Она будет такой же, как я, и даже лучше! Она будет вампиром–лисицей, приходить ночью и сеять кошмары в детских снах! Я воспитаю ее, я ее сделаю! Может, и ты хочешь быть такой?

КУНГЕЙ. Ни за что. И они не будут.

ВЕДЬМА. Тогда умри.

Ведьма бросает в нее камень, который на ходу превращается в змею. Змею сражает стрелой появившийся из ниоткуда Гарыш.

ГАРЫШ. Не сегодня!

ВЕДЬМА. Узнаю стрелу.

ГАРЫШ. Не стрелу, а руку.

КУНГЕЙ. Гарыш-ага, спасайте…

ГАРЫШ (Ведьме). Ну здравствуй, дорогая…

КУНГЕЙ. А, так вы знакомы?

ВЕДЬМА. Более чем! Мы были парой, мегапарой, мультимегапарой, которой завидовали звезды и…

ГАРЫШ. Брось… Мы были как кошка с собакой…

ВЕДЬМА. Ох, точно… Ну что, снова кто кого?

Ведьма запускает огненный шар, который растет по мере приближения к Гарышу, и сама взлетает за ним.

СЦЕНА 28. Кунгей спасает Аспана и Жулдыз

Кунгей вбегает в логово Ведьмы и видит спящих Жулдыз и Аспана. Кунгей свистит, и в логово заходят кони. Снаружи раздается взрыв. Кони испуганно ржут.

КУНГЕЙ. Спокойно.

Кунгей выглядывает из дупла и видит, как Гарыш и Ведьма продолжают ссориться.

ВЕДЬМА. Ты всегда был такой!

ГАРЫШ. Какой? Ну, давай, скажи.

ВЕДЬМА. Любил небо над собой и какой-то моральный закон в себе. А его нет! Это заговор слабых. И любить надо было меня! Меня!

Кунгей пожимает плечами. У нее выскакивает подсказка: «Искаженная цитата Канта. И обозначение дискуссии имморалистов и кантианцев. Дилемма неразрешима».

КУНГЕЙ. Вот такая она, семейная жизнь…

Кунгей возвращается в юрту, подводит коней к спящим Аспану и Жулдыз. Первый конь приседает возле Аспана, второй конь, также присев, с помощью Кунгей забрасывает спящего Аспана на первого коня головой. Кунгей и второй конь поднимают спящую Жулдыз. Кунгей тоже взбирается на коня, свесившись, последним движением, забирает волшебную домбру. Поколебавшись, она хватает так же сумку ведьмы.

КУНГЕЙ. Они были вместе. Вот только в каком?

СЦЕНА 29. Поединок Гарыша с Ведьмой

Гарыш продолжает ссориться с Ведьмой, и они вырастают в размерах до неба. Они обмениваются ударами молний, превращаются в огромные голограммы, отражаются в небе на земле и в воде.

Кунгей выезжает с конями из логова Ведьмы.

Ведьма становится тучей, Гарыш пятном света. Раздаются громовые раскаты. Из тучи формируется лицо Ведьмы, и она кричит.

ВЕДЬМА. Опять убегаешь, Одиссей? От жены, от детей! Вернись, я все прощу!

СЦЕНА 30. Кунгей, Откен и Келген

Откен и Келген едут по степи.

ОТКЕН. Маленькие детки – маленькие бедки… Большие детки – большие…

КЕЛГЕН. Хорошо, что они есть.

ОТКЕН. Ну да, так интересней жить.

Погода резко меняется. Они видят отблески молний.

КЕЛГЕН. Гарыш нашел их. Такой шум.

ОТКЕН. Не знаю, их или нет, но свою судьбу точно.

Издалека Откен и Келген видят Кунгей. Она едет к ним навстречу и ведет на поводу еще одного коня.

КЕЛГЕН и ОТКЕН (хором). Кунгей!

КЕЛГЕН. Где Аспан?

ОТКЕН. Девочка моя.

Кунгей подъезжает, и все спешиваются. Кунгей показывает на Жулдыз и Аспана.

КУНГЕЙ. Они спят. Это Жулдыз.

ОТКЕН. Уже отпраздновали? Хорошо посидели?

КЕЛГЕН. Шутка неуместна. Красивое имя.

ОТКЕН. А девочка хороша.

Келген смотрит на Откена.

КЕЛГЕН. И это тоже неуместно.

ОТКЕН (оправдываясь). Для нашего мальчика и имени соответствует.

КУНГЕЙ. Папа, мама. Гарыш-ага…

Она не успевает договорить. Раздается взрыв в небе на фоне тучи. Это Гарыш взорвался во время битвы с Ведьмой.

ОТКЕН. Надо бежать. Тут какая-то не наша война.

СЦЕНА 31. Кунгей, Откен и Келген будят Аспана и Жулдыз

То же самое место.

КЕЛГЕН. Сперва их надо разбудить.

КУНГЕЙ. Там такая могучая ведьма, злющая. Она была замужем за Гарышем, или я не знаю, как там бывает у волшебников.

ОТКЕН. Он холостой был всегда. А детки наши спят как-то нехорошо.

КЕЛГЕН. Ну это как раз и не страшно. Наркотический сон.

ОТКЕН. Смотри, мы еще на что-то сгодимся.

Откен берет домбру и играет. Аспан начинает стонать, а Жулдыз всхлипывать. Они просыпаются.

АСПАН. О-о-ой. Умереть, уснуть… Папа я дома?

КЕЛГЕН. И видеть сны… Видел сны? Что с тобой?

АСПАН. Мама.

КЕЛГЕН (с умилением). Меня видел во сне? Мамочку.

ОТКЕН. Хватит мамкать. Он жив, и здоров, и будет жить, не тужить. И ты вырос, сын, невесту везешь, люди говорят.

Жулдыз встает.

ЖУЛДЫЗ (кланяется). Здравствуйте, правду люди говорят.

КЕЛГЕН. Салем беру, научена… Сватовство будет? Или уже поздно?

КУНГЕЙ. Родители и уважаемые молодожены, или обрученные, пока неважно, на правах сестры и участницы подвигов моего брата, не хочу портить вам встречу, но…

АСПАН. Ну, говори уж, не томи.

КУНГЕЙ. …имею сказать нечто важное. Формальности необходимо отложить, так как Гарыш-ага пропал в страшном поединке. Взорвался в небе. За нас всех.

ЖУЛДЫЗ. Кто это?

АСПАН. Очень важный человек для нас всех. Он и начал все это приключение.

КУНГЕЙ. Я видела его последнюю битву с Ведьмой.

АСПАН и ЖУЛДЫЗ (хором). Какой ведьмой?

КУНГЕЙ. Вы зашли в юрту, и оттуда вышла страшная Ведьма.

АСПАН. Нет, в юрте была бабушка.

КУНГЕЙ. Может, эта Ведьма и бабушку в плену держит?

ЖУЛДЫЗ. Что делать-то будем?

ОТКЕН. Гарыша надо выручать, бабушку, если она действительно есть, надо найти.

КЕЛГЕН. Гарыш не так прост, чтобы просто пропасть… Нам нужно поехать к нему в пещеру, там много чего интересного…

КУНГЕЙ. А ничего, что мы в его вещах будем рыться? Это никому не понравится. Мне бы не понравилось.

АСПАН. Поддерживаю, хоть мы и прожили там долго, но некоторые вещи он нам не показывал.

ОТКЕН. Мы тоже у него бывали, и нам он тоже не все показывал. Вот и сравним.

КЕЛГЕН. Он, может быть, погиб, но такие люди так просто не уходят. Он волшебник… Он что-то приготовил на такой случай.

ЖУЛДЫЗ. Если мы разделились, и у меня есть право голоса…

КЕЛГЕН. Конечно, права гарантированы, ты имеешь право молчать.

ОТКЕН. И говорить.

КУНГЕЙ. Поехали уже, тут каждая минута дорога.

АСПАН. Кто же была эта добрая старушка?

ОТКЕН. Или Ведьма… Ведьмы часто притворяются добрыми старушками…

КУНГЕЙ. Мне показалось, что они с Гарыш-ага хорошо знакомы. Вот что у меня есть.

Кунгей вытаскивает сумку Ведьмы и вытряхивает из нее различные предметы: волшебные палочки, амулеты, детские игрушки и записные книжки.

АСПАН. А кто тут проповедовал, что в чужих вещах рыться?

КУНГЕЙ. Это трофей, вас спасала – прихватила.

ЖУЛДЫЗ. Смотрите.

Жулдыз показывает на камень-талисман с изображением Гарыша в сердечке. Изображение перечеркнуто.

КУНГЕЙ. Я же говорила… Они ссорились так, как будто знают друг друга тысячу лет.

ОТКЕН. Как мы с вашей мамой?

Келген закатывает глаза.

АСПАН. Все, решено. Едем в пещеру Гарыша-ага. Если он жив, то мы должны ему помочь. А если он… В общем, едем.

Все садятся на лошадей и едут. Жулдыз сидит спереди Аспана. Аспан натыкается на ее гребень в гриве коня. Аспан кладет руку Жулдыз на гребень и накрывает сверху своей рукой.

СЦЕНА 32. У Гарыша в пещере

Кунгей, Аспан, Жулдыз, Келген и Откен бродят по пещере Гарыша.

ЖУЛДЫЗ. Ого, да тут целый замок, подземный дворец или мавзолей.

КЕЛГЕН. Не отвлекаемся. Ищем.

АСПАН. Что ищем-то?

ОТКЕН. Что-нибудь интересное.

Жулдыз рассматривает аппараты и всяческие приспособления.

ЖУЛДЫЗ. Тут все интересное.

КУНГЕЙ. Ты как раз ничего не трогай. Тут тоже ловушки или загадки могут быть.

АСПАН. Пусть трогает, что хочет.

Кунгей злится.

КЕЛГЕН. Так, успокоились.

ОТКЕН. Я, кажется, кое-что нашел. Тут письмо. Оно сверху лежало.

Откен поднимает лист и зачитывает. Все поворачиваются к нему.

ОТКЕН. «Друзья, если вы читаете это письмо, прошу в моей смерти винить… зачеркнуто… значит, мой дом принял вас,и со мной случилось что-то серьезное. Чтобы узнать, что делать дальше, у вас должны быть права доступа». Что-то непонятно, хотя…

КЕЛГЕН. Кратко и запутанно, в его духе. Какие права? Кому?

КУНГЕЙ. Доступа. Я, кажется, понимаю. Это письмо – только вводная часть. Мы должны еще что-то сделать.

АСПАН. Жулдыз, ты же волшебница.

ЖУЛДЫЗ. Только учусь. Я думаю, нам нужен какой-то магический предмет...

АСПАН. Ага, уже понятней. У нас есть один магический предмет. Папа.

Откен достает домбру и играет на ней – ничего не происходит. Он пожимает плечами и передает домбру Аспану. Тот играет другую мелодию, и ничего не происходит. Кунгей берет домбру и играет. По пещере проходит какой-то вздох.

КЕЛГЕН. Давай, давай, доча, качай.

Кунгей продолжает играть. Ничего не происходит, все напряженно слушают. Келген берет домбру.

КЕЛГЕН. Все приходится делать самой.

Келген играет ритмичную мелодию. Ничего не происходит.

ЖУЛДЫЗ. Можно я попробую?

КЕЛГЕН. А ты умеешь? Но ты же его не знала даже.

ОТКЕН. Пусть попробует, хуже не будет.

Жулдыз берет домбру, настраивает, подкручивая колки, и играет Сары Арку. Пещера начинает играть в ответ, как целый оркестр.

КУНГЕЙ. Ого, статус повышен.

АСПАН. А дальше?

Музыка замолкает, и звучит голос Гарыша.

ГАРЫШ. Скажи!

КЕЛГЕН (обращаясь к Жулдыз) . Скажи что-нибудь.

ГАРЫШ. Келген, не мешай.

КЕЛГЕН. Ты здесь?

ГАРЫШ. Я же сказал: не мешай.

ОТКЕН. Он не здесь, это что-то другое, говори быстрее.

ЖУЛДЫЗ. Здравствуйте.

ГОЛОС ПЕЩЕРЫ. Голос идентифицирован.

ГАРЫШ. Ты теперь владелица пещеры. Она будет слушать тебя, пока меня нет.

КУНГЕЙ. А при нас он так не делал.

АСПАН. Подождите, где Гарыш? Спроси.

ЖУЛДЫЗ. Где Гарыш?

На стене появляется изображение в два ракурса: сверху и как в Аction-камере. Гарыш летит сквозь облака. Он долетает до дома Ведьмы. Мы видим, как Ведьма бросает камень-змею. Гарыш стреляет в змею из лука. Начинается бой Ведьмы и Гарыша. От удара происходит вспышка, один ракурс Action-камеры пропадает, Гарыш резко ускоряется, и летит в небо сквозь облака, с ним ускоряется и камера сопровождения. Гарыш замедляется и планирует вниз в какой-то местности у озера в снежных горах. Камера зависает над его телом. Он лежит, не шевелясь.

АСПАН. Он погиб?

ОТКЕН. Не похоже.

КЕЛГЕН. Я вообще думала, он бессмертный, я его тридцать лет знаю - как в спирту провалялся!

КУНГЕЙ. Мы должны найти его.

АСПАН. Еще надо остановить Ведьму и освободить ту милую бабушку!

КУНГЕЙ. Забудь.

ЖУЛДЫЗ. Бабушка – это и есть Ведьма.

АСПАН. Ты откуда знаешь?

ГОЛОС ПЕЩЕРЫ. Подтверждаю.

АСПАН. Пещера тебя только слушает, спроси ее, где Гарыш?

ЖУЛДЫЗ. Где Гарыш?

Пещера молчит.

ЖУЛДЫЗ. Как победить Ведьму?

ГОЛОС ПЕЩЕРЫ. У любого волшебника есть места и предметы, где он черпает свою силу. Надо отключить или разрушить его место силы. Обычно это его дом, лаборатория или люди, которых он защищает.

ЖУЛДЫЗ. Что нам делать?

ГОЛОС ПЕЩЕРЫ. Отдохнуть.

ОТКЕН. Хорошо, все спать, завтра обсудим.

Затемнение.

СЦЕНА 33. Откен и Келген просыпаются в пещере Гарыша

Откен открывает глаза.

ОТКЕН. Келген, ты где?

КЕЛГЕН. Вставай, дети пропали или уехали.

ОТКЕН. Как уехали? Ты что? Только встретились.

КЕЛГЕН. Записку оставили.

Келген показывает на большой круглый камень у входа в пещеру. На камне выбита надпись: «Мы ушли остановить ведьму, ищите Гарыш-ага».

ОТКЕН. Еще бы написали «Здесь был Аспан». И как они так тихо на камне надпись сделали? Ты слышала?

КЕЛГЕН. Я не слышала, но это уже неважно.

ОТКЕН. По-моему, я знаю, где Гарыш.

КЕЛГЕН. А что ты вчера не сказал?

ОТКЕН (глядя на камень пристально). Я только сейчас понял, глядя на этот камень…

КЕЛГЕН. Камень?

ОТКЕН. Посмотри на него внимательно… Вспомни…

Флешбэк. Гарыш лежит среди груды больших круглых камней. Около него плачет девочка-подросток – это Келген. К ним подъезжает молодой Откен и играет на домбре. Гарыш открывает глаза. Келген смотрит на Откена влюбленным взглядом. Конец флешбэка.

ОТКЕН. Он около того самого озера, где мы с тобой впервые встретились. Там, где граница и переход миров.

КЕЛГЕН. Там, где ты нас тогда нашел! Я сама должна была догадаться! Он перенес сюда один из тех камней, как сувенир на память!

ОТКЕН. Поехали.

СЦЕНА 34. Кунгей, Аспан и Жулдыз разрабатывают план

Кунгей, Аспан и Жулдыз едут на лошадях.

АСПАН. Гарыш-ага простит нам эту лошадь.

ЖУЛДЫЗ. Хорошая лошадь.

КУНГЕЙ. Ладно, вы не о том сейчас думаете. Все понимают, что мы сейчас делаем?

АСПАН. Я понимаю.

ЖУЛДЫЗ. Повторим, может?

АСПАН. Сто раз уже повторяли.

КУНГЕЙ. Меня смущает, что вокруг горы и деревья. Она их быстро меняет.

АСПАН. Я никак не могу забыть ту бабушку с чаем.

КУНГЕЙ. Какой-то, блин, незакрытый гештальт у тебя… Победишь – я разыщу эту бабушку, я тебе клянусь! Ты ничего не забыл?

АСПАН. Да помню.

ЖУЛДЫЗ. Пообещай, что вернешься живым.

АСПАН. Вам опасней, вы к ней прямо в логово идете, это ты мне обещай!

КУНГЕЙ. Хватит, голубки, еще ничего не началось, а вы уже устроили слезы, сопли и прощание Андромахи и Гектора.

АСПАН. Кунгей, побереги ее.

КУНГЕЙ. Да поберегу, она ж мне не чужая уже.

Аспан спешивается, останавливается, и девушки продолжают ехать вдвоем.

СЦЕНА 35. Кунгей и Жулдыз

Девушки спускаются в долину. Жулдыз начинает плакать.

КУНГЕЙ. Что ты ревешь? План забыла? Все нормально будет, я тебе говорю. Или во дворце спокойней было?

ЖУЛДЫЗ. Не говори так, я плачу оттого, что мы только что встретились, а уже расстаемся.

КУНГЕЙ. Видишь, а ты боялась. Полюбит, не полюбит. Гормоны.

ЖУЛДЫЗ. Что?

КУНГЕЙ. Приехали, говорю.

СЦЕНА 36. Кунгей и Жулдыз играют в загадки

Девушки подъезжают к большому дереву с дуплом. Дупло – от корней огромного дерева и похоже на вход. В дупле сидит Ведьма и говорит в устройство, похожее на телефон.

ВЕДЬМА. Найду я его, это личное, совсем личное.

КУНГЕЙ. Здравствуйте, бабушка.

ВЕДЬМА (в телефон). Ладно, все, чмоки, на связи. (Обращаясь к Кунгей.) Какая я тебе бабушка? Мне всего-то… А, это ты. Не испугалась? Ой, и Жулдыз?

ЖУЛДЫЗ. Откуда вы знаете, как меня зовут?

ВЕДЬМА. Я много о тебе знаю и… И про Гарыша вашего многое могу рассказать.

КУНГЕЙ. Возьмите нас к себе.

ВЕДЬМА. Ее возьму, а тебя… В качестве кого? Колдовать ты не умеешь, а у нее (показывает на Жулдыз) кровь. Кровь не обманешь.

ЖУЛДЫЗ. Какая кровь? Чья?

ВЕДЬМА. Ты не знаешь себя, моя девочка. У тебя способности мои. Почти. Я тебя давно веду. Ты моя… Моя…

ЖУЛДЫЗ. Кто?

ВЕДЬМА. Ученица. Тебе это место даст силу.

ЖУЛДЫЗ. Мы здесь встретили одну бабушку… а потом заснули…

КУНГЕЙ. А я их разбудила, развеяла колдовство.

ВЕДЬМА. Ну это не колдовство, это сон. Медицинский. Они сами бы проснулись. Через месяц, может… А может, и нет. Ладно, засчитаем. Но идешь только ты (показывает на Жулдыз.)

ЖУЛДЫЗ. Я без нее не пойду.

ВЕДЬМА. Она не нужна. Вообще не нужна.

ЖУЛДЫЗ. Я без нее никуда.

ВЕДЬМА. Эй, превращу сейчас вас обеих в камни, чтобы молчать научились. Хотя верность - это хорошо.

КУНГЕЙ. Я хочу учиться колдовству.

Ведьма поворачивается к Кунгей уже нетерпеливо.

ВЕДЬМА. А брат твой где?

КУНГЕЙ. Он…

ЖУЛДЫЗ. Убежал он, мы расстались.

ВЕДЬМА. Трусость — это плохо.

Аспан слышит это из засады и напрягается.

КУНГЕЙ. Вы победили Гарыша, а Аспан испугался… Вы сильнее, и мы хотим у вас учиться.

ЖУЛДЫЗ. Проверьте нас.

ВЕДЬМА. Ладно… (Обращается к Кунгей.) Как я колдую?

Кунгей молчит и смотрит на Жулдыз. Та пожимает плечами. Ведьма постукивает своим посохом.

КУНГЕЙ. Посох!

Ну не всегда, но пойдет для первого раза. Тебе теперь. (Поворачивается к Жулдыз.). Скажи мне, доченька. Милая моя, солнышко лесное.

У Кунгей из подарка Гарыша вылетает ссылка: «Цитата из Визбора. Поэт другой реальности. Время последнего оптимизма коммунистического эксперимента. Похож на Бормана»

КУНГЕЙ (себе под нос). Доченька? Милая?

Ведьма кашляет. Посох в руках у Ведьмы превращается в ажурный, золотой, с камнями, она ставит его около дерева. Потом появляется второй, серебряный, она тоже ставит его возле дерева. Потом появляется и третий - деревянный. Она ставит и его около дерева.

ВЕДЬМА. Какой из них волшебный?

ЖУЛДЫЗ. Да деревянный, что тут гадать. Два драгоценных – для отвлечения внимания.

ВЕДЬМА. Не торопись, можешь оступиться. Подумай.

ЖУЛДЫЗ. Все равно деревянный.

ВЕДЬМА. Не поддаетесь внушению. Это хорошо, значит, сами можете внушать. Ладно, беру вас.

КУНГЕЙ. А третьей загадки не будет?

ВЕДЬМА. Будет, доживите до нее.

Все трое заходят в дупло. У дупла появляется Аспан. Он вооружен. Коня ведет в поводу.

СЦЕНА 37. Приезд Аспана к Ведьме

Аспан отрубает огромные ветви у корней дерева, затем начинает раскачивать его ствол. Внутри Ведьма и девушки ощущают толчки и удары.

ВЕДЬМА. Это что такое? Кто там хулиганит? Это вы?

ЖУЛДЫЗ. Нам самим страшно.

ВЕДЬМА. Ладно, разберусь еще с вами. Сидите ровно и не дергайтесь. Я вернусь. Придется самой, по старинке…

Ведьма выходит, девушки остаются внутри.

СЦЕНА 38. Битва Аспана и Ведьмы

Ведьма вылетает из дупла.

ВЕДЬМА. Не ломай, ломатель! Это летающий батискаф в форме дерева. Он умнее вас всех, вместе взятых, включая меня! У него детали из астероидного пояса собраны.

Аспан продолжает ломать дерево. Тогда Ведьма поднимает камни, обрушивает на Аспана вместе с дождем и ветром. Аспан защищается и продолжает качать дерево.

ВЕДЬМА. Ах так? Ну ок… Позабавимся немножко.

Ведьма вылетает из дупла, превращается в гигантского металлизированного роботоподобного варана и бросается на Аспана. Аспан стреляет из лука, и варан сжигает стрелы огнем. Аспан седлает коня, перескакивает варана на коне, ловит его сзади в аркан и начинает крутить. Варан превращается в змею и выскальзывает из аркана. Змея быстро растет и бросается на Аспана. Ее топчет конь, и она обвивается вокруг его ног. Аспан хватает змею за голову, она превращается в пыль и уходит из-под его пальцев. Пыль отлетает, на ходу оформляется в Ведьму с посохом.

ВЕДЬМА. Подруги мои, восстаньте.

Ведьма бьет посохом, и из-под земли вылетают валькирии. Валькирии выстраиваются клином, как бомбардировщики, и под музыку Вагнера пикируют на Аспана. Аспан хватает несколько стрел из колчана,стреляет по валькириям и попадает. Валькирии взрываются.

ВЕДЬМА. Ты где так научился? Какие-то самонаводящиеся и бронебойные стрелы, эх, устаревают мои технологии… Ну, держи тогда стихийное бедствие – старый бабушкин метод.

Ведьма кричит и бьет посохом. На Аспана начинают падать камни. Ведьма метает молнии. Аспан падает с коня. Он вращает саблей так, что камни отлетают от него, некоторые летят обратно в ведьму.

ВЕДЬМА. Ага, так ты хочешь по-взрослому? Суперспособности включаешь. Вырос пацан! Ну, на тебе!

Ведьма закручивает горизонт, и земля переходит в небо.

ВЕДЬМА (хохоча). Что ты сделаешь теперь, двоечник?

Все крутится, вертится, теряется в вихре. Наконец Ведьма успокаивает ветер и выравнивает горизонт. Сдувает пот со лба.

СЦЕНА 39. Кунгей и Жулдыз в дупле у ведьмы

Кунгей и Жулдыз обыскивают убежище Ведьмы. Находят тряпки, ведра, сундуки, склянки. Все пыльное.

КУНГЕЙ. Не может быть. Стоп.

ЖУЛДЫЗ. Что?

КУНГЕЙ. Скажи что-нибудь.

ЖУЛДЫЗ. То есть?

КУНГЕЙ. Тебя та пещера слушала, может, и тут получится.

ЖУЛДЫЗ. Слушай меня, пещера.

ГОЛОС ДУПЛА. Голос идентифицирован.

ЖУЛДЫЗ. Работает!

КУНГЕЙ. Еще непонятно, хорошо это или плохо. Дальше что?

ЖУЛДЫЗ (пещере). Останови Ведьму.

ГОЛОС ДУПЛА. Требуется идентификация второй степени.

КУНГЕЙ. Это что за фокусы? Может, и третья есть?

ЖУЛДЫЗ. Что требуется?

ГОЛОС ДУПЛА. Приложите палец к стене.

КУНГЕЙ. Прикладывай.

Жулдыз прикладывает ладонь к стене.

ЖУЛДЫЗ. Ой!

КУНГЕЙ. Что такое?

ГОЛОС ДУПЛА. Забор биоматериала произведен, ожидайте.

КУНГЕЙ. Какой-то умный дом прямо.

ГОЛОС ДУПЛА. ДНК совпадает, жду ваших распоряжений.

КУНГЕЙ. Давай распоряжения.

ЖУЛДЫЗ. Останови Ведьму.

ГОЛОС ДУПЛА. Невозможно.

ЖУЛДЫЗ. Забери у нее силы.

ГОЛОС ДУПЛА. Ошибка.

КУНГЕЙ. Защита какая-то, но отвечает.

ЖУЛДЫЗ. Перестань ее поддерживать. Умри.

ГОЛОС ДУПЛА. Принято. Режим деактивации и последующей консервации включен. Катапультирование.

КУНГЕЙ (ее глаза расширяются от ужаса). Что?! Нет, по…

Но дупло уже готово и девушек выплевывает наружу, прямо в центр поединка Ведьмы и Аспана. Обе больно ударяются. Аспан обездвижен. Ведьма подступает к Аспану и спотыкается. У нее что-то пикает на руке.

ВЕДЬМА. Ой, что это? Что-то в спину вступило… Или пейсмейкер барахлит. Ай, потом разберусь, не до тебя.

КУНГЕЙ (шепчет) . Аспан, соберись, она слабеет.

ЖУЛДЫЗ (Аспану). У нас же дети должны были родиться. Герои, которые спасут весь мир!

ВЕДЬМА. Ну что, малыш?

Ведьма продолжает приближаться к Аспану. У Аспана нет никакого оружия, он ранен, его одежда порвана. Кунгей видит домбру Откена, которая валяется неподалеку. Кунгей хватает ее и кидает Аспану.

ВЕДЬМА. Занятная вещица и знакомая… Дух твой в ней, наверное? Готов умереть? Как ты хочешь умереть?

АСПАН. Как? В старости, лет в сто пятьдесят, в своей кровати, в окружении детей и внуков. Вы же сами были маленькой, у вас тоже были папа и мама, они вас целовали и нюхали макушку, и вы любили цветы, бабочек и котят…

ВЕДЬМА. Ты герой или нет? Герой умирает молодым! Умри достойно, без соплей! А котят я топила, бабочкам крылья отрывала, выпивала из них нектар, а сейчас я выпью и твою кровь! Я высосу твой мозг! Уничтожу все твои воспоминания, всю твою любовь, и ты станешь моим рабом! Ну, иди сюда, иди к бабушке…

ЖУЛДЫЗ (кричит). А-а!

КУНГЕЙ. Домбра, Аспан, играй! Играй!

Ведьма острым концом посоха, как копьем, пытается проткнуть домбру. Аспан уворачивается, из последних сил бьет по струнам домбры и раздается волшебный звук. Время останавливается.

СЦЕНА 40. Герои на границе миров

Все покрывается белым туманом. Время останавливается, Ведьма застыла в прыжке с посохом. Кунгей и Жулдыз бегут к Аспану. Аспан недоуменно трясет головой. Пейзаж меняется: появляются снежные горы и озеро.

АСПАН. Мы все уже умерли? И вы, и я? Все зря? Нас больше нет?

КУНГЕЙ. Это вроде третий из миров? Гарыш говорил, что их много.

ЖУЛДЫЗ. Мы вроде бы живы… А почему она застыла?

Из тумана выходят Гарыш, Келген и Откен.

ГАРЫШ. Я здесь.

КЕЛГЕН. Мы тоже здесь.

ОТКЕН. Тут нет пространства и времени в обычном смысле. Мы на границе миров. Тут есть все ответы.

ГАРЫШ. Вернее, тут нет вопросов.

КЕЛГЕН. И раны заживают. Аспан, вставай, твои раны зажили, иди и побеждай.

ОТКЕН. Мы не здесь, мы в том мире и не умерли, мы просто можем перемещаться. Это ворота между мирами.

АСПАН. Сложно все… А потом она меня по голове ударила несколько раз. У меня, видимо, сотрясение…

КУНГЕЙ. И как мы вернемся?

ЖУЛДЫЗ. Надо монетку найти, попасть в нее и вернуться.

ГАРЫШ. Домбра. Она сама решает, настало время или нет.

КУНГЕЙ. Можно вопрос, ну раз время стоит?

ГАРЫШ. Спрашивай.

КУНГЕЙ. Вам ведьма кто? И Жулдыз?

ЖУЛДЫЗ. Я?

ГАРЫШ. Все сложно.

ЖУЛДЫЗ. Говорите. Пожалуйста…

ГАРЫШ. Мы давно знакомы.

АСПАН и ЖУЛДЫЗ (хором) . Что?

КЕЛГЕН. А я знала.

ГАРЫШ. Мы познакомились очень давно… Поначалу она была другой…

ОТКЕН. Ну так часто бывает в семейной жизни…

ГАРЫШ. У нас было много общего… Общие интересы, карьера, в общем, все… Но потом… Оказалось, что она совсем другой человек…

КЕЛГЕН. Ну так тоже бывает… В семейной жизни…

ГАРЫШ. Ее навыки и умения были направлены не во благо, а во вред людям… Но было уже поздно… У нас появился ребенок…

ЖУЛДЫЗ. Что?

ГАРЫШ. Наша дочь… Я решил забрать ее и воспитывать сам, но она выкрала ее у меня… Дочь ей была не нужна, поэтому она поместила ее в пустой город и придумала проклятие с монеткой… После очередного суда… то есть… после разбирательства, я усыпил ее, но найти ключ от плена дочери так и не смог…

ЖУЛДЫЗ. Так это был ты? Тот человек, который присылал мне лучших нянь и учителей все эти годы?

ГАРЫШ. Я делал все, что мог…

АСПАН. Гарыш-ага?

КУНГЕЙ (Аспану). Стой, ему надо выговориться, это сеанс саморефлексии и терапии.

ГАРЫШ. Но моя бывшая! Она же просто ведьма…

ЖУЛДЫЗ (потрясенно). Мама?

ОТКЕН. Ой-ей…

КЕЛГЕН. Ты моих детей послал эту кашу расхлебывать?

ОТКЕН. Наших, милая.

ГАРЫШ. Никто, кроме них, не мог это изменить.

ЖУЛДЫЗ. Спасибо, папа… Я очень ценю… И спасибо, что прислал ко мне Аспана.

ГАРЫШ. Ты спасена, дочь моя. И ты нашла свое счастье.

АСПАН. Не закончилось еще ничего. Надо возвращаться и победить ведьму.

ЖУЛДЫЗ. Пожалуйста, только будь с ней помягче…

КУНГЕЙ. Сострадание, конечно, нужная вещь, но в данном случае…

АСПАН. Потом договорим. Все – в бой.

Аспан берет домбру и ударяет по струнам.

СЦЕНА 41. Возвращение в сражение

Все возвращаются в прежнее положение. Ведьма в прыжке с посохом нацелена на домбру, Аспан изворачивается и выхватывает у нее посох.

Кунгей подхватывает домбру.

ЖУЛДЫЗ. Осторожнее!

КУНГЕЙ. Кидай его куда-нибудь уже.

Аспан борется с ведьмой.

АСПАН. Я понимаю, конечно, у всех проблемы с тещами, но не такие же...

Аспан, размахнувшись, кидает посох в небо, и ведьма улетает вслед за ним. Она кричит страшно и одновременно удивленно. Вся природа восстанавливается. Выходит солнце. Вдалеке балбалы превращаются в людей.

КУНГЕЙ. Это все?

СЦЕНА 42. Воссоединение

Кунгей, Жулдыз и Аспан возвращаются к пещере Гарыша и видят там родителей и самого Гарыша. Они обнимаются.

СЦЕНА 43. Свадьба Аспана и Жулдыз

Жулдыз и Аспан женятся. Идет той, щедро накрыт огромный стол. Откен играет на домбре, поют птицы, танцуют животные. Аспан с Жулдыз держатся за руки.

КЕЛГЕН. Гарыш-ага, скажете слово?

ГАРЫШ. Сегодня у нас особенный день…

У Гарыша неожиданно пищит его устройство связи – это ему приходит видеопривет.

КУНГЕЙ. Снова колдовство?

ГАРЫШ (поднимаясь). Келген, продолжи, извините, веселитесь.

КУНГЕЙ. Так, что это за устройство? Мне кажется, я его уже видела…

ГАРЫШ (удаляясь). Это еще не изобрели здесь, в этом времени.

КЕЛГЕН. Дорогие наши дети…

Гарыш вытаскивает устройство, похожее на сотовый телефон. В воздухе образуется силуэт ведьмы со словом «поздравляю» и поцелуем, и появляется надпись «Не скучайте, рада за дочу, скоро буду». Кунгей это видит и открывает рот от изумления.

КОНЕЦ

Ныгмет Ибадильдин

Ныгмет Ибадильдин — родился и живет в Казахстане. Учился в Открытой литературной школе г. Алматы (семинары драматургии и поэзии). Сценарий авторского мультфильма отбирался на Almaty Film Festival. Публиковался как журналист и как исследователь в различных казахстанских изданиях. Академические статьи и главы выходили в Казахстане и за рубежом.