Дактиль

Казахстанский литературный онлайн-журнал

Татьяна Васильева

Надежда

Святочный рассказ

— Да, доктор. Я все понимаю.

— Надя, предварительные прогнозы, судя по снимку, весьма не утешительные. Но давайте дождемся результатов биопсии. Они будут готовы в понедельник. И тогда все станет ясно.

— Конечно, доктор, спасибо. Я позвоню вам после выходных.

Надя словно во сне вышла из клиники. Хотелось кричать, хотелось выть, хотелось обнять маму. Прижаться к ней, как в детстве.

— Нет. Нет. Нет. Еще ничего не ясно. Неизвестно. Все будет хорошо.

Надо держаться. Надо быть взрослой, в свои тридцать два. Надо быть сильной.

Когда успело стемнеть? Когда успело выпасть так много снега?

Сколько она простояла возле клиники?

Надя всем сердцем боялась прихода зимы. Почти каждая зима кого-то забирала у нее. Сначала бабушку, потом деда, потом отца. В этом году зима пытается украсть маму.

Люди спешили. Деловито сновали мимо. Люди несли полные сумки продуктов. Люди готовились к праздникам. Суета, суета, суета. Все эти новогодние приготовления, все эти гирлянды и наряженные елки при дневном свете в сером и грязном городе выглядели нелепо. Теперь же, вечером, на фоне свежего пушистого снега смотрелись так празднично, так торжественно.

Надя уже несколько лет не отмечала ни Новый год, ни Рождество. Какое тут может быть веселье. Но этот свежий, новорожденный снег...

— Праздник. Надо устроить праздник. И пусть до Нового года еще две недели. Ну и что! Деньги, слава богу, есть. Надо купить шампанское. И мандаринов. И буженины. И сыр рокфор. Господи, какой рокфор? Нет в ближайших магазинах никакого рокфора. Поехать в большой супермаркет? Нет. Оставлять надолго мать одну никак нельзя. Мама раньше обожала рокфор. Как она его ела? Там от одного запаха ужаснуться можно. Тогда икры. Да, обязательно купить икры. Хотя бы что-то одно надо купить. Что-то такое, из прошлой, радостной жизни.

Маленький продуктовый магазин находился совсем недалеко от клиники. Вот здесь, за углом.

Новая неоновая вывеска ярко горела над входом:

«”Светлое и Темное”

Продуктовый магазин»

— Странное название. Может, владельцы сменились? Пивом теперь торгуют, что ли?

Надя вошла в магазин. За прилавком стояли два улыбчивых парня, удивительно похожих друг на друга.

— Добрый вечер. Можно мне, пожалуйста, шампанское. Да, вот это, и килограмм мандаринов.

— Конечно, можно. А хотите буженины?

— Или, может быть, икры?

— Или, может быть, сыр рокфор?

— Рокфор? А как вы... У вас есть рокфор? Вы шутите?

— Нет. Отчего же. Какие в вашей ситуации могут быть шутки.

— Да, какие шутки? Все свежее, только сегодня привезли.

— Конечно, давайте. Но у меня нет столько наличных. Я как-то на рокфор сегодня не рассчитывала, знаете ли. Можно переводом?

— Можно. Вот на этот номер, пожалуйста.

— Да. Вот на этот номер.

Надя вышла из магазина в полном недоумении.

— Странные, очень странные ребята.

Надю охватило какое-то смутное волнение.

— Забыла документы, справки? Нет. Вот они. Так, телефон. Оставила там телефон?

— Да не вернется она!

— А я говорю: вернется! Заметит и вернется.

— Не вернется. На что спорим?

— Ты знаешь, на что.

— Вообще-то, на это спорить нельзя... Хотя в ее случае. Ладно, давай!

— Телефон? Нет. Вот же телефон, в кармане. Отчего так беспокойно? Надо маме позвонить. Стоп. А где уведомление? Всегда приходит сообщение о списании средств. Вот те раз. Не ушли деньги с карты. Приличная сумма, между прочим. Так, и что делать? Идти домой и спокойно съесть краденые продукты? Нет, не пойдет. Я не воровка, как эта проклятая зима.

Надя вернулась в магазин.

Оба продавца стояли на том же самом месте и так же улыбались.

— Вы меня извините, вы не могли бы проверить, вам сумма на карту поступила? Мне кажется, у меня не было списания.

— Надо же. Нет. И правда не поступила. Давно у нас такого не было.

— Да. Давненько у нас такого не было.

— У кого «у вас»? Это же новый магазин? Как вы так работаете? И почему чеки не даете?

— Зато мы даем стопроцентную гарантию.

— Да. Даем гарантию.

— На что? На то, что ваш рокфор действительно рокфор, а не просто заплесневелый сыр?

— Поверьте. И не только.

— Даб и не толькою

— Посмотрите, пожалуйста, теперь перевод поступил?

— Даб поступилю

— Теперь совершенно точно ваш перевод поступил.

Надя вышла из магазина. Крупные снежинки невесомым пухом кружились в темном небе. На душе отчего-то стало так хорошо!

— Вот ведь горе-продавцы. Лет восемнадцать им максимум. Стоят улыбаются. Рот до ушей. Гарантии они дают, и не только!

И Надежда впервые за долгое время весело рассмеялась.

Вечер пятницы был замечательным. Надя устроила настоящий пир. Мама немного удивилась покупкам, но ела с большим аппетитом и удовольствием. Мама шутила, вспоминала Надино детство. А Надя смотрела на нее украдкой и улыбалась.

Выходные пролетели быстро. А в понедельник утром Надю разбудил взволнованный голос врача.

— Надежда, доброе утро. Пришли результаты биопсии. Сегодня же, как можно скорее, маму на повторное КТ. Вы знаете, я, конечно, слышал о таком, но в моей практике это впервые. Я еще раз посмотрел ее предыдущие снимки ...

— Доктор, что случилось? Что там? Что?

— Ничего там. Ничего там нет, Наденька! Вы представляете — чисто! Не знаю, как такое может быть. Я ведь сам их лично смотрел. Срочно с мамой ко мне! Срочно!

Надя закрыла лицо руками и тихо заплакала. Она поняла — зима отступила.

Татьяна Васильева

Татьяна Васильева — родилась в Алматы в 1979 году. В 2001 закончила Академию гражданской авиации по специальности «Экономика и менеджмент на воздушном транспорте». Долгое время работала в ОАО «Международный аэропорт Алматы». Замужем. Два сына. Участвовала в постановках независимого театра как актриса и стейдж-менеджер. Училась в ОЛША на семинаре поэзии Тиграна Туниянца и Елены Радосновой. Училась на семинаре прозы и детской литературы Елены Клепиковой и Ксении Рогожниковой. Публиковалась в сборнике альманаха LiterraNOVA.